Максим Чудов: "Никогда не ставлю перед собой недостижимые цели"

Октябрь. Рамзау. Максим ЧУДОВ. Фото Александра ВИЛЬФА, "РИА Новости". Фото "СЭ"
Октябрь. Рамзау. Максим ЧУДОВ. Фото Александра ВИЛЬФА, "РИА Новости". Фото "СЭ"
19

СОБЕСЕДНИКИ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ

Мы долго не могли договориться насчет этой беседы. Трехкратный чемпион мира вроде бы и не отказывал в интервью, но планы встретиться с ним раз за разом срывались. И лишь в начале октября, когда разговор все же состоялся в Рамзау, где мужская сборная России проводила предсезонный сбор, я вдруг поняла, что никогда раньше не знала такого Макса Чудова. Словно не год он прожил в отрыве от сборной, а целую жизнь. А во взгляде, даже когда улыбается, угадываются только два чувства: боль и обида.

- Максим, весной 2011-го вы оставили биатлон после целого ряда достаточно сокрушительных неудач. А когда сами начали чувствовать, что все стало идти наперекосяк?

- Знаете, мне хотелось бы начать с другого. Поблагодарить всех тех, кто за меня болел и верил в меня все то время, когда дела у меня шли, скажем так, не очень хорошо. Это я говорю совершенно искренне. Потому что только сейчас по-настоящему понял реальную ценность этой поддержки. Что касается вашего вопроса, я действительно очень долго болел. И болезнь эта, как выяснилось, началась гораздо раньше, чем мне был поставлен диагноз: воспаление кости позвоночника и позвоночного диска. Диагноз, сами понимаете, паршивый, так что последствия могли оказаться самыми плачевными.

- Когда именно болезнь проявилась впервые?

- Это сложно понять. У спортсменов в процессе подготовки неизбежно бывают периоды, когда ты понимаешь, что не можешь переносить ту или иную нагрузку. Такое, к примеру, случается, когда человек перетренировался или же не успел восстановиться. Перед Олимпиадой в Ванкувере я прекрасно понимал, что тренируюсь очень много. После общих занятий нередко давал себе дополнительную нагрузку, в общем, с самого начала того сезона старался сделать все возможное, чтобы заложить максимально мощный "фундамент". Поэтому меня не сильно беспокоило состояние постоянного переутомления - оно воспринималось как абсолютно нормальное.

К тому же дважды в год нас в Москве полностью обследовали медики. Все это делается исключительно ради "галочки" - меня в этом вряд ли теперь кто переубедит. Во всяком случае мои проблемы с позвоночником врачи просто проморгали.

- А вы говорили им, что спина вас беспокоит?

- Жаловался, что постоянно испытываю довольно сильные, тянущие боли, меня отправляли на рентгеновское обследование, но снимки ничего не показывали. Нагрузки же постоянно усугубляли состояние позвоночника. Начало следующего после Олимпиады сезона я еще как-то терпел, хотя находился в состоянии какой-то плавающей боли. Но когда в конце января мы поехали на два этапа Кубка мира в Америку, четко понял: все происходящее несколько серьезнее, чем я себе представляю. Я перестал спать ночами, практически не мог поднимать что-либо тяжелое, даже ложиться на коврик на стрелковых рубежах и вставать с него стало колоссальной проблемой.

Опять же, поскольку врачи не понимали, что со мной происходит, я постоянно пытался найти какие-то объяснения сам. Например, списать все на Олимпиаду: все-таки напряжение тех соревнований было во всех смыслах достаточно высоким, чтобы пройти без последствий. Вполне, кстати, допускаю, что Игры и связанный с ними стресс просто спровоцировали обострение всех тех проблем медицинского характера, что долгие годы накапливались в организме.

- И тем не менее вы продолжали тренироваться?

- Перед чемпионатом мира-2011, который проходил в Ханты-Мансийске, я пригласил личного массажиста и ради этого даже раньше времени прилетел из-за границы на подготовку в Уват. Только благодаря массажу удалось заглушить боль и поднять общее состояние на тот уровень, который позволял продолжать бегать. Хотя применительно к чемпионату мира понятия не имел, на каких дистанциях буду выступать и буду ли вообще. Точного диагноза я тогда еще не знал. Мы почти постоянно находились за границей и для того, чтобы пройти дома серьезное обследование, просто не было возможностей. Обследоваться я хотел именно в Уфе, поскольку там у меня и связи имеются, и уровень специалистов высокий. Ну а в Ханты-Мансийске все пошло настолько плохо, что я собрал вещи и принял решение улететь домой, чтобы экстренно начать лечиться.

Обследование в Уфе выявило позвоночные грыжи в поясничном и грудном отделах. В Москве, куда я прилетел, чтобы еще раз проверить диагноз, мне сказали, что в позвоночных дисках имеются незначительные изменения - протрузии, которые можно компенсировать физическими упражнениями. После этого я на свой страх и риск полетел в Германию - в клинику под Франкфуртом, которую мне очень рекомендовали именно в плане остеопатии и всевозможных патологий. Там меня просканировали на всевозможных аппаратах и поставили тот диагноз, который я вам назвал.

- Поэтому вы решили остаться на лечение именно в этой клинике?

- Решение остаться я принимал на каком-то бессознательном уровне, причем ключевым моментом стала не квалификация специалистов и качество оборудования - я, к слову, думаю, что у нас в стране все это ничуть не хуже, - а отношение ко мне всех сотрудников клиники и персонала. Оно было каким-то очень "домашним": теплым, внимательным, заботливым. Знаете, как бывает, - попадаешь куда-то в первый раз и понимаешь, что не хочется никуда уезжать.

- У вас не было шока, когда вам объявили диагноз?

- На самом деле психологически мне было бы гораздо проще услышать, что нужна операция. Это все-таки конкретика: разрезать, заменить плохой позвонок или его часть искусственным… Как я уже успел узнать, пока обследовался, такая операция могла бы занять максимум часа два. Плюс - полгода реабилитации. И все, ты - как новый. Здесь же, когда я услышал, что никакой речи об оперативном вмешательстве быть не может, а может быть лишь очень длительное лечение без каких бы то ни было гарантий, мне реально стало не по себе.

- В чем заключалось лечение?

- Сначала мне делали уколы в позвоночник. Первый курс не дал никаких результатов, поэтому врачи решили перевести меня на таблетки. Вот тут уже - после двух курсов подряд - пошло видимое улучшение. Потом мне предложили два варианта лечения на выбор, которые сильно отличались по срокам восстановления и, соответственно, по цене. Естественно, я выбрал более быстрый и дорогой вариант. Несмотря на это, лечение заняло в общей сложности больше года.

- В плане возвращения в большой спорт врачи хоть как-то вас обнадеживали?

- Они сказали, что я приехал очень вовремя. Потому что если бы протянул еще пару-тройку месяцев, все могло бы закончиться инвалидной коляской. Когда я спросил, смогу ли продолжать выступления, мне ответили, что вероятность возвращения достаточно высока, но следить за состоянием позвоночника мне придется постоянно.

- Кто вам все это оплачивал?

- Тут такая история получилась… Смешная и грустная. На лечение я потратил 25 тысяч евро. Это - без учета перелетов, проживания и питания, исключительно на медикаменты и процедуры. Единственный, кто потом помог, - это Союз биатлонистов России (СБР). Правда, мне компенсировали только треть суммы, потому что решение лечиться именно в этой клинике я принимал самостоятельно. Всё остальное получилось из своего кармана. Ни регион, ни другие организации не помогли. Такое ощущение, будто получил травму, разгружая вагоны по ночам вместо тренировок. Но дело даже не в том, компенсируют мне эти расходы или нет. А в том, что именно тогда я отчетливо понял, что все мои проблемы - это только мои проблемы.

- За время лечения у вас хоть раз возникала мысль оставить спорт?

- Нет, желание вернуться только возрастало. Не потому, что я рвался кому-то что-то доказать. В конце концов, я уже много чего достиг в биатлоне. Просто хотелось еще побегать, попасть на Игры в Сочи, выступить перед своими болельщиками. Такая возможность бывает нечасто. Ну а когда столкнулся с тем, что все отвернулись… Это не жалоба, поймите правильно. Я и не виню никого, просто констатирую некую данность. Как-то все сошлось: беременная жена, рождение сына, болезнь, чувство, что никому не нужен… Собственно, благодаря жене и сыну я и решил, что обязательно должен продолжить выступления. Для них. Чтобы таким образом выразить им свою благодарность за поддержку, которая шла от них все это время.

- Насколько важен был для вас летний чемпионат мира в Уфе, где вы выиграли спринтерскую гонку?

- Эти соревнования в определенном смысле стали прежде всего проверкой сил. Надо было пройти через них, как через завершающий этап летней подготовки. Чтобы понять, как готовиться дальше.

- Соскучились по соревнованиям за время лечения?

- На самом деле я только на финишном круге понял, до какой степени соскучился. Бежал и вспоминал самые разные моменты, которые случались в моей карьере, когда я побеждал. Вообще это было очень правильное решение - участвовать в этом чемпионате. Не только потому, что я выиграл. Мне очень хотелось порадовать достойным возвращением прежде всего своих, уфимских болельщиков.

- Нервничали сильно?

- На самом деле гораздо больше я нервничал на первых контрольных соревнованиях. С одной стороны, понимал, вернувшись в сборную, что я слабее тех, кто там тренируется. С другой - сам себе говорил, что у меня есть опыт. Что я знаю, в чем именно сейчас слабее, и это поправимо. Что нужно просто сделать то, что я умею.

- А вас не раздражает, что при постоянных изменениях в тренерском штабе вот уже который год приходится постоянно приспосабливаться к новым людям, новым требованиям, новым методикам?

- Видите ли в чем дело… За тот год, что пришлось провести вне сборной, я переосмыслил очень многие вещи. В том числе и в отношении тренировочного процесса. Любой тренер, какие бы методики и упражнения он ни предлагал, стремится к одному и тому же. К результату. И главное для спортсмена заключается не в том, по какой методике тренируется он сам, а в том, чтобы понимать, для чего ты вообще находишься в биатлоне. Лично я нахожусь здесь для того, чтобы реализовать свои стремления через результат. Хотя, наверное, мог бы прекрасно жить и без большого спорта.

- Для вас важно, находится семья рядом или нет?

- Конечно. Когда семьи далеко, то все после тренировок первым делом бегут к компьютерам, заходят в скайп, пишут эсэмэски, чтобы узнать, как дела дома. Это отнимает кучу времени. Когда семья рядом, как сейчас, на сборе в Рамзау, ты дергаешься гораздо меньше. Захотел - поспал, захотел - повозился с ребенком. Естественно, это не распространяется на весь сезон. То, что позволительно во время вкатывания, может сильно мешать в процессе стартов.

- Пока я ждала интервью с вами, услышала интересную фразу. Суть которой сводилась к тому, что вы и Иван Черезов - совершенно другие по своей сути, нежели спортсмены более молодого поколения. Что вам гораздо менее важен бытовой комфорт, внешний антураж…

- Это именно так и есть. Опять же, все сводится к вопросу: "Зачем ты здесь?" Сам я четко знаю ответ. Думаю, Ваня тоже.

- Когда вы только попали в сборную, мотивация была иной?

- Сначала я вообще хотел только попасть в команду. Просто попасть. У меня никогда не было каких-то кумиров, заоблачных целей. В каком-то смысле сборная была пределом мечтаний. Попал. Захотелось большего - выступать на Кубках мира, на мировых чемпионатах. Тоже получилось. Потом захотелось попасть на Олимпийские игры… Я достаточно реалистичный человек. С одной стороны, постоянно ставлю перед собой все более и более высокие цели, с другой - никогда не замахиваюсь на недостижимое. Даже сейчас, после лечения и реабилитации, казалось бы, мне захочется всего и сразу, но парадокс в том, что мне не хочется. Я понимаю, что так не бывает. А значит, надо просто потерпеть.

- Терпеть-то приходится много?

- Первое время я возвращался домой после тренировок и просто падал - не было сил. Особенно тяжело приходилось во время самого первого сбора, который я проходил вместе с молодежной командой в Ижевске. По большому счету именно благодаря тому сбору мне удалось вернуться. Если бы не Михаил Ткаченко и Андрей Падин, которые дали согласие на то, чтобы я тренировался вместе с их командой, я бы никогда не сумел заставить себя работать так, как было нужно. В одиночку это вообще очень сложно.

- Вы ведь, знаю, просили руководство СБР о том, чтобы вас включили в состав основной команды.

- Просил. Как раз потому, что понимал: чем выше будет конкуренция, тем больше у меня будет шансов восстановиться и выйти на уровень своих прежних результатов. Я ведь просил, чтобы меня подключили к сборной не вместо кого-то, а дополнительно - даже не за счет СБР.

- Было очень обидно получить отказ?

- Это была не обида, а, скорее, недоумение. Ну да, чего уж там, конечно, у меня поначалу была мысль вообще послать все к черту и закончить выступления. Не мучить ни себя, ни окружающих. Только потом мы с женой пришли к тому, что нужно хотя бы попробовать. Вот и пробую, настраиваю себя.

- На что?

- На борьбу…

 

 

19
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (19)

энди

adamantane1985 22 Октября 2012 | 11:21 Смею возразить уважаемый)))). Если у Маковеева один раз получилась индивидуалка, это ещё не значит, что он её обожает. Для Андрея, чем меньше огневых рубежей, тем лучше и это заметно невооруженным глазом, спринт и эстафеты у него выходят прилично, остальное не очень. Он же в прошлом сезоне реально мог взять малую "стекляшку") на индивидуалке, все помнят, что на последнюю индивидуалку на ЧМ его даже не поставили и "стекло" разъиграли без его участия, жаль конечно(((, надо было его ставить на индивидуалку, а там как получиться. adamantane1985 22 Октября 2012 | 11:22 Да, я хотел написать, не будет дёргаться, "клава" дурит((((

10:33 23 октября 2012

adamantane1985

И ещё. Очевидно, Вы хотели сказать: "и НЕ будет дёргаться"?

11:22 22 октября 2012

adamantane1985

энди19 Октября 2012 | 11:29 Молодец Макс, что это всё выдержал, главное теперь не падать в "тотале")))!!! На самом деле не надо было ему тянуть последний его безнадёжный сезон, просто критики в его адрес было бы гораздо меньше. Все мы люди и прекрасно понимаем, если ты не можешь выступать на высоком уровне, лучше во-время уйти и решить все проблемы, как говорят, раньше сядешь, раньше выдешь))). И пора нашим верховным тренерам и тактикой немного заняться, а то биатлонистов приблизительно равных по классу много, толку от этого очень мало. Надо распределить роли каждого биатлониста, хотя бы на первые три этапа, а там уже и коррективы вносить. Например, все мы знаем, что Маковеев больше любит спринт, там 2 огневых рубежа, надо дать ему возможность больше стартовать в спринтерских гонках, Макс тоже в своё время любил спринт, пусть они оба и выступают, Устюгов больше любит масс-старт, пусть Женя там и бежит. В эстафетах 4 места, как правило претендуют 5-6 человек, всегда можно найти соломоново решение, к примеру если Макс не тянет на основу мужской эстафеты, можно его поставить в смешанную, на половину сезона, он будет знать, что смешная эстафета его и будет лишний раз дёргаться, так же и с остальными, определить круг лиц, кто бежит ту или иную гонку, для кого она будет основной на первых трёх этапах, ну а остальных добавлять по готовности или в зависимости от ситуёвины. А обстановка в сборной для Макса может сложиться враждебной, его могут кинуть на передовую без обстрела, например беги ка Макс индивидуалку, ежу понятно, что ему там сложно будет показать себя, потом масс-старт, потом опять индивидуалка, результата не будет и досвидос первая сборная. Ну, вообще-то "конёк" Маковеева - это индивидуальная гонка!

11:21 22 октября 2012

matatja2011

Максим, прежде всего, здоровья тебе и, конечно же, успехов в биатлоне.Очень хочется видеть тебя в основном составе. Удачи тебе!!!

21:25 19 октября 2012

массаракш

Он что,на международных соревнованиях прославляет "регион и другие организации"?

14:11 19 октября 2012

энди

Молодец Макс, что это всё выдержал, главное теперь не падать в "тотале")))!!! На самом деле не надо было ему тянуть последний его безнадёжный сезон, просто критики в его адрес было бы гораздо меньше. Все мы люди и прекрасно понимаем, если ты не можешь выступать на высоком уровне, лучше во-время уйти и решить все проблемы, как говорят, раньше сядешь, раньше выдешь))). И пора нашим верховным тренерам и тактикой немного заняться, а то биатлонистов приблизительно равных по классу много, толку от этого очень мало. Надо распределить роли каждого биатлониста, хотя бы на первые три этапа, а там уже и коррективы вносить. Например, все мы знаем, что Маковеев больше любит спринт, там 2 огневых рубежа, надо дать ему возможность больше стартовать в спринтерских гонках, Макс тоже в своё время любил спринт, пусть они оба и выступают, Устюгов больше любит масс-старт, пусть Женя там и бежит. В эстафетах 4 места, как правило претендуют 5-6 человек, всегда можно найти соломоново решение, к примеру если Макс не тянет на основу мужской эстафеты, можно его поставить в смешанную, на половину сезона, он будет знать, что смешная эстафета его и будет лишний раз дёргаться, так же и с остальными, определить круг лиц, кто бежит ту или иную гонку, для кого она будет основной на первых трёх этапах, ну а остальных добавлять по готовности или в зависимости от ситуёвины. А обстановка в сборной для Макса может сложиться враждебной, его могут кинуть на передовую без обстрела, например беги ка Макс индивидуалку, ежу понятно, что ему там сложно будет показать себя, потом масс-старт, потом опять индивидуалка, результата не будет и досвидос первая сборная.

11:29 19 октября 2012

alber

forform 18 Октября 2012 | 09:27 какие именно "немалые призовые"? под полторы сотни тыс долл призовых за Ванкувер, например, плюс авто. Плюс две квартиры до того, плюс ежемесячно от трёх штук долл минимум ("президентские", региональные, сбр-овские...). Без учёта спонсорских.

08:26 19 октября 2012

Gromangarsk

опять - "лёня-верим"...(((((

16:03 18 октября 2012

Русский Ваня

forform 18 Октября 2012 | 09:27 nachipoch 18 Октября 2012 | 08:33 -- какие именно "немалые призовые"? И сколько именно из этих призовых доставалось лично ему? И сколько он в дальнейшем потратит на свое здоровье? Выступать он завершит, а вот болячки никуда не денутся! Ладно бы про футболистов/хоккеистов разговор шел - у тех многомиллионные контракты. Но тут-то стыдно подобное писать. Хотя, если просто потролить, т.к. у самого в жизни ничего за душой нет.... _____________________________ Полностью с Вами согласен! Нечего мужественных спортсменов, для которых сборная не пустой звук и звонкая монета, пытаться очернить. Максим, удачи и здоровья!

13:15 18 октября 2012

Voldemar85

Макс, здоровья тебе! Верим в тебя!

12:24 18 октября 2012

razil132

от любви до ненависти один шаг((

12:18 18 октября 2012

forform

nachipoch 18 Октября 2012 | 08:33 -- какие именно "немалые призовые"? И сколько именно из этих призовых доставалось лично ему? И сколько он в дальнейшем потратит на свое здоровье? Выступать он завершит, а вот болячки никуда не денутся! Ладно бы про футболистов/хоккеистов разговор шел - у тех многомиллионные контракты. Но тут-то стыдно подобное писать. Хотя, если просто потролить, т.к. у самого в жизни ничего за душой нет....

09:27 18 октября 2012

nachipoch

Чудов,как и большинство современных спортсменов, выступая за сборную России получает немалые призовые,особенно по сравнению с зарплатой остальных сограждан,которые тоже не вагоны разгружают. Так что не хрен плакаться.

08:33 18 октября 2012

rossoneri

удачи! хочется, чтобы у него получилось все))

07:51 18 октября 2012

Lukich

Верим!

07:45 18 октября 2012

xxx5

Удачи Макс!!!

05:52 18 октября 2012

nominis

Похоже, Максим наконец повзрослел. Медные трубы позади. Удачи, Максим, буду болеть за твоё возвращение в большой биатлон.

05:29 18 октября 2012

forform

Максим - удачи! У нас сейчас сильная первая сборная - но если у тебя получится вернуться на свой уровень - то будет просто замечательно!

04:13 18 октября 2012

vsvtjo

На Советском Спорте такого бардака, что ниже-нет.

04:00 18 октября 2012