Андрей Моисеев: "Предугадать, что будет после Лондона, не могу"

Двукратный олимпийский чемпион Андрей МОИСЕЕВ. Фото Александра ФЕДОРОВА, "СЭ". Фото "СЭ"
Двукратный олимпийский чемпион Андрей МОИСЕЕВ. Фото Александра ФЕДОРОВА, "СЭ". Фото "СЭ"

СОВРЕМЕННОЕ ПЯТИБОРЬЕ

Интервью "СЭ" дал двукратный олимпийский чемпион Андрей Моисеев, который в эти дни в Москве проводит заключительный этап подготовки к Играм в Лондоне

- Вы не раз отмечали, что не входили в число фаворитов ни перед Афинами, ни перед Пекином. Сейчас, после двух золотых медалей, люди наконец поняли, что с Моисеевым надо считаться?

- Ну-у-у... К сборной России в целом сейчас относятся очень серьезно. Саша Лесун - номер один в мировом рейтинге, я - номер два. В том же фехтовании это наверняка скажется, потому что на поединок с нами все будут выходить с особым настроем. Но говорить, что я прямо такой фаворит, перед этой Олимпиадой тоже не приходится. Есть тот же Лесун, есть венгры, которые очень хорошо себя показали на последних стартах. Кто сможет собрать все вместе, тот и выиграет.

- А итальянцев, особенно Николу Бенедетти, вы рассматриваете в качестве фаворитов?

- Я бы скорее включил их в число темных лошадок. У них есть и сильные, и слабые стороны. И неизвестно, что в Лондоне перевесит. Олимпиада ведь не похожа на чемпионаты мира или Европы. Это отдельный, совершенно особый тип соревнований. На Играх нет полуфиналов. А потому нет и права на ошибку.

- Другим пятиборцам, читала, это, наоборот, нравится - не надо тратить силы на два дня выступлений.

- С одной стороны, да, ты не устаешь. Но, с другой стороны, повторюсь: не остается права на ошибку. На Олимпиаде время быстро пролетает, особенно для молодых: вроде только проснулся и вдруг понимаешь, что уже сидишь на коне и остался один вид.

- Кто-то из выдающихся пятиборцев недавно сказал, что в идеале нужно представить, что ты не на Олимпиаде, а, скажем, на этапе Кубка мира. И это поможет снять излишнее давление.

- Говорить-то можно все что угодно. Но невозможно себя обмануть, сказав: нет, это не Олимпийские игры, это другие соревнования. Ты же не робот! Нельзя нажать у себя кнопочку, включить режим "я все делаю, как на тренировке" и пойти выступать. Ты же видишь, что происходит вокруг: везде олимпийская символика, все яркое, кругом люди в форме национальных сборных, полный стадион. Ты выезжаешь на коне и чувствуешь себя, как на футболе. Реально! Прыгаешь через препятствие, а вокруг толпа грохочет: "У-а-а!" Но нам ничего не остается, как в этой стрессовой ситуации перебарывать себя и работать.

- И те же чемпионаты мира к этому совсем не готовят?

- Нет! На Играх, когда выезжаешь на конкур, такие аплодисменты, что в пору от ужаса сразу разворачиваться и ехать обратно. Это ад! Не знаю, что будет в Лондоне, но в Пекине было именно так. Для меня это был шок, даже по сравнению с Афинами. Представьте: трибуны на десять тысяч человек. Выезжаешь к ним - и чувствуешь себя таким беспомощным и маленьким. Ужас!

- Англичане по идее тоже могут организовать на пятиборье аншлаг.

- Да. Известно, что сама королева Елизавета II приедет на наши соревнования. (После паузы.) Сфотографироваться с ней, конечно, не удастся. Даже просто посмотреть на нее мне, боюсь, будет некогда (смеется).

- На недавнем чемпионате Европы в Софии удалось опробовать новые мишени, которые будут на Олимпиаде?

- Нет, система была старая, с немецкими насадками на пистолет. По поводу новой на самом деле еще вопрос, будет она на Олимпиаде или нет. Мы на всякий случай купили эти новые насадки и, возможно, поедем в Лондон с двумя пистолетами. Теоретически на Играх нам могут дать выбор, из чего стрелять. Если так, буду использовать немецкую насадку. У меня ни разу не было такого, чтобы она не работала. Поэтому я не сторонник ее менять. Но если правила обяжут, другая насадка будет наготове.

- Видно, что министерство свое слово держит и проблем с материальным обеспечением у вас действительно нет.

- Ну, конечно, непосредственно перед Олимпиадой условия всегда хорошие. Сейчас в наличие все что захочешь: выплаты, медикаменты, оружие.

- Вы говорили, что с учетом высочайшей конкуренции в команде ставили перед собой задачу с первого же отборочного старта включиться в борьбу за путевку на Игры, не откладывая дела в долгий ящик. То есть изначально настраивались именно на чемпионат мира в Риме, хотя формально отборочным считался и прошедший позже финал Кубка мира в Китае?

- Нет, на самом деле упор делался еще на прошлогодний чемпионат Европы. Это был первый старт, где разыгрывались олимпийские лицензии. И самый реальный шанс получить их, ведь на Игры там отбиралась первая восьмерка. Вот в нее и хотелось попасть. В итоге тот турнир я выиграл, сразу обозначив свое лидерство. А потом победил и на чемпионате мира в Москве. После этого можно было не расслабиться, конечно, но по крайней мере чувствовать себя уверенно. Хотя вопросы ко мне на этом закончились не у всех, и на чемпионате мира вновь пришлось упираться и доказывать, что я достоин ехать на Олимпиаду. Что я и сделал, заняв второе место.

- В Риме на последнем круге вас догнал и обошел партнер по сборной Александр Лесун. Как так получилось?

- Знаете, есть такое поверье, что нельзя выигрывать чемпионат мира в год Олимпиады (улыбается). Это, конечно, стереотип, потому что раньше говорили, что и две Олимпиады подряд выиграть нельзя. Вот Саша Лесун выиграл чемпионат мира и вполне может победить на Играх, доказав тем самым, что это не более чем суеверие. Другой вопрос, что это еще никому не удавалось.

(После паузы.) Во время того комбайна я понимал, что в принципе могу и выиграть этот чемпионат, хотя такой задачи не стояло. Я даже на тройку не рассчитывал, думал быть где-нибудь в десятке. Правда, как показала практика, хорошо, что я оказался вторым. Стань я каким-нибудь пятым, сразу начались бы всякие разговоры.

Саше я проиграл, возможно, потому, что был слабее готов в беге. А еще не было такого дикого настроя, как, к примеру, на чемпионате мира в Москве. Не хватило эмоций, из-за чего и дал слабинку на финише. Хотя потом понял, что бежал не на пределе возможностей. Но вот не смог перешагнуть через себя, второе дыхание почему-то не открылось. Однако, скажу честно, я доволен своим вторым местом.

- Вы обмолвились, что Игры в Лондоне могут стать для вас последними, а могут и не стать. Что будет влиять на ваше решение?

- Вы знаете, в первую очередь мое психологическое состояние. Как я посмотрю на все это дело: надоело мне или нет? Потому что сейчас есть и запал, и настрой хороший, и блеск в глазах. А после Игр, сам знаю, всегда наблюдается сильный спад. Опять же буду смотреть на здоровье. Пока предугадать, что будет после Лондона, не могу. Может наступить апатия, а может и нет. Я уже немолодой спортсмен, многое повидал, так скажем. И говорить о каких-то там амбициях, честно говоря, уже не приходится.

- Тогда что сейчас вами движет, если не они?

- Тяжело четыре года держать себя в нужном состоянии. Не знаю, смогу ли сделать это еще раз. Сейчас другая ситуация, предолимпийская. Есть и азарт, и все остальное.

- Вот и мне кажется, что вы совершенно не производите впечатления пресыщенного победами человека.

- Так и есть. Накануне Олимпиады цель понятна и ясна. И никаких нюансов тут быть не может.

- После Пекина, когда вы взяли паузу и год фактически занимались физкультурой, дело было в той самой апатии?

- Я девять месяцев практически вообще ничего не делал. Потом сели, пообщались с тренером и решили, что можно попробовать. Правда, когда начали, у меня проскакивали мысли: а может, зря я все это затеял? Было реально тяжело с этими новыми правилами. Все вокруг уже вовсю тренировались, были готовы к ним. А я, как слепой котенок: вообще не понимал что делать, куда бежать, куда стрелять. Для меня это был реальный шок. Но за полтора года адаптировался полностью.

- То, что многие в вас не верили, заявляли: мол, Моисееву в новой системе с комбайном места нет, - дополнительно подстегивало?

- Да. Вы же знаете, у нас добрых людей хватает (иронично улыбается). Говорили, и вид спорта уже не тот, и Моисеев. Но я понимал, что это все фигня. Если все стреляют и бегут, то почему я-то не могу? Что я, хуже всех? Да, дискомфорт был сильный, но потом все стало нормально.

- Введение комбайна изменило расклад сил в мировом пятиборье?

- В чем-то, наверное, да. Те страны, которые раньше не попадали в финал, сейчас стали появляться в десятке. Но, по сути, ничего не поменялось. Россия как была в лидерах, так и осталась. Так же и Венгрия. Если в стране есть сильные традиции пятиборья, то никуда они не денутся.

- Вы летите в Лондон практически накануне своего выступления и, по сути, практически все Игры проведете в Москве. Не обидно?

- Из опыта двух предыдущих Олимпиад я точно знаю, что раньше, чем за два-три дня до старта там делать нечего. Потому что это расслабляет организм, который ты всеми силами готовил к старту. К тому же это сильный выплеск эмоций. Поймите, Олимпиада - это большой праздник. Все веселятся, обмывают медали. А тебе на этом празднике еще нужно выступать. Надо как-то засыпать, когда на улице орут и гуляют. Лучше спокойно готовиться дома и ничего этого не видеть. Я вообще за то, чтобы ехать туда за день до старта. В итоге мы летим за три, но это еще нормально.

- По поводу кандидатуры знаменосца сборной на церемонии открытия развернулась бурная дискуссия. Что думает по этому поводу человек, чье имя часто называли среди возможных претендентов?

- Я не знаю, какие имена там называли, но с итоговым решением я в корне не согласен. Без обид, это мое личное мнение, но я не понимаю сделанного выбора. Во-первых, почему флаг несет женщина? Он как минимум тяжелый. Вот вы знаете другие команды, где флаг несла бы женщина?

- Например, Катар. Но там это идеологический момент, поскольку они чуть ли не впервые посылают на Игры атлетов-женщин.

- Ну вот видите. Россия и Катар - немного разные вещи. Я абсолютно ничего не имею против Марии Шараповой, она великая спортсменка. Но в России есть не менее заслуженные люди, олимпийские чемпионы, в том числе неоднократные. Теннис - это вообще отдельно стоящий вид спорта, как футбол или хоккей. Там больше шоу, другие зарплаты, другое финансирование, вообще все другое. А Олимпийские игры - немного иная спортивная область, и Шарапова здесь - новичок. Для меня этот выбор был очень неожиданным. Может, все остальные отказались, потому что это энергозатратная миссия?

- Или по другой причине. Ведь есть же довольно популярное суеверие, что знаменосец на Олимпиаде не выигрывает. А Шарапова, существующая совсем в иной среде, вряд ли "заморачивается" подобными вещами.

- Я слышал про эту примету, но сомневаюсь, что она действительно работает. Если бы объяснили, почему выбрали именно Шарапову, другой вопрос. А написали, что все за нее проголосовали. Такая очень по-российски размытая формулировка. Повторюсь, я не против Шараповой, но двух пунктов, о которых сказал выше, не понимаю.

- Вам быть знаменосцем не предлагали?

- Лично мне - нет. Поскольку мы прилетаем под конец Олимпиады, этот вариант в любом случае сразу отпадал.

Екатерина КУЛИНИЧЕВА

1
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (1)

Soren Gabrielsen

Великий спортсмен и при этом весьма неглупый человек, надо сказать.

14:53 20 июля 2012