10 июля, 12:00

Джефф Монсон: «Даже не думаю о том, что когда-нибудь вернусь в США»

Корреспондент
Читать «СЭ» в
Ветеран ММА будет драться с Дациком.

Вячеслав Дацик и Джефф Монсон подписали контракт на бой — в парке Горького. Поединок по правилам ММА пройдет 5 августа на турнире «Бойцовского клуба РЕН ТВ». Фаворитом считается 41-летний Дацик, который в этом году нокаутировал сначала бывшего чемпиона Glory Сауло Кавалари, а затем и экс-претендента на пояс UFC Антонио Силву (он, правда, в последние пять лет очень сильно сдал). Тем не менее 51-летний Монсон рассчитывает на победу. В стойке он вряд ли составит Дацику конкуренцию, а вот в партере Славе есть чего опасаться — Джефф когда-то был одним из лучших грэпплеров в ММА. «Переговоры со стороны команды Дацика шли дольше, была проявлена должная осторожность», — заметил промоутер турнира Владимир Хрюнов.

После подписания контракта и небольшой пресс-конференции Монсон ответил на несколько вопросов «СЭ».

— Верите, что сможете сделать Дацику болевой прием в партере?

— Я бы соврал вам, если бы это было не так. Я выйду побеждать. Будет захватывающий бой, потому что он — зрелищный боец. Он очень агрессивный боец, поэтому я считаю, что будет мало неактивных действий. Я выйду с целью заставить его сдаться, он же будет пытаться нокаутировать меня. Увидим, что из этого выйдет.

— Что думаете об его агрессии, о которой вы только что упомянули? Он всегда выходит и рубится.

— Он сильный мужик. Будет бой с короткой дистанцией, поэтому он не устанет даже с такой манерой ведения поединка. Со своей стороны скажу, что я тоже готов выйти и показать агрессию. Победит тот, у кого лучшая тактика, геймплан, — тот, кто дерется с головой.

— Какие выводы сделали после кулачного боя с Александром Емельяненко?

— Да, этот бой на многое открыл мне глаза. Я усердно готовился к этому бою, но я понял, что мне нужно еще больше работы в зале, ведь я не дрался почти четыре года. Было правильно выйти и понять, над чем мне стоит работать. У меня родился новый ребенок, много домашних забот, работа в политике, в школах — вот что происходило в моей жизни. У меня банально не хватало времени для полноценных тренировок. И все же я усердно готовился к поединку с Александром, мне был нужен этот бой, чтобы встряхнуть ржавчину. Теперь же у меня другой подход к тренировкам. Я уже не молод, поэтому мне нужен четкий подход к тренировкам.

— Вы много раз попали по Александру правым боковым...

— Да, но в этих ударах не было мощи. Я тогда много бил по лапам, был в неплохой форме, но вот спарринговал очень мало. Сейчас же у меня спарринги три дня в неделю. Я недостаточно вкладывался в эти удары и, честно говоря, недостаточно верил в них. Сейчас уже по-другому — и это чувствуется в ходе спаррингов.

— Ваши мысли о бое по боксу между Александром и Вячеславом Дациком?

— Они мне оба нравятся, поэтому желаю удачи им обоим. Не могу сказать, кто выйдет победителем, но надеюсь, что со здоровьем Александра все в порядке, что он заботится о себе. Дацик же усердно тренируется. Удачи обоим. Нас ждет хороший бой.

— Как оцените состояние Александра?

— Да, я видел в интернете, что он пил и не находится в хорошей форме. Я не знаю, чему верить, а чему — нет. Так или иначе, мне нравится Александр. Молюсь за него и его состояние. Надеюсь, он преодолеет эту проблему. Вижу, что люди поддерживают его, и я надеюсь, что его семья тоже поддерживает его. Знаете, когда вы известный человек, люди злорадствуют — когда вы падаете, терпите неудачи, находитесь не в лучшем состоянии здоровья, мол, ха-ха-ха! И это ужасно. Он же тоже человек, в конце концов, у него тоже есть чувства. У него ребенок, жена или девушка. Пожелаю Александру всего наилучшего. Надеюсь, что он здоров, надеюсь, он вернется к былой жизни. Опять же, я не знаю, чему можно верить, а чему — нет. Надеюсь, что бой с Дациком даст ему мотивацию вернуться к тренировкам и бросить пить. Я желаю ему всего наилучшего. Если же ему нужна какая-то помощь, я всегда на связи, он знает мой номер, и если я ему окажусь нужным, я первым же приеду к нему.

— На пресс-конференции вы просто для публики сказали, что вы — русский?

— Мужик, я русский (улыбается). Единственное, что у меня осталось в США, — это мои дети. Трое моих детей живут в США, а двое — в России. Моя жена в России. Моя жизнь в целом проходит в России. Моя работа в России, мое будущее в России, поэтому, что бы я ни делал, я буду делать это для России. Это касается не только политики, но и спорта, семьи. Я даже и близко не думаю о том, что когда-нибудь вернусь в США.
Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты.
Новости