Михаил Кокляев – о Емельяненко, отжиманиях Давидыча и драке с гопниками. Мощное интервью

1 июня 2019, 21:00
27 мая. Москва. Михаил Кокляев в гостях у редакции "Спорт-Экспресс". Фото Федор Успенский, "СЭ" Михаил Кокляев в редакции "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ" Михаил Кокляев в редакции "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ" Михаил Кокляев в редакции "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"
Откровения самого знаменитого силача России.

Если прочтете, узнаете:
– Кокляев спаррингует с тяжеловесом из UFC. Каким?
– Когда должен состояться бой с Александром Емельяненко.
– Амиран Сардаров хочет организовать поединок Кокляев vs Емельяненко. Что не устраивает?
– Сергей Шнуров виноват в безкультурии. Каким образом?
– Почему Кокляев считает, что за протестами в Екатеринбурге кто-то стоит.
​– 1500 отжиманий Давидыча. Как к этому относиться?
– Были ли у него проблемы после критики детских боев в Чечне?
– Почему слово "качок" – это оскорбление.
– Как Кокляев дрался против гопников и проиграл.
– Как Кокляев выпал из окна с четвертого этажа, но остался в живых.

Михаил Кокляев
Родился 17 декабря 1978 года в Челябинске.
Тяжелая атлетика:
Чемпион России в категории +105 кг (2002, 2003); Победитель Кубка России в категории +105 кг (2005, 2007, 2011).
Силовой экстрим: 3-е место на "Арнольд Классик"-2006; 3-е место на "Арнольд Классик"-2008; 2-е место на "Арнольд Классик"-2009; 4-е место на "Арнольд Классик"-2010; 3-е место в World Strongest Man-2010; 5-е место на "Арнольд Классик"-2011; 6-е место на "Арнольд Классик"-2012; 3-е место на "Арнольд Классик"-2013; Семь раз выигрывал этапы Лиги чемпионов по силовому экстриму.

Про Емельяненко. "Это хайповое путешествие"

Весной Михаил Кокляев и Александр Емельяненко, легенда ММА (не преувеличение, к нему это определение подходит больше всех), стали троллить друг друга в Инстаграме. Шутки переросли в реальные переговоры о бое. Кокляев не испугался и принял вызов Александра. Теперь Михаил тренируется почти каждый день – кроме воскресенья.

– Только боксом занимаетесь?

– Только боксом.

– А почему пока так? Почему не ММА?

– От Саши (Емельяненко.Прим. "СЭ") поступило предложение выйти на ринг. Поэтому – бокс. А там будет видно. Как пойдет.

– Он говорил, что бой будет в стойке, но с возможностью перевода в партер на несколько секунд и с добиванием.

– Это все будет обговариваться при подписании контракта с промоутерской компанией.

– Тренируетесь на Восточной улице?

– Да.

– Александр неоднократно бывал в этом зале, он туда много лет ходит. Не пересекались?

– Ни разу. В разное время тренируемся – с разницей в час-полтора. Когда он уходил, я приезжал. Или наоборот. Заслуженный тренер Меньшиков Олег Владимирович сказал мне, что Александр умеет боксировать, а я еще нет. Поэтому нам пока с ним лучше не встречаться (улыбается).

– Что сейчас говорит тренер насчет вашего прогресса? Есть он?

– Тренер говорит, что лапы, кроссы, круговые тренировки, работа на снарядах, кувалда – это все здорово, но это не бокс, а кроссфит.

– Спаррингуетесь?

– Да. С Сашей Волковым (российский боец-тяжеловес, 6-й номер рейтинга UFC.Прим. "СЭ") раз в неделю.

– Он к вам специально приезжает?

– Я приезжаю к нему на стадион "Труд". До спарринга – круговая тренировка, разминочный кроссфит. Потом отрабатываем с ним боксерские связки, защиту, затем – спарринг, а следом – опять круговая тренировка. Как сказал Волков, в период нашего хайпового путешествия с Александром Емельяненко функционалка у меня подтянулась.

– Это именно хайповое путешествие, а не спортивная история?

– Есть шумиха, есть скандал, есть хайп. Шумиха – это тысяча пятьсот приседаний Эрика Давидовича. Скандал – это перепалка Саши (Емельяненко.Прим. "СЭ") и Харитонова. Там, где в спиче есть "резцы" – это скандал. А хайп – это когда громкая новость переходит в действие.

Про Шнура. "Он один из виновников сегодняшнего безкультурия"

– У вас до скандала с Емельяненко может дойти?

– Думаю, у нас будет джентельменский трешток на уровне "Уральских пельменей" с легким переходом на поздние шутки "Камеди Клаб". Но "Версуса" не будет однозначно. Потому что "Версус" – это грязь, кто бы что не говорил.

Сегодня многие считают, что мат – это нормально. Что ж, пускай. Но для меня, как для советского человека, нормально, когда за мат на улице проходящий мимо взрослый мужчина может надавать лещей. Сейчас же произошла подмена понятий. Что бы мне не говорили про то, какой интеллигентный человек Шнур, но именно он – один из виновников сегодняшнего безкультурия. Если Шнур в жизни не матерится, но матерится на сцене, то разве есть гарантия, что молодежь, которая его слушает, не будет использовать мат в общении не только между собой, но и с учителями, с родителями?

Надеюсь, что мы с Сашей до такого не дойдем. Надеюсь на его благоразумие. Если же он захочет выразиться более перчёно, то для меня это будет мотивацией сделать на ринге все так, как надо. Например, Хабиб из-за слов, сказанных Конором, вкладывался в каждый удар, в каждый прием.

– Вы Шнура не слушаете?

– Я слушал его раньше, когда был чуть помоложе, когда про многие вещи говорил, что это нормально, что это модно, что это жизнь продлевает. Я тогда был лопухом конкретным. А сейчас понимаю, что такие вещи ведут к расшатыванию внутреннего стержня, характера, воли.

Про протест в Екатеринбурге. "Я за храм!"

– Но считается что "Ленинград" – это прямо такая русская группа, ее любит народ.

– Это напоминает мне падение (СССР.Прим. "СЭ") в 91-м году. Вся система советская рухнула – образование, культура. Все это рухнуло. А это танцы на руинах. Сегодня, в оккупированном долларом государстве под названием Российская Федерация, властям ничего не остается, как дать народу то, чего он хочет – самые простые вещи. Хотите ругаться и материться? Ругайтесь, материтесь, только наши деньги не считайте, не выходите на баррикады.

Вот сейчас храм святой Екатерины в Екатеринбурге не будут строить, а потом власти скажут: "Мы были согласны с народом". А затем повысят пенсионный возраст до 70 лет, но отметят: "Мы разве с вами по вопросу постройки храма не согласились, народ? Мы согласились. Поэтому и вы идите на уступки".

– Ваша позиция – нужен храм или нет? Учитывая, что на другом краю пруда стоят еще три храма.

– Понятно, что храмы стоят пустые. И это единственный минус.

Для начала я хотел бы обратиться к преосвященству нашему, к нашим батюшкам, к нашим церковным служителям.

Проведу параллель. Почему я выступал против детских боев, которые организовал Рамзан Кадыров (осенью 2016 года.Прим. "СЭ")? Потому что на тот момент в отношении нашей страны были санкции, начались недоплаты на Уралвагонзаводе: люди работали по три-четыре часа, а потом уходили домой. Когда народ на периферии стал недополучать, пошли вот эти пляски на руинах. На мой взгляд, тогда нужно было быть солидарным с народом, умерить свои аппетиты.

И к преосвященству у меня такое предложение: ребята, в момент, когда в стране не все хорошо, может быть, все-таки нужно пересесть с "Майбахов" на более простые автомобили, чтобы показать, что РПЦ переживает вместе со всеми? Я не говорю, как вам проводить службы – на церковнославянском или на русском, я в эти моменты не лезу, тут ваше дело. Я говорю о том, что РПЦ – это часть русского мира. Так будьте же солидарны с народом. Дайте народу веру в вас!

Теперь – о храме в Екатеринбурге.

Да, вокруг еще несколько церквей. Но мне скинули материалы о том, что вокруг храма запланировано строительство жилого комплекса. Что в этом плохого? Когда он будет строиться, чьи-то отцы, чьи-то сыновья, чьи-то братья будут зарабатывать деньги на этой стройке, принесут их в дом. Там откроются новые магазины, автомойки, стоянки. Будут нужны дворники, консьержки. Появятся новые рабочие места!

И у нас что – пустыня вокруг? Мы что, живем в Объединенных Арабских Эмиратах, где вся зелень посажена руками человека? Озелененных участков в России хватает.

Ситуация со сквером в Екатеринбурге показала, откуда растут руки. Есть видео, где взрослый мужчина лет 40-45 общается с ребятами, которые пришли охранять стройку. Он начинает спрашивать, знают ли они, чем православие отличается от христианства и так далее. Я бы на месте наших внутренних органов обратил внимание на этого человека – кто он, откуда, чем занимается. В Екатеринбурге есть несколько консульств. Американское, британское. Там все рядом. Откуда там появились иностранцы? Этот человек хорошо на камеру сыграл, чтобы всем показать, что они (протестующие.Прим. "СЭ") – грамотные, обученные, не матерящиеся и не ругающиеся люди, а с другой стороны забора – какие-то быки из девяностых.

Уверен, что не в храме было дело. Мне бы хотелось поговорить с тем человеком. Но он бы ответил: "Если бы у бабушки было бы, то она была бы дедушкой". И все-таки: "Если ты бы был Алтушкиным, что бы ты делал, когда тебя все не любят?" Будь этот человек на месте Алтушкина, уверен, что ему тоже было бы на все по-барабану. Он бы делал свое дело. Я причем верю, что постройка храма Алтушкину нужна для того, чтобы нуждающиеся, молодые люди попытались найти какой-то выход для себя. Ведь церковь, по большому счету, спасает людей.

27 мая. Москва. Михаил Кокляев в гостях у редакции "Спорт Экспресс". Фото Федор Успенский, "СЭ"
Михаил Кокляев в редакции "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"

– Но в России много старинных храмов, которые находятся в плачевном состоянии. Однако собрались строить новый гигантский собор. Несмотря на то, что в километре от него есть другой, примерно такого же масштаба.

– Это понятно. Но мы же не будем говорить человеку, который открывает алкомаркет, мол, зачем ты открываешь, ведь рядом стоит другой.

– Но это бизнес. А церковь – это не бизнес.

– Хотя у нас сегодня говорят, что церковь – это бизнес.

– И это ужасно.

– Мы выглядим в соответствии с тем, что кушаем. К этом добавлю "на что смотрим, что читаем и что слушаем". И если человек будет видеть не зазывательную рекламу магазина для взрослых, а красивую церковь, то, может быть, это что-то поменяет у него внутри.

– В общем, вы за храм?

– Конечно, я за храм.

О вреде алкоголя может сказать только алкоголик. А о вреде наркотиков – только человек, который их пробовал. Это же касается и стероидов, и ночных клубов, и прочих вредных вещей. Я через это прошел. Поэтому имею право об этом говорить. Все это помешало мне стать олимпийским чемпионом. Огонь и воду я прошел, а медные трубы – нет. Когда я попал в сборную России по тяжелой атлетике, они загудели.

– Если бы вам позвонили и сказали "Михаил, у нас тут манифестанты, приезжайте, помогите с ними разобраться", поехали бы? Как это сделал боец UFC Иван Штырков.

– Я собирался вылетать в Екатеринбург. Но потом один грамотный человек, старец, сказал мне: "Ты уже ничего не докажешь, никуда тебе ехать не надо, там и без тебя разберутся. А ты занимайся тем, чем занимаешься – пропагандируй спорт".

– Вас Алтушкин звал, получается?

– Абсолютно нет. Мы с ребятами сами туда намеревались ехать. Я не то, что собирался кого-то останавливать. Мне просто хотелось посмотреть в глаза людей, которые чем-то похожи на тех, кто в свое время вышел на площадь Незалежности в Киеве. Было интересно взглянуть на то, адекватны ли они, что там за контингент. Я бы подошел, поздоровался, не стал бы говорить "уходите".

Все циклично, все повторяется. Революция 1905 года, Октябрьская революция. Уверен, что там были такие же люди. Машину времени брать не нужно. Достаточно слетать в Екатеринбург. Такие люди при советской власти разрушали церкви.

Про Сталина. "Это запланированный проект. Как и Ленин"

– Октябрьская революция – это плохо для России? Зло?

– Было постепенное разрушение основных столпов русского мира. Разрушение империи, стирание ее границ, рисование каких-то новых вещей. До революции все было по-другому. Думаю, что-то похожее на план Даллеса заготовили давным-давно.

Мы, народы России, – соседи и не должны дерьмом ручки друг другу мазать. А нам пытаются внедрить шовинизм – и русским, и кавказцам, и прочим народностям.

– Вы с этим сталкиваетесь?

– Я это четко ощущаю. Когда мне постоянно говорят про что-то русское. Мол, если в Великую отечественную войну в отряде русских было меньше 50 процентов, то он не поднимался в атаку. Или начинают цитировать генерала Ермолова... Интересно было бы лично послушать генерала Ермолова, а то ведь его слова можно и придумать и тем самым разжечь в сердцах людей шовинизм. Причем с обеих сторон. Объединяй и живи спокойно, а не разделяй и властвуй.

– Получается, слово "русский" вам не очень нравится?

– Почему же? Русский – это не национальность. Русский – это состояние души. Какой? Русский! Советский! А россиянин – это уже обезличенное. Это просто гражданин, проживающий на территории России. А русский – это тот, кто имеет внутри себя праведное бесстрашие, великодушие. А еще то, что я называю русскостью – умение объединять малые народы, вызывать у них надежду – что с русскими они будут как у Христа за пазухой. Что русские не предадут, не продадут, а всегда помогут и протянут руку помощи.

Александр Шлеменко восхищается тем, как правил страной Сталин. А у вас какое отношение к Сталину?

– Вернусь к тому, что было постепенное разрушение нашей страны. А Сталин был одной из ступеней. Когда он решил все-таки запретить разрушение церкви, когда разрешил церкви немного поднять голову – в нем проявилось то, что он все-таки решил оставить хороший след. А в начале... Почему Чемберлен и вот эти все ребята договаривались? Договариваться должны были первые лица, а не вторые – Черчилль, Гитлер и Сталин. Если у меня какой-то кипиш начинается, я что, жену или сына туда посылаю? Нет. Сам иду решать вопросы, я глава семьи. Считаю, что был давнишний план межконтинентальных корпораций, которые стали играть в геополитике. Сталин, как и Ленин, был запланированным проектом.

27 мая. Москва. Михаил Кокляев в гостях у редакции "Спорт Экспресс". Фото Федор Успенский, "СЭ"
Михаил Кокляев в редакции "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"

– Даже Сталин?

– 100 процентов. Все было сделано, чтобы через 70 с лишним лет СССР развалился и появилось такое государство. Где с караваем встретили американским капитализм. Все были счастливы и рады видеомагнитофонам, "Денди" и прочим таким штуковинам.

Верю, что и в правительстве, и в других отраслях есть подполье, молодая гвардия, которые действительно любят родину и беспощадно относятся, например, к коррупции. И глава нашей страны старается. Верю, что здравый смысл в итоге победит. В нашем оккупированном государстве.

– Оккупированном кем?

– Капитализмом. Долларом. Доллар – это простая бумага, за счет которой покупают недра, человеческий труд. В 1991 году, когда хлеб за несколько месяцев подорожал с 20 до 92 копеек... Проиграть Саше Емельяненко мне не будет стыдно. Я много раз проигрывал. Самый большой проигрыш, который я ощутил в своей жизни, – когда развалился Советский Союз. То, во что я верил. Я думал, что, когда вырасту, пойду служить в армию, а потом – работать на завод вместе с мамой и папой. Мне нравилось ездить с ними отдыхать, ездить в пионерлагеря. Да, бананы только летом ели. Но в бананах ли счастье? Счастье – это выйти на улицу, спокойно облазить весь город, и никто к тебе не придерется. Да, в соседнем дворе, может, и накостыляют, но это только потому, что были такие понятие дворовые. Это нормально.

– Директор школы во Владивостоке уволилась после того, как дети, на мой взгляд, просто повеселились в свой выпускной.

– Честно говоря, не видел. Вот что скажу по поводу школ: что было бы, если бы в школах ввели мусульманские и православные классы? Никто не будет заставлять в них ходить.

– Это плохо.

– Почему? Если дети сами будут выбирать?

– У нас все же светское государство.

– Я понимаю. Имею в виду – один раз, для желающих, по субботам. Хочешь быть атеистом – пожалуйста. Если бы в школах появились такие классы, если бы приглашали батюшку… Если бы я был маленький – первым побежал бы на такой урок. Сидел бы и слушал этого батюшку. Первую икону купил в третьем классе. Я сейчас вот живу в Москве, а многие мои одноклассники к 40 годам уже умерли. Не говорю, что со мной ничего не может случиться, по крайней мере я сейчас здесь, с вами. Поймите, нам дают мало правильного смысла, поэтому такое происходит. Родители говорят: "А что вы будете моему ребенку указывать, как себя вести?". Давайте не будем вести религиозные уроки. Тогда включите уроки светского поведения в обязательную программу обучения в школе. Чтобы людям с детства объясняли, что такое "хорошо", а что такое "плохо". Просто это кому-то не-вы-год-но. Еще раз говорю, проще сделать из людей стадо, кинуть им "Доширак" и открыть в соседнем дворе пивнуху. Никто никуда не пойдет, пока есть этот "Доширак", пока есть интернет. Притом интернет в России работает лучше, чем в Европе и Америке. А, и еще ставки. Вот что нужно человеку: пиво, интернет, телевизор, "Доширак" и ставки. Материнский капитал, ипотека, кредит, при этом неважно, может человек этот кредит вернуть, или нет.

И снова о Емельяненко. "Амиран предложил неплохие деньги. Но знающие люди говорят, что надо просить больше"

– Вернемся к спорту. Когда будет бой с Емельяненко?

– Когда подпишем контракт. Думаю, не стоит откладывать это дело в долгий ящик, нужно проводить бой где-то в ноябре.

– Емельяненко говорил, что четыре промоутерских компании готовы провести ваш бой. Вы в курсе?

– По-моему, одна из этих компаний – ребята, которые организовывали "Битву на Волге". Еще есть промоутеры, которые проведут шоу во время экономического форума в Петербурге. Еще обращались из одного из ведущих телеканалов, называть не буду, попросили не говорить. И Амиран Сардаров. Он говорил, что готов дать деньги хоть сейчас. Сумма, которую он предлагал, неплохая, но знающие люди говорят, что можно получить больше, и что такая возможность есть, потому что рано или поздно это все будет так или иначе связано со ставками.

– Камил Гаджиев предложил Александру Емельяненко и Сергею Харитонову по 10 миллионов рублей за бой. Сергей сказал, что этого мало. Для вас 10 миллионов за бой с Емельяненко – хорошая цифра?

– Да, это хорошие деньги. Приличную часть мог бы даже отдать на благотворительность.

– Амиран предложил вам в несколько раз меньше?

– Да.

– Общались с Емельяненко в личной переписке? Может, встречались?

– Нам довелось увидеться в Чехове. Я приехал на сборы, он приехал на сборы. Увидел Сашу в столовой. Он говорит: "Ну, что, Миша, готовишься?" Ответил: "Я-то готовлюсь, а готовишься ли ты? Я не вижу. На велик больше не садись".

– Когда это было?

– Буквально три дня назад.

– Реально рассчитываете на победу над Емельяненко? Это боец высокого класса.

– Вы же видели видео, в котором жена меня спрашивает: "А если они тебя найдут?", а я отвечаю: "Раз в год и веник стреляет. А если потренироваться – может, и два". Мое дело – чтобы веник стрельнул. Раз, может, два, желательно еще больше. Работать в защите. Если рефери поднимет руку Александра – не вопрос. Самое главное, как я проведу бой.

– Какую ставите задачу? Например, если бы я дрался с Емельяненко, то поставил бы себе задачу продержаться хотя бы 10 секунд.

– Моя задача – показать, что за короткий срок человек может чему-то неплохо научиться, если полностью отдаст себя этому. Если будет пахать, тренироваться, сумеет справиться со своим страхом. Хочу мотивировать людей, поменять их представление. Хорошо, если получится показать хороший бой на уровне хотя бы первого разряда или кандидата в мастера спорта. Я знаю, что к этим разрядам нужно долго идти. Показать даже на уровне этого хороший бокс, диапазон ударов, защиты, которым я научился за 7 месяцев. Задача – не победить Сашу, а показать бой.

– Бой же предполагается на ринге, а не в клетке? А вы с Александром будете в боксерских перчатках?

– Да. Поверьте, здесь гораздо больше смысла, чем в простой драке. Хочется обратить внимание, рассказать людям.… К сожалению, Володи Турчинского с нами нет, о Володе я знаю много и не знаю ничего. Это мой учитель. Раньше я был зажатым, когда видел камеры, но Володя мне сказал: "Выступай на соревнованиях, как на празднике. Миха, ты готов. Улыбайся и покажи людям свою силу. Какое место ты займешь – не важно, у тебя впереди еще куча таких стартов. Сегодня ты должен сделать так, чтобы тебя запомнили". Вторая вещь, которую он мне сказал: "Говори по делу, лей больше воды, потому что в воде, порой, бывает самая суть ответа на вопрос". Спасибо ему, теперь я веду турниры, мероприятия, это все – его школа. Бой с Емельяненко сможет обратить внимание на меня, я смогу встать на трибуну и рассказать о своем видении насчет церкви, насчет русского мира. Сегодня я худею, потому что готовлюсь к бою, и готовлюсь к бою, потому что худею. Так же и здесь. Если я говорю о православии, то пытаюсь спасти русский мир и пытаюсь спасти русский мир с помощью православия. Простых канонов, элементарных. Многие сейчас говорят: "Библию переписывали". Да не надо! Простые заповеди были всегда. Если их придерживаться, жизнь может измениться.

Александр Емельяненко
Возраст: 37 лет
Победы: 28 (20 – КО/ТКО, 5 – сдача соперника, 3 – решения судей)
Поражения: 7
Ничьи: 1
Дебют в ММА: 5 октября 2003

– Александр Емельяненко позиционирует себя, как православный человек, при этом постоянно нарушает заповеди.

– Саше сейчас 37. Через 3 года он изменится. Помню себя в 37. Я так же метался, вроде ходил в церковь, а потом неделю мог не вылазить с застолий. Было такое состояние… Я думал, что мне все должны. Тогда так считал. Много сделал для государства, замотивировал столько людей. Даже был стартапом. Не побоюсь этого слова, я – стартап канала SportGym. Ко мне пришел человек, которого никто не знал, Яков Летов. Он предложил продавать футболки от моего имени, с моей символикой. Потом он предложил сделать канал. Яков возобновил мой канал, уже по нынешним методам хайпа. Съемки в тюрьме, Александр Шпак и прочее. Я познакомил его с Сарычевым, с Максимом Новоселовым. Яков боялся идти в тюрьму, но я ему объяснил: "Там те же самые люди, только за решеткой". Теперь они с Максом сотрудничают. И вот, когда получилось так, что у меня началась просадка в спорте, я подумал: "А где же вы, мои друзья, которым я помогал?" Им всем было абсолютно по-барабану. Поэтому я собрал вещи и уехал в Москву. Мне просто было жалко себя, а это самое стремное, когда ты жалеешь себя и ждешь, что кто-то поможет. К 40 годам я понял, что никто помогать не будет. Если хочешь, чтобы в тебя, в твой проект кто-то вложил денег, нужно начать что-то делать. Сегодня люди мне звонят и спрашивают: "Миха, когда контракт?" Отвечаю: "Зачем вам?" Мне говорят: "Мы хотим помочь тебе деньгами в подготовке, хотим быть причастными к бою". Уверен, что придет время, и Саша все поймет. Будет настолько воцерковлен…

Смотрите, я в церковь пошел, заказал ему сорокоуст, а он через три дня с велосипеда упал. Человеку здоровья желаешь, а тут такая оказия происходит. На психологические проблемы я смотрю так: к смирению каждый идет своим путем. У кого-то он тернистый, человек набивает шишки. Вот у Саши такой. И я тоже немало шишек набил. А кто-то приходит к смирению рано, если умеет отделять зерна от плевел. Такой человек понимает: курево – зло, пьянка – зло, гнев – зло, зависть – зло, это мешает жить. Человек старается не сталкиваться с этими проблемами, спокойно выходит и живет, становится благородным. Правильные родители желают своим детям лучшей жизни. Мы хотим, чтобы наши дочери были целомудренными, чтобы сыновья были настоящими мужчинами, умеющими ответить за свои слова и поступки, способными делать только правильные вещи. Держать слово. Присягнув государству, быть настоящим воином. Не знаю, какой родитель может сказать своему ребенку: "Можешь менять пол, а можешь не менять". Такие люди мне непонятны.

27 мая. Москва. Михаил Кокляев в гостях у редакции "Спорт Экспресс". Фото Федор Успенский, "СЭ"
Михаил Кокляев в редакции "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"

Про детские бои в Чечне. "Проблем у меня не было"

– После того, как вы поддержали Федора Емельяненко в истории с детскими боями в Чечне, у вас не было проблем?

– Нет, не было. Думаю, самому Рамзану Ахматовичу (Кадырову.Прим. "СЭ") было выгодно, чтобы с меня в этой ситуации ни одного волоска не упало. Потому что если бы с самым сильным человеком России что-то произошло, сразу бы увидели чеченский след. Помните же как на дочку Емельяненко напал человек кавказской национальности. У Рамзана Ахматовича врагов нет что ли в республике? Полно. Его могли просто подставить. А я лишь высказал свою позицию по этому поводу. Не надо, когда у народа не совсем все хорошо, лишний раз его раздражать. Я иной раз сам думаю, зачем я что-то в Инстаграм выложил. Съездил куда-то, купил новую вещь, кто-то позавидует.

– Расскажите про Олимпиаду 2004 года в Афинах. Почему вы туда не поехали? Вы говорили, что были определенные проблемы. Как я понял, с алкоголем.

– Начинаешь себя жалеть и искать выход на дне стакана. Как нас приучили? Тяжело – выпей.

– А почему вы стали себя жалеть?

– Потому что меня больше всего беспокоило отсутствие спортивного принципа. При всем уважении к Дмитрию Берестову – это уникальный случай, когда человек не выиграл ни одного Кубка, ни одного чемпионата России и стал олимпийском чемпионом. Просто я знаю историю его прохода туда. Он коренной москвич, а Москве всегда нужны были олимпийские медали, нужно было закрывать белые финансовые пятна спорткомитетов. Я сам выступал за Москву, за Кунцево. Я уже был мастером спорта, чемпионом России по юниорам, потому меня и взяли. Слава Богу, хорошие люди попались. Потому что как часто бывает? Использовали и отправили на помойку. Мне довелось познакомиться с людьми, которые помогли мне в жизни и сейчас продолжают помогать, они стали моими друзьями. Но это мне повезло. А в основном из иногородних спортсменов вытаскивают все что можно, а потом как карта ляжет. Проявишь себя где-то – пожалуйста, двигайся дальше. Поэтому я всегда переживал за отсутствие спортивного принципа. Холодное системное отношение руководящего состава федерации. Не знаю, как этот вирус страха и зависимости оттуда удалить. федерация получала деньги от государства, за которые нужно было отчитаться. Результатами. Поэтому получалось, что одних берегли, а других вели. Плюс внутри самой системы: занесли – повезли, не занесли – не повезли. Все элементарно, как и везде. Коррупция. Самое интересное, что о тех, кто в этом участвовал, сегодня памяти никакой. Их так же пережевала эта система и выкинула на свалку истории.

Ни про кого сегодня нельзя сказать: "Этот тренер мог из говна пулю сделать". На моей памяти был только один такой тренер – Авсет Асадулаевич Авсетов. Потому что он военный, и большую роль играло кавказское воспитание, настоящая дисциплина. Сказал – сделал. Если ты хреново себя вел, он убирал тебя со сборов. А если будешь грызть зубами помост, штангу – он последнее отдаст, но тебя протолкнет. Все остальные – это ребята, которые чего-то боялись. Или остаться без работы, или что где-то их дискредитируют, придумают историю, а за нее придется потом отвечать.

– Напомните, какие у вас рекордные показатели.

– 210 в рывке и 250 в толчке. Сегодня в мире это уже рядовые результаты по сравнению с тем, что показывают Лаша Талахадзе и иранские спортсмены. На момент, когда я это поднимал, рывок в 210 был равен рекорду Европы и на 2,5 килограмма меньше рекорда мира. А толчок в 250 – на 12,5 килограмма меньше мирового. Это был хороший результат, с ним можно было на Олимпийских играх входить в призовую тройку. Поэтому ни о чем не жалею сегодня. Винить каких-то людей не хочу, ибо понимаю их. Я сам, уже будучи президентом Ассоциации российских силачей, попадал в подобные ситуации, где нужно принимать решения. И я их не принял, за что по-спортивному и по-человечески себя виню.

– 1500 отжиманий Давидыча – это реально вообще?

– Человек после тюрьмы понимает все. После одиночества понимает, что YouTube, подписчики, лайки, комментарии – это все понты. Это ненастоящая жизнь. И если выйти на обозримое место, где много людей на тебя посмотрят, и громко пернуть, то, конечно, будет хороший шум. Давидыч – неглупый парень. Сидя в тюрьме, он понял, кто есть кто. К этому еще можно добавить историю, когда он поехал в Питер собирать деньги для детского дома. Людей много пришло, а собрали всего 30 тысяч. Он понял, что это все чешуя. Он небедный человек, заряжает за счет своих коллабораций хорошие деньги.

Про убийство Андрея Драчева. "Уверен – тот, кто убил, пришел в ночной клуб подраться"

– Наверняка вы не раз слышали мнение, что качки не умеют драться. Вам обидно, когда такое пишут?

– Качки не умеют драться, это правда. Но есть те, которые умеют. Мне не может быть обидно из-за таких слов. Мне будет обидно, если мой сын, который занимался смешанными единоборствами, в какой-то ситуации не сможет за себя постоять. А качки бывают разные: кто-то просто качается и ест без какой-то философии и развития, а мнения о себе такого, будто землю спас. Эти ребята дискредитируют качков. Качок – это уже имя нарицательное. Как-то на MTV в 2006 году я сказал: "За "качок" можно получить и в пятачок".

– Что это была за история?

– Ведущий говорит: тот качок, этот качок. Я говорю: "Не качок, за "качок" можно получить и в пятачок". Атлет, силач, богатырь, штангист, пауэрлифтер, бодибилдер. Называй как хочешь. Но качок – не надо. Когда человек называет другого быдлом, он сам автоматически им становится. А человек, который называет другого качком – просто необразованный в этом плане. Качок качка может назвать качком. А человек из другой индустрии – нет.

– Когда смотрели кадры убийства Андрея Драчева в Хабаровске, у вас сердце кровью не обливалось?

– Мы с ним были знакомы, мне жалко его родителей, парень был хороший. Классный, спокойный, совсем не конфликтный. А эта история, что потом писали: "Качки, вы ничего не можете, вот вас и убивают", что я могу сказать... Еще в студенческие годы, когда возникали конфликты, и я кому-то мог надавать по голове, то потом этот человек собирал стрелку, меня на нее вызывали, и там с меня спрашивали, почему я причинил парню урон. А на что он надеялся – что я промолчу? Что удивительного в том, что человек, который меньше меня в разы, получал по голове? Я это к тому, что большие люди всегда будут в проигрышной позиции, потому что их меньше, чем обычных. А по поводу Драчева я сыну сказал: "Не ходи в ночные клубы, ничего хорошего там нет".

Действительно, что это за отдых? Это встреча незнакомых людей с риском задеть друг друга плечом, некоторые приходят туда просто подраться. Я уверен: тот парень, который убил Драчева (Анар Аллахверанов. – Прим. "СЭ"), пришел туда подраться, и зная, что качки не имеют такой ударки, решил докопаться, выделиться, показать всем, что качки ничего не могут, а он такой молодец.

Или возьмем убийство чемпиона Европы по борьбе в Бурятии (Юрия Власко. – Прим. "СЭ"). Я не говорю, что сразу нужно бежать в отдел полиции, когда решаешь какие-то вопросы. Но ситуацию нужно оценивать здраво, если вас двое-трое, а напротив 10-15 человек, можно сказать "ребята, деньги мы принесем вам завтра в это же место", а затем приехать уже конкретно заряженными в компании 30 человек. А делать из себя героя… Против лома нет приема, против толпы ты ничего не сделаешь, какой бы ты ни был великий и способный.

Мне жаль Драчева и его родителей. Я обратил внимание своего сына на эту историю, а также на то, что на ночных дискотеках вряд ли стоит искать девушку для серьезных отношений. В храме и библиотеке – да.

Про свой вес. "Максимум – 174-175 килограммов"

– В храме?

– Да, почему нет.

– Вы пробовали подкатывать к девушке в храме?

– Я подкатил к девушке на сборах.

– Ваша жена – спортсменка?

– Нет, работала на закупке продуктов в столовой. А я поближе к столовой был (смеется). Как говорится, пути господни неисповедимы. Тогда я был стройным парнем, у которого вообще не было аппетита. Просто приходилось жевать и жевать.

– Каким был ваш рекордный вес?

– 174-175 килограммов. Сейчас 135, хотел бы скинуть где-то до 125-130. Но всегда, когда скидываю вес, проверяю себя жимом штанги на наклонной доске. Если поднимаю 150 килограммов разок, значит, все нормально. Но это после бокса: работы на снарядах, кроссов. Тестирую себя, есть у меня силы, или нет.

– В соревнованиях по силовому экстриму еще будете выступать?

– Нет. У меня в 2013 году произошел отрыв трицепса. Так что с 2013 по 2018 годы я потихонечку тренировался, а потом завернул за угол – а там боксерские перчатки висят. Драться травма не мешает.

– В юности боксом занимались?

– С осени 1990-го по весну 1991-го. Осенью 1991-го пришел, а секции уже не было. Тренер уехал в Приднестровье. Он гагауз по национальности. С осени 1991-го по весну 1992-го я ходил на карате-до. А в октябре 1992-го, 11-го числа, записался в секцию тяжелой атлетики.

Про падение с четвертого этажа. "Ни переломов, ничего"

– Момент, когда были ближе всего к смерти?

– В два с половиной года с четвертого этажа упал. Наверное, напоминает слова Эрика Давидовича. У него – полторы тысячи отжиманий, у Кокляева – падение с четвертого этажа. Это случилось 1 июня 1981 года, в день, когда мои родители отмечали годовщину свадьбы. Меня одного оставили. Мне нравились шахматы. Я сидел раскладывал фигурки. Больше всего нравился конь. А еще ладьи – потому что были ка ккрепости сделаны. Кричу: "Мама, смотри, как я поставил!" А дома никого не оказалось. Окно было открыто. Я залез на подоконник, смотрю вниз. Уже вечерело. Вижу – на третьем этаже растет лимон – в горшке, на выносе стоит. Думаю: "Сейчас его достану". Пролез через металлические прутки. Но понял, что до лимона все-таки не достаю. Обратно залезть не получилось. И я полетел вниз. Сначала упал на палку от хоккейной клюшки, к которой был привязан лимон, – у меня царапина на животе еще долго после этого была. Потом рухнул вниз в полисадник, приземлился на четвереньки. Внизу мужики сидели, сказали: "Ой, что-то упало". Рядом с домом больница была, меня туда в реанимацию отвезли. Продержали там двое суток. Поражались – как так, ни переломов, ничего.

И еще одна ситуация была. На сборах использовал "Панангин". Это магний и калий аспарагинат, для ритма сердца. Его продают в аптеках, даже рекламируют. Есть в таблетках, есть в ампулах. Мы готовились к чемпионату Европы по тяжелой атлетике, жили с товарищем в одном номере, не буду называть его фамилию, Женя зовут. А мы прочитали только о пользе препаратах, а не о противопоказаниях. Он взял ампулу 10-миллилитровую и в вену мне. И сердце как начало стучать, я обмяк весь, дышу-дышу, мотор трепыхается. Ту-ту-ту. С перебоем стучит. Потом прочли, что и до остановки сердца так может дойти.

Что еще... Драки не считаются. Хотя вот 2011-й год – единственная драка, в которой проиграл...

Про драку в Хабаровске. "Молодежь. Лет, наверное, 18-20. Гопота-гопота"

– Это когда вас впятером били?

– Народа было нормально. Вышел, приготовился, стал изучать, кого первого ударить. Следующее, что помню – когда уже очнулся.

– Быки были?

– Нет, молодежь. Лет, наверное, 18-20. Гопота-гопота. Было где-то три часа ночи, возле общепита "Копейка" или "Копеечка" (в Хабаровске. – Прим. "СЭ") с круглосуточной столовкой. И мы туда решили заехать. И вся эта ситуация случилась. Я заступился.

– А что они сделали?

– Сидели ребята, отдыхали. А для входа надо было по лестнице спуститься. И сидит один парень полубоком, ноги поставил на лестницу. Я вежливо попросил его ноги убрать. На "вы", все как надо. Он не убирает. Я его ноги толкнул и сбросил. Они смотрят, я говорю: "Есть какие-то вопросы? Я же попросил, ты глухой, что ли?" Дальше сижу, кушаю, со мной Миша Погодаев, Леша Омельянчук. Двое из этих встали, пошли по направлению к нам потихонечку. Я вилочку взял – на всякий случай.

Рядом с нами девчонки сидели. И парень как даст одной из них леща – бах! Я поднялся и втащил ему. Чпок! Он упал. С другой стороны, мне подача – бам! Я ударил и другого. Он тоже упал. Подбежали охранники. Сказали, что вызовут полицию, а этих парней уберут из помещения. Там было две зоны отдыха. И из каждой человека по четыре повылазило. Кушаем дальше. И тут резко открылась дверь, девчонку бросили на плитку. Мои ребята сказали, что это провокация, охранники тоже просили остановиться. Но я кинулся в сторону двери. Выбежал, а там стоят эти красавцы. Первая мысль – о том, что сейчас ударю кого поближе. Она же была и последней.

– Они каким-то предметом ударили?

– Думаю, по башке чем-то дали. Но я даже не помню, как упал.

– В полицию не стали жаловаться?

– Нет, зачем? В травмпункт только поехали – глазное дно посмотреть, а то у меня сбоку белое пятно появлялось.

– А почему в полицию не пошли?

– Во-первых, надо было уезжать на следующий день. Во-вторых, местные ребята, которые меня туда приглашали, сказали, что по криминальным кругам этих парней найдут, и я смогу с ними пообщаться. Никто никого, конечно, не искал.

Про Кокорина и Мамаева. "У нас половина молодежи такая. Всех сажать?"

– История с Кокориным и Мамаевым – перебор со стороны властей?

– А это из той же серии, что и храм. Мое мнение такое – народу нужно зрелище. И власть поступила с ними просто в угоду народу. В основном был негатив в отношении строительства храма в Екатеринбурге, и власть удовлетворила желание народа. В случае с Кокориным и Мамаевым – то же самое. Неужели этот дядька не мог забрать деньги? Попросил бы миллиона два-три.

– Вы про водителя?

– Думаю, и со вторым тоже можно было договориться. Тоже какой-то политический ход, которым власть воспользовалась в трудный для страны момент, потому что проблем много. Я не раскачиваю корабль – уверен, проблемы созданы теми людьми, которым не выгодно, чтобы в стране все было хорошо. Это гамбит. Отдача чего-то малого, чтобы протолкнуть что-то другое. Пенсионный возраст, повышение НДС – сразу глаз замыливается на эти проблемы. Дело Кокорина и Мамаева специально распотрошили. У нас половина молодежи в стране такая, как Кокорин и Мамаев. Всех сажать? Каждый день и не по одному разу такое случается, никто внимания не обращает. А это звезды, как же внимание не обратить?! Надо наказать!

– То, что Кокорин использовал стул, вам не кажется низким поведением? Вы могли бы так сделать?

– Я никогда так не сделаю. Недавно была ситуация, парились в бане. Банщик меня парил, я оставил свои сланцы. Кто-то их взял. Ищу, найти не могу. Там сидела группа людей, и один говорит другому: "Тут пассажир свои тапки оставил, а этот их надел". Мои друзья услышали это и сказали им: "Он вам не пассажир". Если бы я услышал про пассажира, промолчал бы. А мои друзья любят за слова зацепиться. Если бы был конфликт, просто оставили бы в бане париться на камнях и все.

А что касается удара стулом: пьянка – это зло. Поэтому я за храм.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
26
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир