9 сентября, 10:00

Глухов: принял вызов бойца-мема, покинул Харьков в начале СВО, опасается школ «где мальчиков переодевают в девочек»

Шеф отдела единоборств
Читать «СЭ» в
Большое интервью с ветераном ММА.

В августе стало известно, что легендарный боец Михаил Газаев возвращается в ММА. Легендарный он не потому, что стал чемпионом России в 2012 году, а из-за того, что в ноябре 2013-го на турнире М-1 почти весь бой с Константином Глуховым ползал на колене, изредка атаковал и умудрился выиграть. В третьем раунде Глухов не вытерпел, нанес запрещенный удар ногой, нокаутировал Газаева и получил дисквалификацию. После боя Михаил толкнул речь, сразу три фразы из которой стали крылатыми: «попал он, выиграл я», «мы взяли его хитростью», «мы развиваемся». Затем Газаев провел лишь один бой — в 2016 году, а потом совсем пропал из поля зрения болельщиков ММА. Единственное, в 2019-м был арестован за нападение на сотрудников ДПС (за что некоторое время провел в тюрьме). Теперь же Газаев активно тренируется в зале Alania MMA и уже 14 октября проведет бой в Fight Nights (соперник еще неизвестен). Михаил хочет стать чемпионом промоушена, а также закончить «незаконченное дело». «Незаконченное дело» — это победа над Глуховым, но уже другим способом, более классическим. Об этом Газаев заявил в своем недавнем интервью «СЭ». Мы созвонились с Глуховым, и 42-летний ветеран единоборств (на его счету под 150 профессиональных поединков в разных видах боевого спорта) заявил, что готов к реваншу.

— Расскажите, где вы сейчас находитесь.

— В двух словах: я же жил на Украине, в Харькове. У меня жена оттуда, и мы туда переехали в 2016 году после рождения дочери. Начало военной операции как раз застали в Харькове. Хорошо помню (улыбается). Много причин [отъезда из Харькова], но главное — безопасность. Вторая причина — стало реально очень страшно, потому что буквально через 3-4 дня, недалеко от нашего дома, вэсэушники из спортивного клуба, в который я ходил, сделали штаб. ПТР стоят, с автоматами ходили, и 9 марта мы выехали. Нам повезло очень. Сосед тоже втихаря... Никто не говорил, что в Россию, потому что в Россию нельзя. Туда не выпускали. Мы сказали, что едем в Грузию на отдых, и вот таким образом выехали. Иначе Украина бы нас не выпустила. Стрельнули бы в колеса, чтобы никуда не ехали. Вот и все. Слава богу, если по колесам...

В общем мы выехали в Россию. Были правила, что тем, кому нужны визы со стороны Украины, могут заехать на срок до 15 дней. 15 дней мы были в Москве у родственников. Я и дочка являемся гражданами Латвии, поэтому поехали в Латвию. Но так получилось, что мы хотели еще до начала СВО уехать из Харькова, потому что все-таки и квартира не наша... В общем, тяжело жилось. Не буду сейчас в политику сильно вдаваться, но жилось тяжело. Вроде все дешево, но заработка никакого. Мне и родственники помогали, жена где-то там что-то — она тоже тренером подрабатывала. Но ситуация была плохая. У нас сумма была, которую я в свое время заработал в боях. Она небольшая. И вот взяли часть этой суммы, плюс помощь родственников, — и запланировали переезд в Европу. Выбрали Испанию, город Аликанте. Он по ценам наиболее дешевый. К тому же здесь много русскоязычных. Мы хотели [переехать] в конце того года, но не получилось, а СВО ускорила наш переезд. Переехали в Москву, оттуда в Латвию, собрались с силами и поехали [в Испанию]. Там еще была история с деньгами, положить на счет, что-то в рублях, потом вывести, поменять на евро.

— Почему не стали оставаться в Латвии?

— А там вообще делать нечего. Там только один нормальный клуб на всю страну. Я был у них в позапрошлом году, приходил, говорил: «Хотите, буду у вас тренировать и сам тренироваться?» А они: «Не-не-не, нам не надо, у нас свои все есть». Не надо так не надо. В Латвии делать нечего. Зачем мне что-то другое искать, если я всю жизнь занимаюсь этим, правильно?

А в Аликанте как раз есть клуб хороший, 10 минут ходьбы от дома. Climent Club. Клименте, черный пояс по джиу-джитсу, хорошая борьба и грэпплинг. По боксу здесь тоже хороший тренер.

— Ваш давний соперник, один из двух участников легендарного боя, снова в строю, вовсю тренируется. 14 октября у него будет бой в Fight Nights. Я про Михаила Газаева, разумеется. Недавно сделал с ним интервью, вы его посмотрели. Простейший вопрос: ваши впечатления?

— Я же сделал анонс в «Яндекс Дзене». Активно веду его, поэтому смотрите и подписывайтесь.

— Ссылка будет в описании к видео.

— Да-да, спасибо. Ну что мне говорить (улыбается)? Честно скажу, я был удивлен. Я не понимаю, откуда у него столько гонора и, по-простому говоря, понтов. К чему это? Начиная с того, что он сидит в зале в очках и кепке. Зачем это? Солнце разве так сильно светит? Ну что за ерунда (улыбается). Понятно, что у каждого свой имидж, но... Ну, не знаю. Я же с Мишей вообще не общался. Просто был бой тогда, мне сказали перед ним, что соперником будет вот такой вот парень начинающий, борец, — все, хорошо. Причем там он вроде на замену вышел — я особо даже не знал, кто он. Я посмотрел один его бой финальный, когда он выиграл чемпионат России по ММА. Запомнил, что он борец, и все дела. У меня еще была травма ребра, как раз с борцом я немножко поработал. Поработал, вышел на бой, и получилось как получилось (улыбается). Мне даже сложно что-то комментировать.

Здесь я очень сильно удивлен, во-первых, почему столько понтов и гонора, хотя он... Сколько он боев-то по ММА провел? Один — со мной?

— Больше. После вас у него еще был бой, и он его выиграл — именно по профессионалам. По-моему, всего у него 22 боя по любителям и три-четыре боя по профессионалам.

— Ну, профессиональных два боя?

— Там точно больше двух. Три или четыре профессиональных боя. По-моему, Михаил сказал, что четыре.

— Ну не важно. Хорошо, ладно, четыре боя. Понятно, что человек восточный, горячие люди, все это понимают (улыбается). Самое главное, я не понял... Ладно, перспектива стать чемпионом Fight Nights — это хорошо. Но меня он, грубо говоря, ненавидит, при этом тут же готов после боя нормально пожать руки. То есть у него или мысли скачут, или он не понимает, что сказать. Мол, Костя, я чуть ли не обижен и разозлен за то, что ты так поступил, а потом, после боя, все нормально, мы останемся друзьями, пожмем руки. Какие друзья?! Ты меня, грубо говоря, не уважаешь, хотя я старше тебя на 11 лет... Я даже не знаю, что тут говорить. Человек сам не понимает, что он говорит, и чего он хочет.

Матч-реванш хочет? Хорошо. Я же всегда говорил, что матч-реванш — это нормально, давай, но только не тогда, когда у него, по-моему, был конфликт с полицией. По-моему, у него был конфликт с полицией.

— СМИ так писали...

— В 2019 году как раз я там об этом увидел.

Мне еще писали: «Ты что, с полицейскими стоишь? Ты что, с ними?» При чем тут стоишь? У меня что он, лучший друг, Миша? У меня тесть — полицейский. Я вообще против полиции ничего не имею, у меня никогда с законом проблем не было. Когда у тебя проблемы с законом, то, конечно, ты их [полицейских] можешь не любить. А мне — ну как... Поэтому я написал как есть. Зачем бить полицейских... Это я просто вспоминаю, что было написано. Это вообще ужасно. Причем при исполнении. Тогда еще не он один, там еще подъехали какие-то другие здоровые борцы. Позже он сказал: «Ты всем предал огласке, что произошло!» Он на меня зол. А откуда я это узнал? От него, что ли? Тоже прочитал где-то в интернете. Что тут говорить? Мне не все понятно.

Самое главное, я понял, что реванш он хочет. Хочет провести бой в октябре у Камила Гаджиева [в AMC Fight Nights].

— У него назначен бой на 14 октября в Сочи. Соперника не объявили, но я допускаю, что соперник найден. А с вами Михаил хотел бы подраться чуть попозже. Вам это интересно тоже?

— Не, ну я же всегда говорил: «Давай матч-реванш». Мне говорили: «Да как ты можешь вызывать, он же в тюрьме». Нет, это было раньше. Бой был, по-моему, в 2013 году. Я говорил, что готов подраться, и в 2015-м, и в 2016-м. Всегда, когда спрашивали о самом серьезном бое, вспоминали о нем, я всегда отвечал: «Хорошо, давай. Без проблем.

Просто у меня такая ситуация, что я работаю больше для семьи. Сам тренируюсь, но так — от случая к случаю. Веду профессиональные и групповые тренировки. Мне пишут: «Костя, почему ты сразу плачешь?» С деньгами у меня действительно очень сложная ситуация, поэтому, чтобы сводить концы с концами, я больше тренирую. Еще нужно спонсора найти, чтобы на питание хотя бы хватало. Питание не только для меня, но и для семьи — чтобы я об этом не думал, а сконцентрировался на подготовке. А так проблем нет.

Ну да, из-за того, что сейчас тренирую и сам тренируюсь средне, у меня вес упал до 100 кг. Я — мухач (улыбается). Чувствую себя мухачем. Но ничего, зато много бегаю. 3 км на этой неделе, потом десятку хочу. Организм позволяет, мне это нравится. Но просто бой с ним [с Газаевым] - это другое. Надо и вес набрать. Миша говорил, что он весит 110 кг. А я вешу 100 кг, поэтому это не совсем правильно. Надо набрать 105 кг, надо подсесть на железо, питание хорошее и борцовские навыки.

— Вы собирались возвращаться в любом случае...

— Да-да. Я сейчас хочу, но у меня тут главный тренер в Испании сказал, что мой вес — это 93 кг, зачем выступать в тяжах? С одной стороны, может быть, он и прав, потому что я вешу 100 кг, и скинуть 7 кг будет не так сложно. Но я в тяжах. Мой вес всегда был 106-108 кг, но иногда было 112 кг и даже 115 кг, но это многовато. 108-110 кг, 108 кг — мой вес. Вот так. По скорости я медленным не был, по силе тоже нормально. Понятно, что нужны соответствующие тренировки и на физо, и на борьбу, и на ударку, выносливость, но проблем нет, и, конечно же, я хочу [выступать].

Мне сейчас полных 42 года, но я чувствую себя на 33 (улыбается). Чувствую себя хорошо, травм особых нет, ничего не мешает. Да, мешает финансовая составляющая, и, как я говорил, это дело наживное. Без проблем, только нужна подготовка. Просто выходить [в такой форме], как я сейчас, против него, я считаю, что это неправильно. Я всегда говорил, что, если он хочет матч-реванш, то давай. Но он чем-то непонятным занимался. Сейчас он сам сказал, что это точно будет. Если точно будет, то это хорошо (улыбается).

— Вы же гражданин Латвии, Евросоюза, и вам по идее виза в Россию нужна.

— Да. Я узнавал и скажу, что сейчас из-за политической ситуации даже проще получить визу. Туристическую визу на месяц вообще без проблем дают. По спорту — мы как-то с Камилом... Я же, когда был в Москве, с ним встретился, мы с ним посидели, поговорили, и он вроде бы мне хотел спортивную визу сделать, но как-то не получилось. Хотя тот же Денис Смолдарев в АСА, он же гражданин Эстонии, я с ним связывался, и он говорит, что ему годовую АСА сделали.

— Если вы в хороших отношениях с Камилом, значит, не составит труда сделать повторный бой с Газаевым...

— Он тоже заинтересован в этом. Я честно скажу: вот сейчас был бой в Белоруссии, дрались Зулузиньо с Романкевичем. Мне Камил предложил месяц назад бой с Романкевичем, но по ММА. С моими 100 кг мне нужна подготовка. За месяц я бы не успел подготовиться. Не то что я боюсь или не боюсь, нет. Что мне боятся? Я профессионал со стажем. Просто я не готов. А в Белоруссию мне не нужна виза, поэтому они на меня так сразу и вышли. Он мне сказал, что вот у меня будет бой и Газаев тоже должен там подраться. Вот Газаев бы выиграл, я бы выиграл, мы бы вышли, сделали бы реванш. Это хорошо для пиара, но я отказался, и у Газаева тоже не получилось.

— Понятно. Но вы, получается, на карандаше у Камила?

— Ну, хорошо, но я с Камилом не говорил. Непонятно. Вообще о планах сейчас не буду, но здесь, в Испании, все равно не то... Тренировки — это одно, но главное для каждого человека — семья. Для меня семья очень важна, и после ситуаций с тренером, с болезнью и так далее для меня сильно важна поддержка семьи — жены и дочери. Все для них. У меня через неделю дочка пойдет в испанскую школу. Посмотрим, как там пойдет. Если нормально, то хорошо, но возможно, что ненормально, потому что Испания несильно ушла от Голландии и Германии.

— Что имеете в виду?

— Я имею в виду половое развитие, гендерные вот эти вот всякие штучки. Это очень раздражает и нервирует. У меня есть знакомый, который тренирует [в Испании]. У него сын младше моей дочки на год. Он ходил в дошкольную школу, и там они раз в месяц переодеваются — мальчики в девочек, а девочки в мальчиков. Я говорю: зачем? Ну, чтобы почувствовать, может быть, это им понравится. Это нормально? Ну как? Это ненормально.

Вот, допустим, ко мне на тренировки ходят несколько ребят старших классов, я у них спрашиваю: «Как там с гендерной обстановкой?» — а они: «Ну да, ходят мальчики за руку, целуются прилюдно. Мальчики целуются с мальчиками, девочки целуются». Это нормально? Учителя не реагируют, потому что они нейтральны, не вмешиваются. Это ненормально.

Понятно, что возможны единичные случаи, но больше всего меня это беспокоит. Ну и беспокоит район, в котором мы живем. Он не очень благоприятный. Тут цыгане под боком, чуть ли не выстрелы были ночью.

— Вы хотите сказать, что чувствуете себя не в полной безопасности, когда, например, идете вечером по городу?

— Ну да. Испания, особенно Аликанте, — теплое место. Это, наверное, как Сочи или Ялта, я не знаю.

— Даже пожарче.

— Да. Ночью ниже 20 градусов температуры нет, а вечером у них манера сидеть на улице. То есть вечером ты идешь, а они сидят на улице, пьют, курят, кричат, музыка. Непонятно, как и что, и для меня это в новинку. Если, например, на тебя смотрит косо толпа, то здесь все понятно, а здесь — непонятно, потому что вроде и собаки бегают, и дети бегают между машинами. Тут другая атмосфера.

— Вы выкладывали видео с Хорхе Масвидалем. Как с ним пересеклись?

— В клубе. Хорхе же, насколько я понимаю, мексиканец?

— Наполовину кубинец, наполовину перуанец.

— Так вот, он приехал в Аликанте к врачу-хирургу, потому что здесь намного дешевле лечиться даже с перелетом, чем там, в Майами. Плюс клуб Climent Club — довольно известный, братья Климент. Сюда люди со всей Европы приезжают на спарринги, на тренировки. Ну, наверное, он знал тренеров, поэтому и пришел, провел легкую тренировку, его поснимали, фотографировали. Автографы пораздавал, и я успел снять с ним видео.

Я всегда говорю правду, и мы все-таки начали же о Мише Газаеве. Я вообще не понимаю, что он на меня... То, что я ему дал по голове, — так это он сам меня вынуждал. Он реально все три раунда проползал и просил: «Ударь меня по голове, чтобы я таким образом мог выиграть». Он в этом, конечно же, не признается. Хотя по очкам он вел, потому что он меня три или четыре раза сбил. Даже, наверное, пять раз. Он меня сбил, сверху ничего не делал, но вроде как тейкдауны были в каждом раунде, активность на его стороне, но активность очень завуалированная. Но реально он меня просил: «Костя, ударь меня по голове, пожалуйста, чтобы я выиграл таким образом. Чтобы тебя дисквалифицировали, а я выиграл». Это первое. А второе... А будет ли в ближайшее время интервью с судьей или что-то такое?

— Нет.

— Или пусть ответят на этот вопрос в комментариях, мне просто интересно с точки зрения рефери. С моей точки зрения, он уклонялся от боя, то есть это пассивность. Вроде как он активно за мной скачет, но это пассивно. Он должен был встать в стойку. Любой крутой борец, грэпплер, вольник или дзюдоист — все они начинают в стойке. С моей точки зрения, тут была пассивность, потому что это уклонение от боя. Ему рефери должен был дать предупреждение. Не мне за то, что я пытался по голове дать, мне же он желтую карточку дал, а не ему. Вот этот вопрос я хочу уточнить.

Где бы я ни был, даже вот в Таиланде, и все русскоязычные говорят: «Миша, мы помним вот этот твой бой». Везде помнят. Так что, конечно [готов к реваншу]. Первое, что мне нужно, — это подготовиться, а второе — финансовая составляющая. Понимаю, что бой будет сильно раскручен, и за копейки я тоже драться не хочу. Надо договориться с менеджерами, сумма должна быть нормальная.

Я считаю, что этот бой я не проиграл. Меня дисквалифицировали, но по зрителям, по общему народу, по тому, что в течение восьми-девяти лет я только и слышу, мол, Костя — молодец, и это означает, что я его победил. Это неофициально. А если я выиграл, то реванш нужен Мише. Так что давай, плати мне, правильно? Вроде все логично.

— Последнее: почему ваш бой с Владимиром Минеевым не состоялся? У вас же ведь он планировался в прошлом году.

— Да, в прошлом году планировался, но — я сейчас скажу официально и неофициально — опять же, не хочу никого [обидеть], хотя я всегда говорю правду... Официально бой этот хотели провести в Ульяновске, потому что Минеев оттуда, и у него, как я понимаю, есть контакт с губернатором области или города. Но не получилось по финансам. То ли денег не дали, то ли еще что-то. А неофициально — это моя догадка — у Минеева же в октябре был бой с Магой. А мой бой с ним хотели сделать в июне. То есть между ними было бы пять месяцев. Я понимаю, что, посмотрев мой бой по кикбоксингу, который я провел в 2020 году, как раз тоже в начале июня... Я считаю, что тогда я выиграл. Соперником был парень под 120 кг, молодой проспект, они его двигали, я ему пробил корпус ногами 100 процентов. Я ему попал чуть ли не в солнышко, а он показал, что в пах, и меня дисквалифицировали в дополнительном раунде, хотя я уже не с ноги, а с руки ему попал. Я считаю, что я у него выиграл, а с Минеевым же по кикбоксингу должен был быть бой, и он, наверное, посмотрев этот поединок, сказал: «Ну его на фиг». Опять же, это мое мнение. Послушав это интервью, он может сказать, что Костя — болтун, начнет на меня гнать. Поэтому говорю, что, может быть, я не прав. Не говорю, что так и есть, но я говорю, что возможно такое, что он не захотел драться со мной перед боем с Магой.

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты.
Новости