«Я думал, Никита — это женщина». Деррик Льюис троллит журналиста «СЭ» и не считает Волкова чемпионским уровнем

19 февраля 2021, 08:30
Деррик Льюис. Фото USA Today Sports Деррик Льюис. Одно из самых легендарных празднований победы в UFC.
Главный балагур UFC.

В ночь на 21 февраля в Лас-Вегасе пройдет турнир категории UFC Fight Night, где подерутся два весомейших тяжеловеса — Кертис Блейдс и Деррик Льюис.

Блейдс — тейкдаун-машина, он в июне 2020-го перевел Александра Волкова 14 раз, побив рекорд по количеству тейкдаунов за поединок в истории тяжелого веса.

Публикация от Curtis Blaydes (@razorblaydes265)

Внешне Кертис напоминает огромного бурого медведя — очень сильный физически, выносливый борец, который еще и значительно подтянул ударную технику. Он идет на четырех победах подряд и в случае выигрыша у Льюиса по спортивному принципу чисто выйдет на позицию первого претендента на титул. Однако есть факторы, которые этому могут сильно помешать, — не всегда зрелищная манера боя и подпортившиеся отношения с Даной Уайтом.

Перед боем с Волковым Блейдс пихал UFC за маленькие гонорары, а после не самой внушительной победы получил колючий ответ от Уайта: «Мне нравится Кертис, но когда ты наваливаешь такого дерьма перед боем, позволяешь такие заявления, то тебе лучше выйти и показать что-то особенное, надрать зад сопернику как следует. А когда ты выдаешь вот такой бой, как сегодня, то выглядишь просто глупо».

У Льюиса отношения с начальством гораздо теплее, но с победами и навыками похуже. Хотя Деррик осилил три победы в трех последних поединках, две из них были очень спорными решениями (над Латифи и Ивановым), а в бою с Олейником Льюис вчистую проиграл первый раунд и едва не был задушен. На полноценного, наводящего страх претендента Черный Зверь не тянет, но промоушен его очень любит, и в случае броского нокаута в лучших традициях Льюис вполне может выйти на титульник следующим.

За два дня до боя «Спорт-Экспресс» поговорил с обоими бойцами, получив от UFC возможность задать каждому десяток вопросов. Первый вашему вниманию — Кертис Блейдс.

***
— Кертис, в последнее время мы все чаще и чаще видим, как борцы падают в нокаут после летящего колена. Например, Фрэнки Эдгар недавно проиграл так Кори Сандхагену. У Деррика Льюиса взрывное летящее колено, тренируете ли вы спецзащиту от этого удара?

— Я не беспокоюсь по поводу летящего колена Деррика. Мы видели его в действии против Илира Латифи. Он выбрасывал его из другого конца клетки. Его летящее колено не идет ни в какое сравнение с коленом Кори. Кори прячет летящее колено в футворке, финтах, джебах. У Деррика нет футворка, нет джебов, нет финтов. У него корявое летящее колено. Говорю как есть — корявое. Даже не собираюсь париться по его колену.

— Вы можете растолковать всем молодым борцам, как защищаться от летящего колена? Ведь этим ударом можно убить.

— Можно, да. Лучшая защита — постоянное движение. Когда я дрался с Алистаром, человеком, у которого реально сильное колено, пусть и не летящее, я ни разу не дал ему попасть им по себе. Потому что я двигался. Нельзя давать ударникам коленями статичной цели. Если ты постоянно будешь двигаться, у них не будет времени подготовить летящее колено. Двигаться и двигаться, не стоять.

— В бою с Волковым мы впервые увидели, как вам не удалось провести локтевой ГНП из позиции сверху. Почему, чем Волков особенный?

— Потому что у него уникальный тип тела. Очень сложно найти в кэмпе ребят с таким длинным торсом, чтобы поработать с ними над ГНП-схемами. Когда у тебя такой длинный корпус, длинные ноги и руки, как у Волкова, очень легко прижимать меня к себе и ломать мне позицию сверху, правильную осанку. Он проделал блестящую работу в том, что не давал мне правильно сесть, принять нужную осанку.

— У вас самый быстрый темп набора тейкдаунов в истории UFC. Вы набрали 59 тейкдаунов за 12 боев в UFC. Быстрее, чем Жорж Сен-Пьер. Для вас важно побить его рекорд по тейкдаунам (90) в UFC? Считаете ли вы свои тейкдауны, имеет ли для вас это значение?

— Уже 59? Не могу сказать, что суперважно, но после боя я всегда интересуюсь: «Сколько у меня там тейкдаунов?» Поэтому, когда я дрался с Джуниором и с восьми попыток не смог его перевести, я очень расстроился. Но зато я перевел потом Волкова 14 раз. Не могу сказать, что для меня это приоритет, но я горжусь этим. Если есть какой-то рекорд, то его хочется побить. Поэтому я думаю о том, чтобы перебить GSP, хотя это и не является моим приоритетом.

— Какой свой тейкдаун в UFC вы считаете самым красивым?

— Мои любимые переводы — в две ноги.

— Есть мнение, что если у тебя много тейкдаунов, значит, у тебя плохой контроль на земле. Для вашего стиля — вы бы хотели переводить меньше, но дольше контролировать, или вам комфортно совершать много тейкдаунов?

— Я понимаю, о чем вы говорите, есть такой момент. Люди говорят: «О, смысл столько переводить, если можно контролировать?» Но я вижу ситуацию по-другому. Мне нравится переводить, заставлять тебя подниматься, чтобы ты тратил всю энергию. Перевод — он пытается взорваться на ноги — снова перевод — снова взрыв на ноги — снова перевод. И вот у соперника уже нет сил. Это ломает тебя. Особенно ломает тяжеловесов.

Тяжи не привыкли, когда их много переводят, а потом нужно вставать со 120-килограммовым рюкзаком на спине. Это мой стиль, я ломаю людей количеством тейкдаунов. Скажу вам честно — в бою с Марком Хантом я специально давал ему подниматься, потому что знал, что переведу его снова. Это мой стиль, он ломает людей.

— У каждого великого борца наступает день, когда нужно отправляться на пятираундовую войну в стойке. Усман прошел такую войну с Колби, Джонс — с Густафссоном. Вы готовы к пяти раундам в стойке?

— У меня был такой бой. Не пять раундов, правда, а три. С Омельянчуком в 2013-м. Я не смог перевести его 12 раз, потому что у меня была травмирована рука, я не мог поднимать кого-то руками. И мы дрались в стойке, поэтому у меня есть за плечами такая война. Я просто не люблю получать по лицу, поэтому предпочитаю бороться. Но если Деррик защитится от всех моих попыток перевода, я готов к стойке.

— Вы дрались с Франсисом Нганну дважды. Из-за того что он слишком сильный и могучий, люди как-то не особо говорят о его интеллекте. Вы бы назвали его умным бойцом?

— У него приличный бойцовский интеллект. Он прекрасно понимает свой стиль и сколько времени ему лучше не находиться в клетке. Нганну не хочет находиться в клетке даже 15 минут, даже десять. Каждый раунд его сила падает на два балла. Десять единиц силы, потом восемь, потом шесть, потом четыре. И он это знает. Поэтому он так агрессивен, он не хочет драться долго, не хочет, чтобы его сила падала. Он умен.

— Деррик Льюис — панчер очень своеобразный, не технарь. Вам стилистически проще против технарей или вот таких непредсказуемых и неуклюжих, как Деррик?

— Здесь есть за и против по каждому стилю. Волков — технарь, он работает по очень четким законам, и ты понимаешь, чего тебе избегать, понимаешь, как высоко тебе нужно держать руки. С технарями всегда есть четкая последовательность — он джебует, я контрю, потом он делает то и то. Ты знаешь этот танец с технарями и можешь предугадывать. Деррик не техничный ударник, и у него очень много панчей наугад. Он бьет абы куда и надеется, что попадет. Плюс — ты можешь легко от таких ударов защищаться. Минус — ты не знаешь, когда они придут. Я даже не знаю, против кого мне легче — против технарей или таких, как Деррик.

