Мария Пасека: "Мустафиной было труднее всех, она же капитан"

Мария ПАСЕКА. Фото AFP Мария ПАСЕКА. Фото AFP Ангелина МЕЛЬНИКОВА (в центре) допустила единственную серьезную ошибку в финале, упав на бревне. Фото AFP
Мария ПАСЕКА. Фото AFP
1

РИО-2016

Серебряный призер Олимпиады в командном многоборье рассказала о том, как она настраивалась на финал и что сказала Ангелине Мельниковой после ее неудачи на бревне

На нее упал самый тяжкий груз – завершать турнир. Опорный прыжок вообще был единственным видом Марии Пасеки в командном финале. Пока другие соревновались на помосте, она ждала, ждала, ждала, с каждой секундой все отчетливее понимая, что не имеет ни малейшего права подвести.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Олимпийского парка

– Маша, каково это было – ждать?

– Ужасно. Я очень переживала за девочек. Было такое чувство, что прохожу с ними каждый снаряд, и что у меня, как и у них, все силы уже на исходе. В какой-то степени меня встряхнула Даша Спиридонова, которая подошла перед моим выступлением и сказала: "Маш, пожалуйста, прыгни на 15,7..." И я поняла, что надо.

– Вы боялись прыгать?

– Очень. В первый день соревнований, когда мы выступали в квалификации, было очень тяжко. Все давило, я плохо понимала периодами, что происходит вокруг. В финале же ощущения были совершенно другими. Очень четкими.

– На протяжении соревнований вы смотрели, как выступают девочки?

– Не всегда. На брусьях я помогала девочкам готовить жерди, потом они перешли на бревно, а я совсем ушла с помоста, заткнула уши наушниками и слушала музыку – настраивалась. Бревно не показывали по телевизору, поэтому я не видела ни одного выступления. Потом ненадолго выглянула – посмотреть вольные упражнения.

Ангелина МЕЛЬНИКОВА (в центре) допустила единственную серьезную ошибку в финале, упав на бревне. Фото AFP
Ангелина МЕЛЬНИКОВА (в центре) допустила единственную серьезную ошибку в финале, упав на бревне. Фото AFP

– А от кого узнали, что на бревне упала Геля Мельникова?

– От нее и узнала. Она появилась, губы трясутся: "Я упала с бревна...". Я сначала даже не осознала смысла фразы, реагировала скорее автоматически: "Ничего страшного, работаем дальше". Понимала, что главное – как можно быстрее успокоить Гелю, все-таки командный финал, ну ладно, случилась ошибка. Но дальше-то ошибаться нельзя. Порадовало, что реакция была именно такой – признаться в том, что тебе стыдно за ошибку, не все способны.

– Выражаясь армейским языком в этой команде вы, как и Алия Мустафина – деды. Это накладывает какие-то дополнительные обязательства?

– Я видела с самого начала, что Алие труднее, чем нам – она же капитан. Мне показалось, что и сама она волнуется. Поэтому старалась поддержать, как могу. Перед началом соревнований мы вместе обсуждали, как настроить на выступления молодых девочек, чтобы они вышли на помост и сделали все так, как делали дома на чемпионате России, на тренировках. Без падений. Решили собраться все вместе – как это было на Играх в Лондоне.

– А как было в Лондоне?

– Капитаном команды там была Ксюша Афанасьева, она посадила всех нас в кружочек, мы поговорили тогда обо всем. И как-то сразу стало легче.

Мария ПАСЕКА. Фото AFP
Мария ПАСЕКА. Фото AFP

– Перед началом финала вы думали о том, каким может быть результат?

– Нет. Думала только о прыжке. Хотела выполнить его так, чтобы не дать китаянкам ни малейшего шанса остаться впереди нас.

– Это очень страшно – настраиваться на максимум и допустить ошибку?

– Очень. На Олимпийских играх ты отчетливо понимаешь, какую цену может иметь каждая сотая доля балла. До сих пор помню, как сама ошиблась на опорном прыжке в Лондоне. Прыгала те же самые два с половиной винта, просто там они были у меня совсем "сырыми" и корявыми. Если бы так прыгнула сейчас, даже не знаю, что со мной было бы. Но видите, за четыре года удалось все подчистить!

1
Материалы других СМИ
КОММЕНТАРИИ (1)

sailor1990

молодцы

03:49 10 августа 2016