12 января, 17:45

«В Волгограде сервис лучше, чем в Сакраменто. Кроме супервежливости тут нет ничего». Небанальный взгляд русского бойца UFC

Шеф отдела единоборств
Новичок UFC, который точно заслуживает вашего внимания.

Вячеслав Борщев, Россия, 30 лет. Легкий вес. Статистика в ММА: 5 побед, 1 поражение.

Первым российским бойцом, который проведет бой в UFC в 2022 году, будет Вячеслав Борщев. В ночь на 16 января на турнире UFC on ESPN 32 он выйдет против Дакоты Буша. Борщев получил контракт с UFC, в октябре на Dana White's Contender Series брутально нокаутировав левым хуком Криса Данкана (до этого тот обладал рекордом 7-0). Дана Уайт вскочил с места и начал аплодировать, а Борщев в это время по традиции танцевал вприсядку.

Слава родом из города Волжского, что совсем рядом с Волгоградом. Построил мощную карьеру в кикбоксинге (чемпион мира-2011 в разделе К-1, 18 побед и 2 поражения в профи). В 2017 году Борщев приехал в США, пришел в зал Team Alpha Male, подошел к владельцу зала, бывшему чемпиону WEC Юрайе Фейберу, и сказал: «Я хочу драться». Борщев хорошо проявил себя в спаррингах. Настолько, что Фейбер сам решил выйти против него — и 15 раз задушил (это была схватка по грэпплингу). Тем не менее Вячеслав остался в Team Alpha Male, где начал работать тренером по ударной технике, а заодно развивать свою бойцовскую карьеру. С 2018-го он в Сакраменто (там находится зал) на постоянной основе.

Можно сказать, что такого российского бойца, как Вячеслав, в UFC не хватало: очень общительный, с чувством юмора, эрудированный. Борщев не только классно анализирует бои, но и в красках рассказывает о жизни в США, подмечая как позитивные, так и негативные моменты. На днях мы записали со Славой большое интервью, и его ответ на вопрос, в чем Волгоград лучше Сакраменто, удивил. «Сервисом», — уверенно заявил Борщев.

***

— Чем Волгоград лучше Сакраменто? — вопрос Славе.

— Это мой родной город. (Улыбается.)

— А помимо этого?

— Нельзя сказать, что город лучше, — наверное, тут дело привычки... У нас намного лучше развит общественный транспорт. В Сакраменто его, можно сказать, практически нет. Ну, он есть, но он практически бесполезен, и им пользуются только самые-самые бедные ребята. Еще мне удобнее административное деление Волгограда — более понятно, где какой район и прочие нюансы. Плюс Волга, разве с ней может что-то сравниться? Наверное, только океан, да и то, океан — не Волга.

Конечно, мне очень нравится Мамаев курган, музей-панорама [Сталинградской битвы]. Нравится, что у нас много памятных мест, в Сакраменто таких немного. Опять же, памятные места, которые есть в Волгограде, — это не просто что-то вроде: «О, этот чувак основал город или что-то здесь сделал».

— В Волгограде есть места, которые могут на слезу пробить.

— Конечно, это же места, которые изменили весь мир. Когда ты стоишь на высоте 102 и понимаешь, что там на один квадратный метр чуть ли не по 1500 пуль приходилось... Как там вообще люди выжили? Просто подняться до «Родины-матери»... Пока ты идешь, там играет музыка, очень грамотно поставленная, памятники, на которые ты смотришь, — если реально вдуматься, что все это значит, что значит каждый рисунок, что это значило для людей и почему они отдавали свои жизни... Я в последнее время никак не мог отделаться от мысли: хорошо, я понимаю, почему советские люди так воевали, но почему нацисты такой бой давали? На кой хрен им это было нужно? Что нужно было положить людям в голову, чтобы они так дрались на чужой территории? А так, Волгоград все беднеет, заработок хуже. Город большой, есть много чего интересного, но вся моя любовь к Волгограду необъяснима. Я там все знаю, мне там все нравится... А, точно! Даже в Волгограде в кафешках сервис лучше, чем в Сакраменто!

— Да ладно...

— Здесь плохой сервис.

— В чем это выражается?

— Официанты долго работают, часто путают заказы. Кроме суперэкстремальной вежливости больше нет ничего. Приносят все как свинье — когда подают еду, все вместе намешано. Часто в помещениях бывает грязно. Здесь очень сильное разделение между крутым рестораном и обычной кафешкой. Если в Волгограде ты пойдешь в крутой ресторан или в обычную кафешку — везде будет примерно одинаково чисто. Ну, может, в крутом ресторане будут какие-то нюансы или обстановка лучше, чем в обычных, средних местах. А здесь, если ты идешь в среднюю кафешку, даже нормальную, не суперкрутую, но дорогую, то вполне возможно, что будет грязно. Могут на грязный стол накрыть. Может, так не везде, но я с таким часто сталкивался. А в Канзасе была вообще жесть. Когда мы туда приехали, там все было как в кино про Дикий Запад, разве что в лицо не кидали. Но при этом все очень вежливые!

— Еще в Америке есть такая тема, что помимо фастфуда там поесть особо и негде. Даже в том же Лас-Вегасе. Так или иначе, там большинство заведений — фастфуд.

— Даже если это не фастфуд, то они обязательно добавят туда кучу всяких соусов, всякой фигни, чтобы это было максимально жирно, сладко, солено и так далее. Не знаю, можно ли тут сказать, что конкретно Волгоград в этом лучше, или это в целом разница между Америкой, Россией и другими странами... А, ну и, конечно же, в Волгограде самые красивые девчонки!

***

А вот еще несколько любопытных замечаний Борщева — из интервью, которое он дал «СЭ» в октябре 2020 года (в тексты мы его не переводили, есть только на видео).

«В Лос-Анджелесе есть целые города бомжей. Тысячи людей живут в палатках на улицах, какают и писают прямо там, где живут. В Лос-Анджелесе есть места, где уже сейчас бьют панику ученые, что там чума может начаться, как в Средневековье. Если не решить эту проблему, то может начаться чума. Даже в Сакраменто уже не рекомендуют купаться в Сакраменто-ривер, потому что бомжи гадят в речки, и там уже какие-то бактерии появились».

«Black Lives Matters? Это настолько мутная тема... я лично считаю, что это внутренние разборки демократов с республиканцами. Здесь основная причина не черных с белыми, а бедных и богатых. Просто так сложилось, что среди бедных большинство черных, ну так сложилось исторически, потому что все они когда-то были рабами. Ну не могут рабы за одно-два поколения все стать капиталистами и буржуями. А так — расизм здесь всегда был жесткий. Один из наших тренеров по борьбе Ли Кэмп помнит время, когда ему в автобусе нельзя было на одних местах с белыми сидеть.

Это, кстати, ответ всем антисоветчикам. В 1961-м черный не мог зайти в бар, где были белые, и выпить там. Полная сегрегация была. И в этом же году советский человек полетел в космос. И кто? Сын крестьянина полетел! Жесть здесь была с расизмом, расизм был жесточайший. Но сейчас это проблема бедных и богатых. Средний класс в Америке? Он есть, в отличие от России, социальные лифты работают лучше, чем даже в Европе. Но пропасть между богатыми и обычными людьми все равно огромная. В Америке, если теоретически пахать изо всех сил, даже обычной работягой, можно почти каждому до среднего класса дотянуться. Выше — уже сложно, в элиту пробиться практически нереально. Но бедных в США, конечно, больше, чем среднего класса и всех остальных, но это везде так в мире".

Интервью с Борщевым о его предстоящем дебюте в UFC читайте скоро на сайте «СЭ».

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости