21:25 17 апреля | Футбол — РПЛ

Игорь Бушманов: "Пак и Гайсин опровергли наличие предварительного сговора и согласованность действий подсудимых в отношении них".

Адвокат Павла Мамаева Игорь Бушманов прокомментировал итоги заседания Пресненского суда Москвы по инциденту, который произошел 8 октября 2018 года, в кафе "Кофемания". По делу также проходят брат форварда "Зенита" Кирилл Кокорин, Александр и друг полузащитника "Краснодара", детский тренер Александр Протасовицкий.

Братья Кокорины, Мамаев и Протасовицкий были взяты под стражу за участие в двух драках в центре Москвы в октябре 2018 года, в результате которых были избиты водитель ведущей "Первого канала" Ольги Ушаковой – Виталий Соловчук, чиновник Минпромторга Денис Пак и гендиректор ФГУП "НАМИ" Сергей Гайсин.

– Важно, что оба потерпевших подтвердили нашу позицию, о том, что никаких признаков предварительного сговора и согласованности действий подзащитных они не наблюдали. В этом они едины с ранее доброшенными свидетелями-очевидцами. Подсудимые осуществляли свои действия индивидуально и не в отношении всех потерпевших, как неверно утверждается в обвинении. В частности, Мамаев никаких противоправных и аморальных действий в отношении Пака вообще не совершал, что сегодня в очередной раз подтвердил сам потерпевший.

Были выявлены некоторые противоречия в показаниях Гайсина. Для их устранения оглашены его показания на предварительном следствии, которые отличались в части описания конкретных действий Мамаева, Протасовицкого от указанного потерпевшим на допросе в судебном заседании.

Кроме того, была продемонстрирована видеозапись, которая прямо свидетельствует о том, что действия Мамаева по нанесению единственного удара ладонью, пришедшегося в лицо Гайсина были отнюдь не беспричинными, как голословно указано в обвинении. Они были вызваны первичными действиями самого потерпевшего, который инициативно схватил Павла за одежду и стал его отталкивать от себя. При этом, до этого Павел никаких противоправных действий не совершал, ни в отношении Пака, ни в отношении самого Гайсина. Чем были обусловлены такие действия потерпевшего в отношении Павла? Возможно, он неправильно оценил обстановку, поскольку пришел позже и не видел обстоятельств начала конфликта и поэтому действовал импульсивно, под влиянием эмоций. А за свои действия Мамаев ранее уже принес извинения потерпевшему и подтвердил желание примириться с ним и в сегодняшнем судебном заседании.

На продемонстрированной записи отчетливо видно, что после ответных действий Мамаева, Гайсин попытался продолжить применение к Павлу физическое воздействия в более жесткой форме и даже повалил на стол. Но к счастью для всех участников конфликта другой подсудимый – Протасовицкий предотвратил такие действия Сергея Владимировича, удержав его. Однако, что удивительно и Протасовицкий даже является обвиняемым по этому эпизоду, хотя действовал абсолютно во благо обоим участникам инцидента. При этом ни Мамаев, ни другие подсудимые в дальнейшем никаких иных действий в отношении потерпевшего не предпринимали.

То есть, фактически по абсолютно личным мотивам, произошла обоюдная потасовка между двумя мужчинами, происходившая в течение нескольких секунд и не повлекшая явных последствий для здоровья ее участников. Единственная небольшая ссадина нижней части губы, выявленная у Гайсина, вредом для здоровья не является и вообще не может быть квалифицирована как побои, которые подразумевают под собой наличие не одного, как в нашем случае, а нескольких повреждений.

Поскольку хулиганская мотивации в действиях Мамаева при этом отсутствовала и они никак не связаны с отдельным эпизодом в отношении Пака, все это исключает уголовную ответственность Мамаева по событиям в кафетерии.

– Почему Гайсин не может сказать, принял он извинения или нет? И принесены ли они вообще?

– Сложно сказать, чем объясняется такая позиция потерпевшего. Извинения были принесены еще в ходе очной ставки, что было даже зафиксировано в ее протоколе, который сегодня был оглашен. Они были действительно искренними. Павел и в прошедшем судебном заседании еще раз выразил сожаление о своих действиях в отношении Гайсина и изъявил желание найти возможности для примирения с ним. К сожалению свою позицию по этому вопросу потерпевший пока никак не выразил.

– Откуда возникла версия о предварительном сговоре?

– Это исключительно искусственная фантазия следствия. Абсолютно надуманное ложное обвинение о наличии якобы согласованных групповых действий, ничем не подтверждено. Использовалось исключительно для обоснования содержания под стражей и создания псевдовидимости наличия тяжкого преступления "Хулиганство" в действиях всех подсудимых. При этом никто из потерпевших об этом на предварительном следствии даже не заявлял.

Уже было допрошено более десяти свидетелей, а также все потерпевшие, и никто не указывает, что при них осуществлялась какая-то договоренность или имела место согласованность в действиях подзащитных. Поэтому голословная позиция обвинения, о том что имелся предварительный сговор и якобы имела место быть предварительная договоренность на совершение тех или иных действий в отношении потерпевших, не находит своего подтверждения.

– Что скажете по поводу отклонения вашей апелляции по мере пресечения подсудимым?

– Наши многочисленные и мотивированные доводы просто остаются без надлежащей оценки. Сегодня мы полтора часа выступали в суде апелляционной инстанции по мере пресечения. Прокурор же в течение чуть больше 30 секунд произнес лишь несколько фраз и никак не мотивировал свою позицию по тем доводам, которые мы представили. Такая же формальность обоснования проявляется и в судебных актах.

Мы обращаем внимание, что содержание фигурантов дела под стражей нецелесообразно. Это негативно отражается не только на них самих и их семьях но и на процессе судопроизводства. Ранее это обстоятельство уже привело к досудебной волоките. Жесткое и не оправданное решение о мере пресечения вызывает много вопросов и у общественности. Безусловно суду легче рассмотреть дело и принять окончательное решение в отношении лиц, которые находятся на свободе и самостоятельно являются в суд. При этом, ни для кого ни секрет, что именно содержание под стражей, субъективно негативно влияет на окончательное решение, в части вопроса о мере наказания и зачастую препятствует назначению менее строгих его видов, в т.ч. не связанных с лишением свободы. Очень хочется надеется что эти факторы не ухудшат процессуальную участь подзащитных.

– Пак выступал с листка. Так можно было?

– Это право потерпевшего воспользоваться какими-то заметками. Он был подготовлен к допросу и кроме того сам является дипломированным юристом.

– Решился вопрос по поводу лечения глаза Мамаева?

– Надеюсь, что в СИЗО ему в квалифицированной помощи не откажут и будет проведено скорейшее лечение Вероятно это конъюнктивит. Скорее всего, ежедневные и длительные перевозки из следственного изолятора в суд и обратно, способствовали занесению инфекции.

Результаты опроса

131430 чел.

Справедливо ли решение суда оставить Кокорина и Мамаева в СИЗО до 25 сентября?
48.9%
Да
43.2%
Нет
7.9%
Затрудняюсь ответить
Загрузка...
Материалы других СМИ