«С Андреем Семеновым вдвоем положили троих, четвертый драться не захотел». Он был футболистом, а стал звездой кулачных боев

Илья Андреев
Шеф отдела единоборств
4 июня 2021, 21:00
Гаджи «Автомат» Наврузов. Фото Instagram Андрей Семенов в углу Гаджи Наврузова.
Большое интервью с Гаджи Автоматом.

Гаджи «Автомат» Наврузов — лучший тяжеловес лиги кулачных боев Top Tog. Провел пять боев, во всех победил (четыре раза — нокаутом). До этого он успешно выступал на турнирах по тайскому боксу. При этом Гаджи занялся единоборствами только в 23 года. Раньше он играл в футбол — на профессиональном уровне: школа «Динамо», «СКА-Энергия», «Спортакадемклуб», тверская «Волга». Уже в юном возрасте Наврузов прошел через первый и второй дивизионы чемпионата России. О своей футбольной карьере боец в подробностях рассказал «СЭ» — и про Сергея Горлуковича, и про зарплаты футболистов, и про договорняки, и про драки.

Школа «Динамо»

— Вы были профессиональным футболистом, играли в первом дивизионе, а там играют самые жесткие футболисты.

— Самые жесткие футболисты, а я еще был и у самого жесткого тренера.

— У Сергея Горлуковича.

— Да, у Горлуковича.

— До него мы еще дойдем. Вы тренировались в школе «Динамо».

— Да. Меня туда сначала не взяли, отправили в «Динамо-3» — это, грубо говоря, дубль, вторая лига среди детских школ. Там я играл два года, а потом меня забрали в основную команду 1989 года. Я там даже стал капитаном. Играл сначала полузащитника, а потом стал центральным защитником, когда немного подрос.

Вначале я много бегал и был маленький, хава играл — в центре или справа. А потом уже потихоньку стал играть защитника. В 16 лет я подрос, вытянулся. Могу ошибиться, но где-то на 8-14 сантиметров за лето. Был худой, высокий. Как мы знаем, такие ребята обычно играют в центре обороны. Только если это не Дзюба или Холанн, нападающие-столбы.

— Вы 1989 года рождения. Федор Смолов — 1990-го. С ним не пересекались?

— С ним — нет. Пересекался с Комбаровыми, они были у нас, они 1987 года. Антон Шунин тоже. Мы были с ними на сборах, там как раз и познакомились. Я уже, если честно, их не очень помню. На лицо помню, а вот имена уже подзабыл. 1987 год был сильный, наш год — так себе. В нашем возрасте сильные школы были у «Спартака», ЦСКА, «Локомотив» в последний год сильно прибавил. «Спартак» 1989 года помню хорошо: Андрей Семенов, Сергей Паршивлюк.

— Прудников еще.

— Да, он, Слон у него погоняло было, здоровый. Сильный состав был у «Спартака». Много забивали они. Мы шли где-то в серединке, с 5-го по 10-е место где-то.

Андрей Семенов в углу Гаджи Наврузова.
Андрей Семенов в углу Гаджи Наврузова.

— Как вышло, что Андрей Семенов был вашим секундантом в одном из боев?

— Он играет за «Ахмат», показывает хорошие результаты, его там очень любят. По-моему, больше 200 матчей уже сыграл. Он свою работу прекрасно выполняет. Мы с ним хорошо дружим. Когда я приехал в Грозный, он приехал меня поддержать. Там к нему все подходили, здоровались, фоткались. Он простой пацан, спокойно к этому относится.

— Просто сказали ему: «Давай ко мне секундантом»?

— Мы с ним дружим же. Он пришел, как я прихожу на матчи. Понятно, что там меня не пустят в подтрибунное помещение, а тут, на боях, такое возможно. Вот он и подошел.

— А что за турнир был?

— Профессиональный турнир по тайскому боксу. Жесткий турнир был, кстати, там нормальных ребят собрали. Помню, там был Арби Агрессор.

— Арби Эмиев?

— Да. Он у Асхаба Томаева на турнире вчера выступал.

— Чеченский Конор.

— Да, был там такой вопрос: «Почему так красиво одеваешься?» Хороший таец (имеется в виду тайбоксер. — Прим. «СЭ»), жесткий. Много на том турнире таких сильных ребят было.

— За какую команду болели в детстве? За «Динамо», наверное? Хотя известны примеры, когда человек занимается в одной школе, а болеет за другую команду.

— Да, такое часто бывает, но я все-таки за «Динамо» болел. Я и рядом живу, и с фанатами динамовскими общался и общаюсь. Поэтому за «Динамо».

— На севере Москвы живете?

— Да. «Войковская».

— Кто из футболистов был кумиром в детстве?

— Зинедин Зидан. Думаю, он всем нравился.

— А из российских?

— Как-то в голову не приходит никто.

Горлукович

— «СКА-Энергия», Горлукович. Как вы оказались в этой команде в 19 лет?

— Я больше никуда не мог попасть, потому что сам по себе жесткий был. А тут и тренер такой попался. Меня отправили на сборы со «СКА-Энергией». Сергей Горлукович — очень жесткий мужик. Просто мяч кидал — 50 человек в штрафной — и говорил: «Играйте на удержание мяча». Там друг другу так сушили по ногам... Мы там как раз вместе с Андрюхой Семеновым были. Конкуренция была очень большая. На одно место — 15-20 человек. Текучка кадров была серьезная. Горлукович брал себе жестких игроков. Я, как центральный защитник, видимо, подошел. Техники у меня тогда особо не было, это я потом уже набрался в плане работы с мячом. Зато были трудоспособность, желание и жесткость. Вот эти качества сработали.

— В чем еще выражалась жесткость Горлуковича?

— Если шел стык нога в ногу — ногу убирать нельзя было. Кто убирал — уходил из команды. Нельзя было жалеть ни себя, ни своих, ни соперников. Но если кто-то принимал мяч, а ты прыгал сзади или бил, за это полагался штраф. Были большие штрафы за лишние желтые или красные карточки, за разговоры с судьями. Все жестко наказывалось. К этому Горлукович серьезно относился. Жесткость была в рабочих моментах — игра плечо в плечо, нога в ногу. Беспределить, собирать лишние карточки и штрафы Горлукович не позволял.

— У вас, кстати, было прилично желтых карточек.

— Да, было дело.

— Красных не было, а желтых в «Спортакадемклубе» и «СКА-Энергии» — 20 штук за два сезона.

— Да-да.

— То есть попадали на штрафы у Горлуковича?

— У меня были рабочие карточки. Не помню, было ли что-то за разговоры, в основном рабочие моменты. Насчет штрафов — не помню... Но вроде попал разок.

— А какие штрафы были по размерам?

— За желтую карточку штрафовали на 15 тысяч рублей. За превышение веса на 1 килограмм — 3 тысячи. Нас каждый день взвешивали, проверяли. За опоздание на тренировку — от 30 тысяч, по-моему. Пропуск тренировки — или лишение зарплаты, или увольнение. Драка — тоже лишение зарплаты или увольнение. Драться вообще нельзя было. Били друг друга жестко, когда в подкаты шли, или что-то такое, но драться нельзя было. В общем, штрафы были за все, но все было по делу.

— А на что потом шли все эти штрафы?

— Как я помню, у нас набралась большая сумма. Если не путаю, в итоге генеральный директор не стал эти штрафы с нас брать. По-моему, наказали совсем немногих, только тех, кто реально накосячил. Зарплата у нас была, с зарплаты штрафовать было нельзя. Штрафы брали с премиальных. Как я помню, вроде 80-90 процентов игроков остались без штрафов.

— Про Горлуковича ходят легенды, что он выпить любит. Когда он был тренером, за ним такое водилось?

— Я считаю, это личное дело каждого. Каждый сам решает, покурить ему, выпить или погулять. Главное — приходить и выполнять свою работу. Свою работу Горлукович выполнял прекрасно. Выпивал ли он по вечерам — не знаю, не ходил, не смотрел. Он приходил на работу и делал свое дело, он — взрослый мужик, сам может разобраться, без нас. Чтобы он приходил в каком-то состоянии или тренировка была плохая — такого не было. Думаю, все любят отдыхать, но Горлукович к работе относился серьезно. Никаких пропусков, непонятных ситуаций или заболеваний.

Деньги и договорняки

— Какие были футбольные мечты? Попасть в сборную, пробиться в основу «Динамо»?

— Я, если честно, был, наверное, чуть тупой. Непонятно, о чем мечтал. Думал, что я прикольный футболист. Деньги, движуха, везде писали, все-таки большая аудитория. В 19 лет я чуть потерялся. Думаю, слишком высоко себя поставил, из-за этого пошли травмы, на этом футбол для меня и закончился. Не было такого, как сейчас: перед каждым боем я мечтаю, ложусь спать — вижу, как выигрываю, вижу, как веду бой, как проходит поединок. А тогда я был немного дебилом 19-летним. Большие деньги пришли — чуть-чуть потерялся. Сейчас я отношусь к этому спокойнее. Когда увидел большие деньги и эту жизнь — уже спокойнее относишься, возраст все-таки. На данный момент знаю свою цель, знаю, что хочется драться, боксировать, работать на свое имя. Все мысли — только о спорте.

— Согласен, что есть мощный диссонанс между ФНЛ с ММА? Если сравнивать зарплаты у футболистов в клубах ФНЛ с зарплатами бойцов — это же небо и земля.

— Все правильно, но футбол — это непростой спорт. Люди говорят: «Вот, футболисты зажрались, ни фига не делают». Да это тяжело! Человек вот так, с ходу, не вытянет рывковую работу, прыжковую работу, работу с мячом. Болтать-то болтают, но это реально тяжелая работа. И в футболе большая конкуренция. Каждый год выпускаются сотни мальчишек по всей стране.

— Есть же еще и коррупция.

— Что имеете в виду?

— В детском футболе есть такое: тренер ставит определенного парня в состав, если ему за это заносят деньги.

— Я думаю, везде так. Грубо говоря, в институт придешь, занесешь — тебе оценку повыше поставят. Если взять топовые команды — если ты сын, грубо говоря, Зидана, то к тебе будут получше относиться. Если ты богатый депутат, а твой сын хочет играть, — то он будет играть, если может выдержать два тайма. Скрывать нечего, такое есть, но лично я с этим не сталкивался. Может, в «Спартаке», ЦСКА или «Локомотиве» такое было, но у нас, в «Динамо», было по-другому. А что касается профессиональных команд — там уже это не играет роли. Не будешь же ты сам за себя деньги платить, чтобы играть.

— Вы играли в первом и втором дивизионах. С договорняками сталкивались?

— Можете посмотреть список моих матчей, посмотреть, где я пропускал игру не из-за желтой карточки, а просто так, — и можете задуматься. Вот так отвечу. Лично я не участвовал.

— Почему так?

— Был молодой, перспективный, не было смысла. Я отказывался.

— Не хотелось в это вляпываться?

— Отказывался. В основном на такие игры выпускали ветеранов, а молодых не включали в заявку. Мы-то молодые были, решали капитаны, руководство. Все, кто постарше, решали. Я, по-моему, тогда оставался на замене или не попадал в заявку. Меня и еще пару человек не брали.

— Какой был рекордный заработок за месяц во время карьеры футболиста?

— Наверное, в районе 500 тысяч рублей. В первой лиге же где-то четыре игры за месяц. И у нас вот какой прикол был: первые пять игр, и Горлукович сказал: «За победу — 200 тысяч каждому».

— Почти месячная зарплата.

— Знаете, сколько мы выиграли из пяти? Ни одного матча (смеется). Надо посмотреть, могу ошибиться, но, по-моему, четыре раза сыграли вничью. За ничью давали 40 тысяч рублей. После пяти игр Горлукович сказал: «Вы что, гоните, что ли?» Снизили за победу до 80 тысяч. После этого у нас пошли победа за победой. Три игры подряд выиграли. Сидел, считал на калькуляторе, думал: «Это 240 тысяч, а так было бы 600. Ни фига, какая разница! Блин, как же так? Хотя и этим 240 лучше порадоваться». Были игры, когда руководство заходило и объявляло, что за игру будут повышенные премиальные. Выходишь на 90 минут, выигрываешь — получаешь 200 тысяч сверху. По тем временам представьте, какие деньги!

— Да это и сейчас-то хорошо.

— Да, это и сейчас большие деньги, а тогда, когда доллар стоил 30 рублей — просто огромные. Единственная проблема — команда в Хабаровске, летать далеко, тяжелые перелеты. Но платили нормально. В первой лиге есть клубы, где намного меньше платят. Но тогда у нас были «Краснодар» и «Кубань», они выходили в премьер-лигу, у них было серьезное финансирование. Думаю, на последние игры они везде договорились.

— Потом вы вернулись в «Волгу», был год простоя из-за травмы.

— Даже больше, по-моему. Я лечился, операцию делал. Еще год получал зарплату, потому что был на контракте. Такой контракт хороший был, на два года, но через год, если сыграю определенное количество игр, зарплата вырастала в два раза. А я и так все игры играл, зарплата должна была подняться, но не вышло из-за травм. Оставили прежние условия. Где-то год лежал, потом, в 22-23, стал ходить на бои. А потом из «Волги» позвонили, пригласили, я приехал.

— Тогда «Волга» играла во втором дивизионе?

— Да. Я думал, меня не возьмут, а оказывается... Я уже не любил футбол. Когда пошли эти травмы, операции — я ненавидел футбол, не любил в него играть. В «Волгу» поехал, но играть уже не любил. Даже во дворе не играл. Это сейчас снова полюбил. Даже вчера выходил во двор. Люблю выйти — мячом пожонглировать. Когда пошла вся эта движуха с боями, а я стал всякие фишки с мячом делать, все удивлялись: «Как так? Он же весит 112 кг». Но ноги-то помнят.

Драки

— Когда вы играли в футбол, вы дрались на улице или на тренировках?

— На тренировках — вообще не дрались. На улице, думаю, все дрались. С Андреем Семеновым, опять же, гуляли — дрались вдвоем, на нас там напали.

— Что за история?

— В Хабаровске шли то ли из ресторана, то ли из кафе. Не помню точно, как все было. Мы зацепились с какими-то ребятами. Их вроде больше было, 4-5 человек. Произошла драка, мы их побили (смеется).

— Вдвоем?

— Ну да.

— И это при том, что вы тогда не занимались боями?

— Ну, мы же спортсмены все-таки. По-моему, в пылу борьбы у меня тапок с ноги слетел. Один, по-моему, не хотел драться. А троих мы положили. Спросите как-нибудь у Семенова. Потом домой пришли довольные, подрались, два тигра (смеется).

— Как вообще футбол тебе помогает в боях?

— Координация движений, мышление, взрывная работа. У футболистов же много взрывной работы, рывковой или прыжковой. В боксе у нас главное что? Ноги. У меня есть хороший фундамент взрывной работы, поэтому я такой взрывной боец. Все из-за того, что в детстве в футбол играл. А по факту что в футболе, что в боксе — одни и те же упражнения. Фишки расставляют — что боксеры частоту делают, что футболисты. Что боксеры прыжковую работу делают, что футболисты. На правую ногу, на левую, спиной, лицом, кувырок, рывок. Лесенка такая же, переступы. Все практически одинаковое. В боксе я смог это правильно использовать.

— Бывало, чтобы участвовали в каких-нибудь фанатских драках — на улице, в лесу?

— Один раз было. В лесу между собой. Сходил с ребятами, мне не очень понравилось.

— Почему не понравилось?

— Я люблю один на один драться.

— А тут могут и сзади налететь...

— Да нет, просто дерешься — а уже кто-то из твоих лежит. Я больше придерживаюсь практики драк один на один.

— Со «Спартаком» тогда дрались?

— Нет, свои же. Вроде как когда новые приходят, то дерутся. Ну, мы выиграли, кстати (улыбается).

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
16
Офсайд