Макс Холлоуэй — король объемно-ударного стиля. Насыпал Каттару 445 ударов, теперь мечтает о 1000

13 ноября, 20:20
Макс Холлоуэй. Фото Getty Images
Но и сам уже получил по голове 1032 раза.

Бывший чемпион UFC в полулегком весе Макс Холлоуэй — боец, который вывел ударную статистику в смешанных единоборствах на новый уровень.

Да, он не был первым, кто начал работать в высокотемповом бокс-стиле, построенном на давлении и большом объеме ударов. До него на высоком уровне это делали братья Диаз, ранний Майкл Биспинг и некоторые другие, но гаваец поднял среднее количество панчей на невиданный ранее уровень, практически приблизившись к цифрам профессионального бокса. В декабре 2018-го Холлоуэй набил 290 значимых ударов в поединке с Брайаном Ортегой, свалив исторический рекорд Нейта Диаза в 238 ударов, державшийся семь лет (правда, Макс настрелял свой показатель в четырех раундах, а Диаз — в трех). А в январе этого года взял и вовсе нереальную цифру в 445 значимых попаданий в поединке против Келвина Каттара. Отметим соперника Холлоуэя — без его стойкости и подбородка такой статистики мы бы не увидели.

 

После бомбардировки Каттара Макс пришел на подкаст к заслуженному тренеру по боксу Тедди Атласа, где выдал не просто интересное интервью, а один из величайших бойцовских манифестов:

«Я часто видел в боксе, как один соперник избивает другого 8-10 раундов, но тот все держит, стоит. Проигрывает вчистую, его громят, но — стоит. И в такой момент выигрывающий, тот, кто наносит ущерб, может сломаться. Он постоянно думает: «Почему он не ломается, сколько ты еще будешь держаться?» В конце концов он устает сам от таких мыслей, потом устает физически и дает тому шанс совершить чудо-камбэк.

Я для себя решил, что со мной такого никогда не произойдет. И бой с Каттаром навсегда укрепил во мне эту веру. Я накормил его 700 ударами. В следующий раз, когда будет новый такой Каттар, и он снова будет все держать, я буду говорить себе: «Спасибо тебе, дорогой, за то, что благодаря тебе я бью свои же рекорды. Тот взял 700, а тебе я раздам 1000. Спасибо, что вносишь мое имя в историю. Я люблю рекорды». И я буду раздавать ему столько, сколько он хочет, а мои рекорды будут тем временем обновляться. Хочешь побыть жестким парнем? О'кей, я накормлю тебя по полной. Не хочешь выходить из клетки? О'кей, накормлю, а потом сам же тебя за руку выведу. Так что я готов к новым рекордам».

Больше всего в стиле Холлоуэя удивляет, как он наращивает количество ударов с первого по четвертый раунд с падением выработки только в пятом.

Среднее количество значимых ударов за раунд Холлоуэя в UFC:
1 раунд / 24, 04 значимого удара
2 раунд / 31, 90
3 раунд / 39, 94 (!)
4 раунд / 67, 83 (!!)
5 раунд / 39

Среднее количество ударов растет с 1-го раунда по 4-й с последующим спадом только в 5 раунде. То есть с 1-й по 20-ю минуту боя Макс наращивает ударный темп все больше и больше. Да, в 3-м раунде Холлоуэй дрался 19 раз, а в 4-м — только шесть, но тем не менее шесть раз в 4-м раунде выдавать средний объем в 67, 83 значимого удара— это могучая цифра. Не говоря уже о способности стабильно увеличивать объем ударов просто с 1-го по 3 раунды.

Есть у Холлоуэя и ряд других рекордов значимых ударов, к которым пока просто непонятно, кто бы смог приблизиться.

Выбивал 100 значимых ударов и больше в 12 поединках UFC. Ни один другой боец в истории промоушена не выходил из сотки больше, чем в восьми боях.

Нанес 2618 значимых ударов за время выступлений в UFC. Ближайший преследователь — Дональд Серроне с 1727 ударами — это притом что Ковбой провел на 13 боев в UFC больше.

Нанес 141 значимый удар в 4-м раунде поединка против КелвинаКаттара. Никто и никогда не вырабатывал такое количество ударов за один раунд в UFC.

Об исключительном кардио гавайца говорит и другой сорекорд — у него шесть поздних финишей в UFC (от 3-го раунда и дальше) — как у Рэнди Кутюра и Йоэля Ромеро. Если Ромеро настигал соперников в поздних раундах больше силой, Кутюр — и силой и выносливостью, то Макс — только выносливостью, темпом и объемом.

Лучшие удары Холлоуэя — это джеб, правый прямой (которым он нокаутировал Коррасани, ронял Альдо и других), левый хук в корпус, серии боковыми ударами в голову, правый апперкот (которым он уронил Волкановски), спиннинг бэк-кик, правый хайкик (которым он попадал по Макгрегору, отправил в нокдаун того же Волкановски), хорошее колено навстречу, в последнем бою против Каттара мы также увидели, что Макс начал блестяще применять диагональный локоть — в общем, довольно пестрый и суперкачественный арсенал.

Конечно, стиль Макса предполагает и обратный ущерб — когда тебе нужно постоянно давить и работать только в стойке, нереально не пропускать ударов. В силу этого условия Холлоуэй также стал первым бойцом в истории UFC, пропустившим 1000 значимых ударов в голову. До этого рекорд принадлежал Диего Санчесу, которому по голове попали 954 раза (за 32 боя). У Макса уже 1032 пропущенных в голову, и при этом он ни разу не побывал в нокауте или нокдауне — вдумайтесь в это. Да, в поединке с Порье Макс от тяжелого удара упал на сетку — если бы не она, то мы бы отсчитали официальный нокдаун. Но сетка — часть ММА, без нее и тейкдаунов бы в клетке делали гораздо меньше. Если Холлоуэй упал на нее, но не скатился на канвас, а вернулся в прямое положение — значит, официального нокдауна нет.

Общая же статистика значимых ударов в голову у Макса выглядит так:

1829 — довел
1032 — пропустил

В последние годы гаваец обеспокоился таким ущербом и, чтобы сгладить последствия, решил отказаться хотя бы от спаррингов.

«Когда я начинал в ММА в 16 лет, то спарринговал каждый день, — говорил Холлоуэй в интервью ESPN. — С годами количество спаррингов падало. Спарринги — это не то, что ты делаешь в радость, это просто работа, которую нужно выполнить. Иногда хорошо, когда на неделе у тебя есть вот такие тяжелые дни, но сейчас мы отказались от этого. Мы не спарринговали в прошлом лагере и не будем в этом.

Сейчас я просто думаю о сохранности своего мозга. Вот недавно я понял, что курс математики за 3-й класс уже мне дается очень тяжело. Если я буду продолжать получать по голове, то вряд ли смогу помочь Mini-Blessed [сыну] с уроками. Если у меня уже проблемы с математикой для третьеклассников, и не только с математикой, но и орфографией,— это безумие. Я уже говорю Рашу: «Бро, я примерно понимаю, как найти здесь ответ, но показать все это решение с начала и до конца... Это уже твои проблемы. Лучше позадалбывай этим учителей, я не в курсе, что с этим делать».

 

Тем не менее с таким стилем подкрадывается логичный вопрос — когда-то же это должно закончиться? И Макс Холлоуэй, сделанный из редчайшего по крепости материала, должен упасть в нокаут? Ведь мы не раз видели, когда боец, у которого когда-то был гранитный подбородок, в итоге упал, а затем начал падать чуть ли не в каждом бою (самый яркий пример — Чак Лиддел).

Тут важно выделить направления нокаутов. Если говорить о ТКО-нокауте на земле, когда Макса переведут и забьют (как когда-то того же Лиддела перевел и забил Кутюр), то это очень сложно представить. Макс всегда в исключительной форме и очень здорово защищается от переводов. С каждым новым этапом карьеры его защита от тейкдаунов крепчала — когда-то он показывал 60%-ную защиту от переводов, но теперь она на уровне 84%. Фрэнки Эдгар, Александр Волкановски — взрывные и физически сильные борцы не смогли удерживать Макса на земле, Ортега не смог повалить Макса как следует. Есть в этом дивизионе Мовсар Евлоев, но у него греко-римская база без хорошего контроля на земле. Поэтому представить сценарий, где Макса перевели и забили либо где он валится от усталости и самовольно идет на землю под град ударов, очень сложно.

Остается нокаут в стойке, и вот тут мы видели для Макса наибольшую опасность, нокогда он поднялся в категорию выше. Очень плотный и сильный Порье бросал бомбы, и несколько раз Холлоуэю было тяжело. Если же брать бойцов его веса, и Альдо, и Ортега, и даже Каттар — все они попадали по Максу очень сильно (Ортега попал фирменным тяжелейшим локтем), но он ни разу не был даже в чем-то отдаленно напоминающем опасность. Поэтому в разменных вариантах или вариантах, когда Макс намеренно идет на ущерб, чтобы подойти поближе, допустить его падение тяжело. По крайней мере, ближайшие несколько поединков, пока Макс все еще очень молод (гавайцу по-прежнему нет 30).

Остается нокаут от удара, который Макс может не увидеть. И вот тут его сегодняшний поединок против Яира Родригеса крайне интересен. Мексиканец может подготовить непредсказуемую и вероломную технику — кик, локоть или колено, — которую можно не заметить. Холлоуэй давно не дрался с бойцом-кикером такого редкого стиля, интересно, как он подготовится к другой дистанции и атакующим углам соперника. Если же Макс не даст Яиру ничего в его схемах и снова выбоксирует из соперника весь дух — это обогатит его наследие новыми красками.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

3