***

Интервью с Дерриком Льюисом сразу пошло не по нашему сценарию. Известный шутник и пранкер, он зацепился за мое имя, удивившись, что оно принадлежит мужчине. Позже по ходу интервью Зверю пришелся не по душе мой английский, ему он показался больше похожим на испанский. Тем не менее много чего удалось спросить, ниже — полная расшифровка разговора.

— Деррик, большая честь...

— Мне сказали, что вас зовут Никита. Я думал, сейчас будет женщина, а тут мужской голос.

— В России Никита — мужское имя.

— А я помню шоу по телику «Никита», там женщина была.

— У нас это мужское имя, очень распространенное.

— Тогда каюсь.

— Мне всегда было интересно: когда Брюс Баффер объявляет вас, дает ли он вам азарт и огонь, или для вас это больше формальность и вы не обращаете на него внимания?

— Когда бы Брюс Баффер ни объявлял меня, я чувствую волнение, у меня идут мурашки. Даже по сей день. Это особое чувство. Я вообще не должен был бы находиться в этом месте, но мое крутое приключение продолжается.

— Всегда считал, что у вас очень недооцененные кики. Они у вас атлетичные, быстрые, хорошая растяжка. Вы визуализируете хайкик-нокаут перед боями?

— У меня есть два хайкик-нокаута в спаррингах. Надеюсь, смогу провести это и в бою, может быть, в эту субботу, если очень захочу. Но больше к этому бою я работал над своей борьбой.

— У вас одно из самых легендарных празднований победы в UFC. Бьете себя в грудь, падаете на канвас и глядите на соперника. Что вы в этот момент чувствуете по отношению к нему?

— Всегда смешанные чувства. Зависит от того, что у меня осталось в бензобаке после боя. Иногда вы даже можете заметить, что я не падаю животом на канвас, настолько я устал. Просто даю понять — я устал и не буду этого делать. Так что тут зависит, что от меня осталось после боя. Что выйдет из меня, то выйдет.

Деррик Льюис. Одно из самых легендарных празднований победы в UFC.
Деррик Льюис. Одно из самых легендарных празднований победы в UFC.

— Что последнее говорит вам жена, когда вы уже идете на бой? Просто «удачи» или что-то особенное?

— Конечно, у нас с ней есть свой особенный «разговор», но это где-то недели две за боя. Перед самим боем она желает удачи и говорит кое-что еще, но я об этом вам не расскажу.

— В третьем раунде боя с Волковым был какой-то определенный момент, когда вы поняли, что вот-вот поймаете его, или все произошло неожиданно даже для вас?

— (Обращается к сотруднику UFC.) Он по-испански задал вопрос? Не понял ничего. (Сотрудник UFC объясняет.) Никогда не расслабляйтесь со мной. Как бы меня ни били, я знаю, что у меня всегда будет мой шанс. А Волкова я снова нокаутирую — уже в первом раунде. Будет то же самое.

— По последним боям, особенно с Оверимом, — вы можете сказать, что Волков — боец чемпионского уровня?

— Нет, он не боец чемпионского уровня. Оверим давно прошел свой пик и дерется для того, чтобы было чем платить налоги. Никакой другой серьезной задачи у него в спорте не осталось. Волкову нужно показать себя против реальных бойцов уровня топ-5.

— Во время боя вы любите притворяться потрясенным, уставшим, что вас пошатнули ударом. Ваши тренеры одобряют подобные трюки?

— Тренеры хватаются за голову, что бы я ни делал. Когда я притворяюсь потрясенным, у них происходит настоящий сердечный приступ. Но мне нравится это делать, чувствую себя комфортно в такие моменты. Просто смотрите, что будет, не хочу об этом говорить.

— По шкале от 1 до 10 как оцениваете вероятность победы сабмишеном до того момента, как уйдете из UFC? (У Льюиса ни одной победы приемом за 20 боев в UFC. — Прим. «СЭ».)

— Я не ищу самбишены. Если захочу победить приемом, то, думаю, смогу осилить это. Особенно когда меня переводят. Но если вы хотите, чтобы я победил приемом прямо на этих выходных, то о'кей, просто дайте мне команду.

Единоборства / ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
2
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир