10 мая, 14:30

«Просил Сергеева: «Давай не забивай по-братски». Интервью вратаря «Алании», который выбил «Зенит» из БЕТСИТИ Кубка России

Корреспондент
Читать «СЭ» в
Откровенный разговор с Ростиславом Солдатенко.

Сегодня «Алания» в полуфинале БЕТСИТИ Кубка России сыграет с «Динамо». А в 1/4 финала команда из Владикавказа сенсационно выбила из турнира «Зенит», победив чемпионов России по пенальти. Героем той серии стал вратарь Ростислав Солдатенко. Перед встречей с «Динамо» корреспондент «СЭ» поговорил с голкипером о том, как он отговаривал игроков «Зенита» забивать ему, о мотивации Гогниева и о том, почему «Алания» не команда-мем.

БЕТСИТИ Кубок России. 1/2 финала
10 мая, 16:30. ВТБ Арена (Москва)

«После прохода «Зенита» писали даже незнакомцы. Откуда взяли номер?»

— Телефон после прохода «Зенита» разрывался?

— Телефон взорвался! И сообщения, и поздравления и даже с каких-то незнакомых номеров мне писали люди, которых я не знал. Откуда взяли номер? Непонятно. В «ВКонтакте», других соцсетях — везде писали незнакомцы!

А звонков особо не было, потому что я обычно не беру трубку. Вообще не люблю по телефону разговаривать. Только с близкими и родственниками, а они на стадионе были.

— Чей отклик тебя больше всего удивил?

— Не было такого, что не ожидал от кого-то сообщений. Написали мне Заика из «Сочи», жена Максима Барсова. Может, кого-то забыл, не хочу никого обидеть. Было очень приятно. Те, с кем раньше играл, писали: «Мы за вас болели, красавцы!»

— Когда вратарь начинает серию пенальти — это неожиданно. Как вы в команде к этому пришли?

— Когда прозвучал финальный свисток, я чуть ушел в себя, настроился и начал себя готовить. И подошел к команде, к тренерам. Списка у нас не было. Спартак Артурович (Гогниев. — Прим. «СЭ») спросил, кто готов бить. Сказал: «Давайте я пробью первым!» И тренер сказал, что я буду начинать серию.

— То есть это импровизация?

— Артурович — такой тренер, у которого нет страха. Для него нет такого, что с вратарем лучше не связываться. Мы играем в современный футбол. Поэтому он был только «за», что я начну серию.

— Откуда столько уверенности в себе?

— Жизненные ситуации, которые у меня были, наверное, подтолкнули к этому. Как-то повезло, может. Но я думаю, что сам дошел до этого. Психология такая.

— Впервые начинал серию пенальти бьющим?

— Пенальти до этого уже бил, а серию начинал впервые, да. Решил, что после такого тяжелого матча пацаны устали, ведь бились до последнего. А у меня были силы, я был посвежее. Был уверен в том, что если не забью, то критика будет, но я с этим справлюсь. Я ведь и с 70 метров пропустил гол, еще раз за шиворот пропускал, и все на меня обрушились.

— Это был ответ на ту критику?

— Нет, просто я взял на себя ответственность за пацанов. Некоторые сильно переживали, я знаю.

— Это могло повлиять на «Зенит»? Никто себе не позволяет такие дерзкие решения.

— Думаю, мог быть накопительный эффект. Мы ведь и в основное время дали понять, что не боимся их. Мы не сели сзади, был нормальный выход из обороны. Думаю, они после этого задумались: «Ничего себе, нас не боятся». Но это лишь предположение. Когда «Зенит» не проходит команду ФНЛ — это может вызвать хейт. Может, на них это давило. Хотя там опытные игроки.

— Дугласу перед ударом ты показал, что будешь прыгать в левый угол. Были ли еще какие-то уловки?

— Я с каждым игроком «Зенита» перед ударом разговаривал. Каждому что-то говорил. Просто не видно было в трансляции.

— Как это было?

— Сергееву и еще одному игроку «Зенита» сказал: «Давай не забивай по-братски, подари нам праздник!»

Ростислав Солдатенко. Фото ФК «Алания»
Ростислав Солдатенко.
ФК «Алания»

— Круто!

— Да Сергеев надоел потому что! В каждом матче мне забивает. И опять забил: я прострел прервал, он в другую сторону ногу выставил. Уникальный нападающий, надо с ним в одной команде играть, чтобы он мне не забивал!

А жест с Дугласом — такое я делал в матче с Хабаровском: тоже показывал, что буду прыгать в правый угол, а прыгнул в левый и отбил.

— Перед ударом Кругового был разговор со штангами?

— Да, я просил их создать ауру. А когда увидел, что у нас остались в серии два центральных защитника, хотел попросить помощи. И на Кругового, наверное, что-то повлияло. Он плохо пробил. Удар без каких-то сложностей.

— Была подготовка к пенальти или все на инстинктах и реакции?

— На серию пенальти особо не подготовишься и всех не запомнишь. Мне дают данные, кто куда бьет. Я принимаю их, но обычно действую так, как мне подсказывает чутье.

— Вы точно удивили «Зенит». А «Зенит» вас чем-то удивил?

— Мы всегда от себя пляшем. Меня только удивило, что «Зенит» с полумомента может забить. Это мастерство. Тот же Сергеев как-то вывернулся. Когда «Зенит» включился после 1:0, то я почувствовал, что это чемпионы. Два удара в створ — два гола. За что мне лучшего игрока дали, непонятно!

— За серию и два спасения как минимум.

— Пацаны, которые играли, — их вклад не меньше. А мне повезло.

— Хочется больше матчей с командами такого уровня?

— Конечно, особенно дома, во Владикавказе, на новом стадионе. Это другой уровень. Хочется на постоянной основе с ними играть.

— Были празднования после игры?

— Командой точно не собирались, но я немного попраздновал с друзьями. Но я так попраздновал, что потом «на ноль» с «Оренбургом» сыграл. Нормально все было. Мы прошли чемпионат России и, думаю, все праздновали. Наверное, только Роналду не отмечает ничего, даже Лигу чемпионов.

— У вас был спад в результатах после «Зенита» — три матча без побед. Все эмоции оставили в Кубке?

— Тяжело было, конечно. Связь есть — эмоционально и физически матч с «Зенитом» у нас многое отнял.

«После «Зенита» ехали в Оренбург на такси по пять человек три с половиной часа»

— У вас остались только теоретические шансы пробиться в стыки. Обсуждали в команде, почему не получилось?

— Ничего не обсуждали. Просто накопилось за весь сезон. Мы же ни одного матча дома не сыграли по факту. Каждая игра — выезд, все время в разъездах. Это тяжело. На одном характере нельзя все вытащить.

Перед «Оренбургом» мы летели и не смогли там приземлиться. Приземлились в Орске, затем 200 километров ехали на такси по пять человек три с половиной часа. И это было на третий день после «Зенита». И подобные моменты — на протяжении всего сезона.

— Наверное, вам смешно читать, как игроки из РПЛ жалуются, что им неудобно ездить на поезде.

— Я читал интервью Классона, когда он рассказал, что из Сочи ехал на автобусе семь часов и офигел. Подумал: «Семь часов всего лишь. Во второй лиге пацан никогда не играл». Условно, играешь в Новотроицке — ездишь по 800 километров, а если в Махачкале — каждый выезд по 1 300 километров. В ФНЛ перелеты постоянные — вот это тяжело.

— Ощущаете в команде, что за «Аланией» теперь больше следят?

— Да, это приятно. Я хотел отметить еще то, о чем мало говорят. Против «Зенита» у «Алании» в старте вышли 11 местных игроков. И Тулу тоже обыграли, когда в старте были все местные ребята. Но почему-то в превью перед «Зенитом» нас назвали командой-мемом. Никто не сказал о футболе, о нашем стиле, об идеологии и о том, что у нас в составе играют и побеждают местные пацаны.

Я вырос и родился в Осетии, с детства мечтал играть за «Аланию», и таких ребят в команде много. Хочется, чтобы на это обратили внимание. Такого в России сейчас нет. Только Галицкий что-то похожее пропагандирует, но пока все легионеры не ушли, играли не свои воспитанники.

— Часто бывает, что клуб выходит из ФНЛ в РПЛ и меняет большую часть состава. Думаешь, в «Алании» это исключено?

— Уверен, идеология бы сохранилась и остались бы 90 процентов ребят. Нам Спартак Артурович сказал: «Я с вами со второй лиги. Сначала я поверил в вас и поднял, а теперь вы ответили на это доверие, и мы вместе добиваемся успехов. Как я могу вас отпустить?» Если бы мы вышли, то сохранили бы состав. Усиление бы точно было бы, но это два-три игрока.

— Сейчас наверняка в РПЛ есть спрос на игроков «Алании».

— Думаю, что некоторых пацанов будет тяжело удержать. Они переросли уровень ФНЛ, им нужно пробовать себя в РПЛ. Но мы как команда добились чего-то, а не как отдельные личности. Если бы я не попал сюда, если бы Спартак Артурович не поверил в меня, кто-то бы позволил мне так играть? Если бы мы так не играли, не было бы такого доверия, мы бы с тобой даже не разговаривали. О нас говорят не как об отдельных личностях, а как о команде. Мы сильны этим.

— Но если тебя позовут в РПЛ летом, будешь рассматривать варианты?

— Да, конечно.

— У тебя уже были разговоры?

— Были и зимой, и в прошлом году. И не только клубы из России интересовались. Был вариант в Европе, и зимой были переговоры, но он отпал. Хорошая команда была — участник еврокубков.

— Была информация, что после интервью, где ты оценивал вратарей РПЛ, у тебя отпал один из вариантов для перехода в премьер-лигу. Слышал об этом что-то?

— Не знаю об этом. Даже если это правда, мне все равно. Значит, так должно быть. Значит, там смотрят на слова, а не на дела. Я просто сказал, что не считаю себя хуже тех вратарей, о которых говорил. Я не говорил, что они плохие. Они все хорошие, не зря играют в «Спартаке», ЦСКА и «Краснодаре».

Единственное, что я имел в виду, что не считаю себя хуже. Я простой парень, не думаю о себе много.

«Вратари в России боятся придумывать. А я это делаю, потому что от меня требуют»

— Почему игра ногами и роль вратаря при розыгрыше мяча в России не так важны, как в Европе?

— Потому что всем важен результат. Они все боятся. Чего ты боишься? Мне закинули за шиворот с «Волгарем», с Хабаровском дважды. Три ошибки за два сезона. А забили мы 30 голов с моего начала атаки. Вот и считайте.

Замечают только то, что вратарю забросили мяч за спину. Начинают хейтить. Но не видят, что после «Волгаря», от которого я пропустил с 70 метров, в следующем матче при 0:0 отбил пенальти, и мы выиграли. Но об этом никто не сказал, все тиражировали только тот гол мне за шиворот. Потому что всем нужно только плохое.

По истории с Дзюбой и его видео так же — как будто никто этим не занимается. Ну, попал пацан, бывает такое. А в 2018 году он был богом для россиян. Что изменилось?

— А как ты сам относишься к Дзюбе?

— Я лично с ним не знаком, мне ни горячо, ни холодно. Это его жизнь, пусть что хочет, то и делает. И мне хочется, чтобы ко мне не лезли и не учили меня. Что хочу, то и делаю, не трогайте меня. И так же отношусь к другим — ни к кому не лезу и никого не трогаю.

— Кто в РПЛ умеет играть ногами?

— Дюпин играет в РПЛ ногами лучше, чем другие 15 вратарей лиги. Но не в России.

— А кто — лучший в России?

— Ты с ним разговариваешь! А кто же еще?

Ростислав Солдатенко. Фото ФК «Алания»
Ростислав Солдатенко. Фото ФК «Алания»
ФК «Алания»

— Ты рассказывал, что делаешь под 50 передач за игру. А какие средние цифры у вратарей в РПЛ?

— Как-то смотрел интервью Виталия Витальевича Кафанова, и он говорил, что Песьяков в какой-то игре сделал около 40 передач и установил рекорд. А я... Ну, посмотрите, пожалуйста, на пацана, который в среднем по 50 пасов в матче делает. Что вы делаете со мной?! (Смеется.)

— Что ты думаешь о Кафанове?

— Одно слово — легенда. Все хотят поработать с ним, пройти стажировку.

— Вы с ним не пересекались?

— Нет, но пересечемся! Куда он денется от меня?

— Почему у нас существует этот пробел с игрой ногами у вратарей? В европейском футболе возросла роль голкиперов, которые умеют начинать атаки, активно вовлечены в это, а мы этот момент упустили.

— Думаю, вратари боятся. И это самое главное. И боятся не того, что плохо играют ногами или не умеют, а что их посадят на лавку. Ему лучше сыграть проще, чем что-то выдумывать, как я это иногда делаю.

Но я выдумываю, потому что меня просит тренер. В этом разница. Если бы Спартак Артурович не просил бы меня так играть, я бы так не играл. Обо мне сейчас говорят, что я вратарь-авантюрист. Но я — не авантюрист, от меня этого требуют. Перейду я условно в «Зенит», и мне там скажут, чтобы я не выходил из ворот далеко, то я и буду играть так, как от меня требуют. Вот и вся разница.

«Куртуа за уши вытащил «Реал» в финал Лиги чемпионов»

— У нас сильная вратарская школа?

— Это сто процентов. В детстве в 15 лет я попал в «Аланию», и там были Сослан Джанаев и Дмитрий Хомич. Для меня Сос — топ. Когда я увидел, как он играет на линии, то не мог понять, как вообще ему можно забить. На линии он великолепен. И у нас все могут играть на линии. Бывает и так, что ты можешь быть хуже другого вратаря, но, когда ты играешь, партнеры чувствуют уверенность. И ты будешь играть, потому что в тебе уверены, а в нем — нет.

— Из-за подсказа и управления защитой?

— Да, мне рассказывали, что Владимир Габулов из-за того, что постоянно говорил, был без работы. За счет подсказа он не давал ничего создать у своих ворот. А что в этом плохого?

— Это отлично. А как у тебя работает подсказ?

— Я подсказываю, но когда 25 тысяч на стадионе, то особо недокричишься. Опять же, повторю, что все видят только игру ногами, что, условно, по моим воротам нанесли два удара в створ и забили два гола. Но люди не видят, что я предотвращаю моменты: играю на опережение и выбью мяч в аут, чтобы не было выхода один на один, например. Этого не замечают почему-то. Но заметят, что вратарь вытащил мяч из девятки. А когда ты прочитал момент и предотвратил опасную атаку — это увидят только мастера вратарского искусства и те, кто разбирается в деталях.

— Как тебе игра вратарей в плей-офф Лиги чемпионов? Кто-то впечатлил?

— Куртуа вытащил «Реал» в этом плей-офф. Парень просто все тащит на линии. Он за уши вытащил «Реал» в финал. А Херонимо Рульи, наоборот. Я давно слежу за ним, в этом сезоне следил за «Вильярреалом», и он весь сезон был в порядке. Но запомнят его после матча с «Ливерпулем» и будут думать, что он привозит.

— Ты говорил, что удар между ногами — самый трудный для вратаря.

— Для высоких вратарей — да. Но я не особо высокий и не особо маленький. Мне нормально. Такому, как Куртуа, между ногами легче забить — пока эти два метра сложатся...

— Есть у тебя ориентиры в спорте?

— Нет, я сам двигаюсь.

— За кого ты болеешь кроме «Алании»?

— «Манчестер Юнайтед». Ван Дер Сар — легенда.

— А Де Хеа сейчас как тебе?

— Если бы не он и не Роналду, «Манчестер» бы боролся за выживание.

«Перед «Зенитом» Гогниев сказал: «Надо разнести ребят из другой команды»

— Гогниев сегодня в числе лучших российских тренеров, вернул «Аланию» на высокий уровень. В чем его особенность?

— Он никого не боится, для него нет авторитетов. Он может обыграть любую команду в мире, у него психология такая. Он не любит проигрывать. Никто этого не любит, но есть разница между тем, когда ты не любишь проигрывать, и тем, когда ты всегда хочешь побеждать. Он всегда гнет свою линию. И еще всегда что-то интересное придумывает.

— Хотя в футболе, как кажется, все уже придумано.

— Да, еще он не только на результат работает, но и на зрителей. Он всегда говорит о том, что мы играем для зрителя. Интерес есть. Надо поднимать российский футбол.

— Анчелотти показывал игрокам «Реала» видео их камбэков, чтобы вдохновить их на победу над «Манчестер Сити». У Гогниева есть похожие фишки?

— Да, есть такое. Он иногда показывает видео. Перед «Зенитом» мы посмотрели фильм про «Аланию», сделанный к юбилею, который пока не вышел. Все пацаны местные, свои и понимают, за какой клуб играют.

Еще он показал нам превью к матчу, которое транслировали по телевизору. Что кто-то кого-то оскорбил, что тренер эмоциональный чересчур, но ни слова о футболе. Он нам сказал: «Ребята, надо разнести пацанов из другой команды». Надо в первую очередь говорить о футболе, а не о том, что вокруг.

Иногда я сам смотрю видео про «Аланию», про ее историю. У меня ком в горле. Мы такой клуб представляем, столько людей за нас переживает. Как можно не хотеть выиграть, не биться за этот клуб?

— У «Динамо» тоже была серия пенальти в четвертьфинале. Ты смотрел?

— Да, мы видели. Лещук выручил в серии пенальти.

— А как тебе Шунин?

— Хороший вратарь для России, опытный. Но меня никто в России не удивляет. Наверное, только Акинфеев.

— Чем?

— Смотрю на него и понимаю, что от него исходит сильная аура. Прет уверенность. Когда он в составе, все могут быть спокойны за то, что у тебя сзади. Я бы тоже хотел такого достичь.

Ростислав Солдатенко с командой. Фото ФК «Алания»
Ростислав Солдатенко с командой.
ФК «Алания»

«Мы хотим выиграть Кубок России. И нам без разницы, кто попадется на пути»

— «Алания» — одна из самых ярких команд ФНЛ и Кубка России. За счет чего?

— Послушай, что людям первое приходит на ум, когда они слышат про российский футбол? Мне — большие деньги, но нет результата. А в ФНЛ априори нет больших зарплат. И у нас нет таких ребят в команде. И все пацаны свои. Со многими я в детстве играл, мы мячи подавали на матчах «Алании». И вся команда такая. Только четыре игрока не из Владикавказа, но давно стали своими. За счет этого у нас получается. И за счет того, что мы пашем на поле.

— О чем ты мечтаешь?

— У меня обычные мечты. Для начала хочется играть в премьер-лиге и в топ-команде, а также в сборной России. А дальше — как сложится.

И нет такого человека, который бы не хотел хорошо зарабатывать. Я вырос в обычной семье, где покушать всегда было, но ничего лишнего. Хочу, чтобы моя семья, мои родные и близкие ни в чем не нуждались. Для этого я много работаю. И если это случится, меня это никак не поменяет, я не отпущу весла и буду еще больше работать.

— Что для тебя «Алания»?

— «Алания» — это моя мечта детства. Я провел все детство на стадионе «Спартак». Эта аура... Чтобы понять, надо было оказаться на 33-тысячном стадионе. «Алания» для меня — это семья. Все мои братья здесь работают, играют со мной в команде.

— Два шага до Кубка России. Какие настроения в команде?

— Все может быть: от великого до смешного — один шаг, как говорится. Если «Динамо» проиграем, не будут говорить о нас. Но все реально. Игра на игру не приходится. Можно 2:5 проиграть, но в другой день с этой же командой сыграть лучше и обыграть. Очень много факторов. Настроение у нас одно — мы хотим выиграть Кубок. И нам без разницы, кто попадется на пути. Мы будем биться, а там будь что будет. Мы должны показать все, на что способны. Главное, чтобы команда хотела выиграть и показала свой дух, характер, выгрызала мячи.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости