12 июля, 21:15

«Мирко упал и закатил глаза...» Сбор Кро Копа в 2001-м: розыгрыши, никакого тайбокса, химия

Шеф отдела единоборств
Читать «СЭ» в
Воспоминания звезды К-1 Алексея Игнашова.

В конце 1990-х и первой половине 2000-х Pride и UFC уже пользовались довольно большой популярностью, но был тогда промоушен, который шумел ничуть не менее громко. Это К-1 — профессиональный кикбоксинг. Эрнесто Хуст, Питер Артс, Жером Ле Баннер, Реми Боньяски, Марк Хант, Энди Хуг, Мирко Филипович (Кро Коп), а позже Сэмми Шилт, Бадр Хари, Алистар Оверим — список легенд единоборств, которые там бились, просто огромен. Проходили там и шоу-бои с Акебоно и Боббом Саппом, который, впрочем, какое-то время считался вполне серьезным бойцом.

Разумеется, в К-1 выступали бойцы из СНГ, наиболее заметный из них — минчанин Алексей Игнашов, выходец из легендарного клуб тайбокса «Чинук». Он дрался практически со всеми топами К-1 и в те времена считался реальной звездой. Сейчас Алексей живет в Москве и работает тренером в «Академии бокса» в Лужниках — где мы с ним и встретились и проговорили три часа. Сегодня — небольшой фрагмент нашей беседы о том, как Игнашов ездил на сбор к Мирко Кро Копу в начале 2000-х.

— У меня спросили: «10 дней с Мирко будешь спарринговать?» Я такой: «А кто такой Мирко?» Они: «Ну, он сейчас будет боксировать с Питером Артсом (бой состоялся в марте 2001 года, Филипович выиграл единогласным решением судей. — Прим. «СЭ»), у тебя стиль похожий [на соперника]. В Хорватию поедешь?» Я: «Поеду». 10 дней спаррингов, он за это денежку дает. Мирко встретил меня в аэропорту. Начали боксировать день, два, три. Так и знакомство наше пошло.

— Вы с ним по-русски, а он с вами по-хорватски?

— Не, мы с ним на английском, и там у него были наши братья славяне, цыгане или еще кто-то, не знаю. У них там свои мутные терки. У них там по-русски тоже говорили. Правда, с акцентом. У них же была охранная фирма, его и Звонимира — это его менеджер.

Мирко на самом деле такой работяга! Он и сейчас бы выступал, и выступал бы по боям без правил, просто у него случился микроинсульт. Помню его бой с нашим Лешкой Олейником (в ноябре 2013 года в Москве на турнире промоушена «Легенда», Олейник победил фирменным приемом «ущемление диафрагмы». — Прим. «СЭ»). Потом Лешку сразу в UFC взяли. Это же Сашка [Емельяненко] не смог тогда с ним [с Филиповичем] боксировать. Я ему звоню: «Саня, Саня». А он такой: «Я ему дам, бум». Я по голосу понял, что что-то тут не то (Емельяненко должен был стать соперником Филиповича, но не смог выйти на бой. — Прим. «СЭ»).

— Вы сказали, что Мирко вам что-то интересное рассказывал.

— Рассказывал, что демонстрантов гонял — в шлеме, в маске. Он же в «маски-шоу» выступал. А его менеджера Звонимира разыграли, когда был последний спарринг. Я якобы коленом бью, а Мирко падает красиво и закатывает глаза. Лежит такой, и Звонимир сразу подбегает на ринг: «Ай, ой, что случилось?!» Мирко глаз приоткрывает и смотрит на него. И Звонимир сразу ему и мне — по подзатыльнику. Потом кроссовки мне купил за этот розыгрыш!

— А вы могли с Филиповичем бой провести?

— Может, и могли встретиться, но у него не было такой инициативы. Он много кого перебил. Мы 10 раз бились [в спаррингах], каждый день. Я сразу, после первого спарринга, сказал своему менеджеру: «Пять по три, тайский бокс, и я его вырублю». А Мирко мне все время кричал: «Три секунды, три секунды!» А я его вяжу, скрутки делаю, вывожу на колено. А он мне: «Три секунды!» Я ему объясняю: что, три секунды тайского бокса, что ли, делать?! Я и так на 5-6-й день не пришел, потому что он отбил мне ноги, надо было подлечиться. Хоть двое щитков, но он бил очень сильно. Я поначалу, как обычно, в стойке работал. Он же левша, и он как дал с ноги! У меня ручки-то на месте, и я такой: «Ух, какой интересный парень!» И как начали мы рубиться в первый же день! Я ему хочу коленом в голову дать, а он мне все время говорит про секунды. А я еще молодой, амбициозный... Хочешь забрать у меня оружие, что ли? Какие еще три секунды?

После третьего раунда я ему сказал: «Мирко, на сегодня хватит. У меня печень, и ее прихватило». Потому что мы отдыхали все время. Откуда-то я тогда приехал. Попросил «Эссенциале форте», чтобы мне немного полегче стало. И дальше стали работать. Второй день, третий...

— Хай-кики у Мирко действительно крутые?

— Там не то чтобы крутые. Там супер-пупер! Таких бойцов было мало. Я всегда держал руки. Если бы я не был тайским бойцом, то упал бы, он бы меня вырубил. У него такой удар был... Он красиво делал. Раз-два, не убираешь руку — и потом нога. Толкнул — и сразу за ухо ногу. Как Петя Артс. У меня с Питером дружеские отношения, я его Петей называю. А Реми Боньяски — Ромой. У меня была собака, далматинец, — Артс. А черный кот — Реми.

— У Мирко еще такие мощные ноги...

— Он очень много работает. Пахарь. Вообще, я впервые увидел его еще в детстве — на турнире в Чехии. Он все по печени, по печени — восьмерку тогда выиграл, нашего парня еще победил. И мне сказали, что он мой потенциальный соперник в будущем. Я такой на него смотрю и думаю: «Да это же конь!» Я тогда еще с Игорем Вовчанчиным познакомился. То есть это было древнее время.

— Вовчанчин — это круто.

— Мирко, по-моему, с ноги его круто вырубил.

— Да-да.

— Когда увидел, как Мирко работает, я понял, что такое профессионалы. Мы тоже профессионалы, но у них и медицина была на профессиональном уровне. Химичились они в то время нормально. Мы работали пять раундов: сильная борьба, большой бой — хорошо же били, а потом еще на снарядах работали, упражнения делали. Он лежа как даст с левой ноги, а потом как даст с правой ноги! Это у них специальные упражнения такие. Я, конечно, попробовал. То есть лежа можно резко ударить ногой и нокаутировать. На ноги он обращал внимание. Прыжки, взрывы, качался. Ну, он такой пахарь. Молодец. Он еще военным был, демонстрантов разгонял. Как мне рассказывал — негров.

— Жестко разгонял?

— Очень (улыбается). Как обычно, как все разгоняли.

— Со щитом?

— Как положено. В масках, чтобы не было видно.

— Это в Хорватии?

— Да-да. В самой Хорватии.

— А что там африканцы-то делали...

— Я не знаю. Он мне так сказал. Пришли и, может быть, возмутились. Субсидии, может, хотели.

— Веселый мужик?

— Да, веселый. Но инсульт есть инсульт.

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты.
Новости