Газета № 7569, 21.02.2018

Никита Трегубов: "Шоу "Скелетон со звездами"? Было бы весело"

16 февраля. Пхенчхан. Эмоции Никиты ТРЕГУБОВА (справа). Фото REUTERS Никита ТРЕГУБОВ. Фото REUTERS Никита ТРЕГУБОВ. Фото REUTERS Никита ТРЕГУБОВ. Фото AFP Никита ТРЕГУБОВ (справа) и Мартинс ДУКУРС. Фото REUTERS Никита ТРЕГУБОВ. Фото REUTERS Никита ТРЕГУБОВ. Фото REUTERS Никита ТРЕГУБОВ. Фото AFP
16 февраля. Пхенчхан. Эмоции Никиты ТРЕГУБОВА (справа). Фото REUTERS

ОЛИМПИАДА-2018. Скелетон

Один из главных российских героев Игр – о суровом кадетском детстве, пересмотре сочинских результатов и отсутствии в Пхенхане олимпийской энергии.

Никита ТРЕГУБОВ
Родился 14 февраля 1995 года в Красноярске.
Серебряный призер Олимпиады-2018, бронзовый призер
ЧМ-2017, серебряный призер ЧЕ-2017, бронзовый призер ЧЕ-2016.

Владимир ИВАНОВ
из Пхенчхана

– Как ваши руки? Мозоли прошли?

– Да не обращайте внимания. Не думайте, будто именно здесь я особенно старался. У нас всегда так.

– Откуда они?

– Это скорее даже не мозоль, а ожог. Когда точишь коньки, они очень сильно нагреваются. Приходится немного терпеть и потом остаются такие вот следы.

– Если бы тренеры были здесь, коньки точили они?

– Нет, это мы обычно делаем сами. Тренеры, как правило, помогают девочкам. Нам тоже могут, но я люблю точить себе сам. Да и многие остальные тоже.

– А девочкам руки берегут?

– Даже не в этом дело. Просто в этом деле у мужчин получается чуть лучше.

Никита ТРЕГУБОВ. Фото REUTERS
Никита ТРЕГУБОВ. Фото REUTERS

ЖАЛЬ, ЧТО В СКЕЛЕТОНЕ ТОЛЬКО ОДИН КОМПЛЕКТ МЕДАЛЕЙ

– Первые дни после олимпийской медали, какие они?

– Полное опустошение. Сил вообще нет. Ни сна, ни аппетита. Только-только начинаю приходить в себя.

– Самое неожиданное поздравление?

– Меня удивило, сколько их вообще было. Даже не думал, что такое бывает. Губернатор Красноярского края Александр Усс почти сразу же позвонил. Близкие, друзья и знакомые говорят, что плакали. Но это еще ладно, даже незнакомые пишут! Благодарят. Спасибо всем!

– Некоторые первое время спят со своими медалями.

– Нет, у меня рядом лежит. Я довольно спокойно к ней отношусь. Главное ведь – не медаль. Ее можно потерять, а вот звание никуда от тебя не денется.

– Встреч и интервью сейчас много. Какие запомнились?

– Общались с Маргаритой Мамун. Я прежде не был знаком с олимпийскими чемпионами из летних видов, было интересно. На разные темы говорили. Например, что в Пхенхане не ощущается олимпийской энергии. Едешь и не понимаешь: а Олимпиада вообще тут? Маргарита говорила, что ей казалось, будто в Бразилии не было атмосферы, однако здесь поняла, что в Рио еще было нормально.

Есть и у наших видов кое-что общее. И в художественной гимнастике, и в скелетоне есть только один шанс в четыре года. Если в лыжах или спортивной гимнастике разыгрывается большое комплектов медалей, то у нас – только один. Не получилось – жди еще четыре года.

– Какие дисциплины можно было бы еще добавить в вашем виде?

– Командную гонку. Можно смешанную, можно чисто мужскую. Думаю, все скелетонисты были бы только рады.

Никита ТРЕГУБОВ. Фото REUTERS
Никита ТРЕГУБОВ. Фото REUTERS

ШКОЛА ЖИЗНИ В КАДЕТСКОМ КОРПУСЕ

– Каким было ваше детство? Улица или компьютер?

– У меня все нормально было, не сидел в компьютерах и телефоне. Любил играть, на лето часто уезжал в деревню к бабушке с дедушкой.

– Вы были хулиганистым парнем?

– Нет-нет. Учился нормально, класса до пятого вообще только пара четверок была. А потом все больше стал уходить в спорт. Мог хорошо написать контрольную, но из-за пропусков все равно итоговая оценка была невысокой. Я из-за этого не переживал. Понимал, что знания заключаются не в оценках.

– Как вы оказались в кадетском корпусе?

– Это было мое желание. Со всего города собирали футбольную команду, которая должна была учиться там.

– Эксперимент удался?

– Уже через полгода не осталось практически никого. Я тоже сначала хотел уйти, но отец сказал: "Сам хотел этого и мы много для этого сделали. Не стоит менять решение на полпути. Учись там".

– К дисциплине быстро привыкли?

– А там по-другому никак. Или терпишь и осваиваешься – либо уходишь. В пятом классе в кадетский корпус приходит 110 человек, а выпускается – 40. Там жестко.

– Что было самым тяжелым в начале?

– Однообразный распорядок дня. Подъем в 7 утра. Сразу зарядка. Зимой тоже. Только если сильные морозы – занимались в казарме. Потом заправляешь кровать, кушаешь и всей ротой идете на плац. Поем гимн России, слушаем наставления – и на учебу. После обеда строевая подготовка или уборка территории. Потом самоподготовка и спортивные секции. А после ужина подшиваешь воротнички, готовишься ко сну. Отбой в 22.00.

– Быстро научились подшивать воротнички?

– Это вообще не проблема. Любой справится.

– Угнетало, что вокруг одни парни?

– А там рядом женская Мариинская гимназия была. Мы даже учились в одном здании, хоть и на разных этажах. У многих отношения завязывались.

– Вы отличаетесь своей прямотой. Когда-нибудь жалели об этом?

– А разве это плохо? Я такой вот по жизни.

– Вы производите впечатление человека, который всегда говорит, что думает. Сколько раз доставалось за это в кадетском корпусе?

– Нормально все было. Конечно, когда вокруг одни пацаны, какие-то конфликты неизбежны. Очень много зависит от того, как ты себя поставишь и в какую компанию попадешь. Наверное, в любом коллективе есть люди, которых чуть больше обижают. Но меня особо никто не трогал. Драки, естественно, бывали, но ничего страшного. Что тут такого?

Никита ТРЕГУБОВ. Фото AFP
Никита ТРЕГУБОВ. Фото AFP

УЖЕ В 6 ЛЕТ ВОДИЛ МАШИНУ

– Самостоятельности вас приучили в "кадетке"?

– Наверное, больше пошло от отца. Я с детства был очень любопытным, и он всегда мне все объяснял. У меня до сих пор так – у тренеров постоянно обо всем спрашиваю. Зачастую различные знания помогают в дальнейшем.

– Своими руками скворечник соберете?

– Соберу. Я же в деревни много времени провел, дед меня многому научил. Я уже в 6 лет на машине ездил. На "Ниве" учился.

– Чем занимался ваш отец?

– У него небольшая фирма. Делает токоприемники. До сих пор этим занимается.

– Неужто вы и с токоприемником справитесь?

– Нет, конечно. Они с мамой инженеры, очень умные люди. Папа сам что-то придумывал, создавал. А я в этом не понимаю, так что мне туда лучше не лезть.

– Есть какие-то дела по дому, которыми вы заниматься не будете точно?

– Могу посуду помыть, полы. Ничего в этом страшного нет. Конечно, не всегда это делаю я, но каких-то противопоказаний нет точно.

Никита ТРЕГУБОВ (справа) и Мартинс ДУКУРС. Фото REUTERS
Никита ТРЕГУБОВ (справа) и Мартинс ДУКУРС. Фото REUTERS

РЕГБИ И САНИ ОПАСНЕЕ СКЕЛЕТОНА

– В футболе могли бы чего-то достичь?

– Да кто его знает? Но я никогда не жалел, что сменил вид спорта. Выбрал то, что к чему лежит душа. А популярность – так не за ней я гонюсь. Главное – делать то, что нравится. Ни за какие деньги не купишь те эмоции, которые были у меня, когда я взял олимпийскую медаль.

– Вы в 15 лет пришли в скелетон. Как это было? Как люди вообще попадают в этот вид спорта?

– В основном – из легкой атлетики. А я пришел как раз из футбола, скорость у меня была. Отец предложил попробовать бобслей. Школа у нас хорошая – Александр Третьяков из Красноярска, Евгений Попов – прославленный бобслеист – тоже. Вот и пошли пробовать. Но в бобслей меня не взяли. Сказали, что еще рано, молодой я. Предложили попробовать в скелетоне.

– Бобслей считался престижнее?

– Наверное. Но потом я понял, что не ошибся.

– Уверен, что съехать головой вниз первый раз – это полная жесть.

– Отлично помню свой первый спуск. Что скрывать, было страшновато. Но раз проехал – и отпустило. Страха больше не было, только волнение. А бояться нечего. Ну, "побился" чуть-чуть. Не критично.

– Я видел красно-синие плечи саночников. Это чуть-чуть?

– У них вид спорта опаснее. Опять же – руки из санок выпирают. Там права на ошибку практически нет. А у нас центр тяжести низкий. Ударился – и поехал дальше.

– Сколько раз за карьеру падали?

– Один. Это был мой четвертый-пятый заезд. Вообще фигня! Упал и после этого совсем перестал беспокоиться за это. Понял – это мелочи жизни.

– В вашем Красноярске очень популярно регби. Скелетон опаснее?

– Что вы! У них такие стычки! Со стороны у нас очень опасный вид спорта, но ничего страшного в нем нет. Регби – опаснее. У нас беда может случиться только в случае ошибки судьи – если на треке одновременно окажутся несколько спортсменов. К сожалению, такие случаи бывали.

Никита ТРЕГУБОВ. Фото REUTERS
Никита ТРЕГУБОВ. Фото REUTERS

ПРОКАТИТЬСЯ В БОБЕ ЗА 200 ЕВРО

– Вам обидно за популярность скелетона?

– Хотелось бы, конечно, чтобы и за нас люди переживали. Хотя я понимаю, что смотреть наш вид по телевизору интересно не всем. Тот же биатлон зрелищнее и динамичнее. Это я сразу вижу все ошибки в скелетоне, а обычному зрителю может казаться, что все вообще едут одинаково. Нужно объяснять.

– Были телевизионные шоу, когда звезды пробовали себя в фигурном катании, боксе, прыжках в воду. Запустить шоу "Скелетон со звездами" – это реально?

– Было бы весело. Но вряд ли это возможно.

– Уверен, рейтинги попытки, как Ольга Бузова летит головой вниз – зашкаливали бы.

– Конечно, все это было бы безумно интересно. Но я думаю, желающих будет немного. Это в бобслее бывают туристы.

– То есть?

– В Швейцарии люди садятся в боб – и пилот везет их.

– Цена вопроса?

– В районе 200 евро. Я бы точно не согласился. Ради интереса как-то попробовал, сидел сзади. Это что-то. В скелетоне ты прекрасно все видишь. А разгоняющим в бобе ты можешь только чувствовать трассу и борта. Летишь, а от тебя ничего не зависит. Страшновато. Это ведь как на машине, когда сидишь на переднем сиденье, а водитель гонит. Если не доверяешь ему, то ощущения не очень, хотя ему самому кажется, что все в порядке и он все полностью контролирует.

Никита ТРЕГУБОВ. Фото REUTERS
Никита ТРЕГУБОВ. Фото REUTERS

ПРАВДА МЕЛБАРДИСА

– Каким получился ваш дебют в Кубке мира?

– А он пришелся на Олимпийские игры в Сочи. Приехал туда, а за плечами только Интерконтинентальный кубок. Непросто было. Не знал, как и что вообще на таком уровне, камеры повсюду…

– Дукурсы не спрашивали, что это вообще за парень?

– А у нас не так много спортсменов. Даже молодых почти все знают. Тем более я тогда победил на Интеркубке в общем зачете.

– На вечеринку по завершению того сезона ходили?

– Да я не фанат. Не помню, когда был на таких вечеринках последний раз. Лучше со своими ребятами посижу, мне это интереснее. В нынешней ситуации – тем более. Лучше вообще никуда не ходить.

– Как вы переживали происходившее в этом году на этапах Кубка мира? Имею в виду открытые празднования ряда западных спортсменов, когда они обнимались, будучи убежденными, что медали Александра Третьякова и Елены Никитиной перейдут им?

– Смотрел на них и даже смешно становилось. Как можно такому радоваться? Вот когда ты выиграл медаль на трассе – это эмоции. А если тебе говорят о таком через четыре года, то это уже совсем не то. Сейчас мимо нас прошел Оскар Мелбардис, латышский бобслеист. В понедельник он стал третьим в двойках, мы друг друга поздравили. Александра Зубкова дисквалифицировали и теперь, получается, он олимпийский чемпион. Я спрашивал его об этом. На что он ответил: "Медали еще не видел, сложно говорить. Но на соревнованиях я победы не почувствовал. Чему тут радоваться? Мне теперь вообще без разницы".

– Что-то способно вас вывести из себя?

– Да. Но говорить не стану. А то скажу – и меня кто-нибудь начнет выводить потом (смеется).

Никита ТРЕГУБОВ. Фото AFP
Никита ТРЕГУБОВ. Фото AFP

МЕСТО ДЛЯ ШАГА ВПЕРЕД

– По возвращению домой будете готовы к повышенному вниманию? Интервью, съемки…

– Постараюсь никому не отказывать. Нужно хоть как-то популяризировать скелетон. Я хочу, чтобы про наш вид спорта знали больше. Хорошо если его станут раскручивать, писать, говорить.

– Сколько нужно выиграть в скелетоне, чтобы стать популярным спортсменом в России?

– Думаю, для этого нужно стать популярным самому виду спорта. А то вот я стал в прошлом году третьим на чемпионате мира – и что?

– Никакого ажиотажа?

– Кто-то позвонил, позвали на передачу в Красноярске – и все. Про Кубок мира вообще не говорю. Близкие напишут, поздравят и едешь дальше. А после Олимпиады радуются вообще все!

– У вас после нынешнего успеха мотивация еще осталась?

– Я люблю выигрывать. Хочу работать дальше еще более и упорнее. Вот если я бы стал третьим в Сочи-2014 то, возможно, стимул бы пропал. Все-таки приехать в 19 лет на Олимпиаду и сходу взять медаль… Кто знает, что было бы после этого? А сейчас я уже вырос. И здесь я ведь выиграл не золото, так что место для шага вперед еще есть.

Да даже если и выиграл бы. Кто не любит побеждать?

Все о скелетоне на Олимпиаде-2018 - здесь //
Олимпийский календарь 
// Медальный зачет Олимпиады-2018

Газета № 7569, 21.02.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...