«Дедушка говорил: «Тот, кто не подтягивается 20 раз, — слабый». Крылов и Анкалаев выяснят, кто лучший полутяж в UFC из CНГ

26 февраля 2021, 09:00
Никита Крылов. Фото Instagram
Но лучше бы их не сводили друг с другом.

В ночь на 28 февраля два лучших полутяжеловеса UFC из cтран СНГ — Никита Крылов и Магомед Анкалаев — подерутся в со-главном событии вечера на турнире UFC Fight Night 186 (UFC Vegas 20) в Лас-Вегасе.

Крылов занимает восьмую строчку рейтинга — ровно на этой же позиции он находился в свой первый пик в UFC зимой 2016-го. Тогда Никита после вязкого старта из двух поражений и одной победы выиграл пять боев подряд досрочно, что само по себе фантастическое достижение: только трем другим бойцам в истории полутяжелого веса UFC — Чаку Лидделлу, Джонсу Джонсу и Фрэнку Шемроку (все — чемпионы) — удавалось построить серию из пяти финишей подряд.

Публикация от Никита Крылов (@nikitakrylovufc)

Потом серия Крылова оборвалась — он проиграл удушением Мише Циркунову, а затем его пути с UFC разошлись. В 2018-м выходец из Донбасса вернулся в организацию и сразу же получил в соперники нынешнего чемпиона Яна Блаховича. Проиграв снова удушением, Никита набрал лучшую форму в жизни, удосрочил неуступчивого ветерана Овинса Сен-Прю, уступил в примерно равном бою Гловеру Тейшейре и затем без проблем заборол всегда опасного и непредсказуемого Джонни Уокера.

Хотя у Крылова уже 13 боев в UFC (столько же у Хабиба, Омари Ахмедова и Рустама Хабилова), он все еще очень молод — Никите только 28 лет. Сегодня он представляет собой универсального бойца, физически сильного, с очень упорной борьбой (Крылов едва не задушил Гловера, несколько раз переворачивал того в партере; после Крылова бразилец уничтожил на земле двух бойцов топ-5 — Энтони Смита и Тиаго Сантоса), хлесткими киками. Он значительно более рациональный и дисциплинированный, чем в свой первый заезд в UFC.

Соперника Крылова — Магомеда Анкалаева — можно назвать одним из крупнейших ММА-талантов новой волны. Абсолютный и безукоризненный универсал со страшными ударами ногами, нокаутирующей силой в обеих руках (нокаутировал левой Куцелабу, правой сломал нос Абреу и уронил Прачнио), врожденным чутьем к финишу, очень грамотно двигающийся и умеющий экономить энергию.

Магомед пришел в UFC непобежденным (10-0), однако чудом завалился в первом же бою — он доминировал над Полом Крейгом, но на последней секунде боя попался в треугольник. Трудно сказать, было ли поражение Анкалаева случайным — Крейг обладает одним из самых коварных треугольников в ММА, у него длинные, тонкие и очень гибкие ноги, которыми он может обвязать мгновенно и из любой позиции. Хотя до конца поединка и оставалась одна секунда, тут нужно понимать, что это очевидно зрителям, у которых перед глазами секундомер. Бойцы же могут не услышать гонг о том, что остается 10 секунд, могут находиться в абсолютном потоке, поэтому 50 секунд, или полторы минуты, или одна секунда — это дела сильно не меняет. Крейг провел треугольник, и Анкалаев не смог защититься. На таком уровне случайности почти никогда не случайности, а глубокие — возможно, не видимые сразу — закономерности.

Так или иначе, Анкалаев никак не сбился после этой осечки — уверенно раскатал четырех последующих соперников (ни один из этих поединков даже не был равным) и теперь, находясь на 11-й строчке рейтинга, будет драться с Крыловым за большое титульное будущее.

Интервью с Магомедом появится на нашем сайте чуть позже, а пока вашему вниманию разговор «СЭ» с Никитой Крыловым.

***

Как супруга поздравила с 23 февраля, что подарила?

— У меня в семье каждый день праздник, особенно когда я дома. Супруга мне ничего не подарила, потому что я два с половиной месяца не был дома, не видел ее, своего ребенка. Но каждый день она дарит мне приятные душевные разговоры и хорошее настроение.

— Два с половиной месяца в лагере. По ощущениям, вышли на пиковое физическое состояние?

— Да, безусловно. Я понимаю, как должен ощущать себя спортсмен [перед боем]. Если говорить о моих кондициях физических, о моем кардио, то я себя неплохо чувствую.

— Бойцы в UFC часто говорят, что почти никогда не бывает так, что готов к бою на 100%. Что-то болит, что-то не то. Из 13 боев в UFC сколько раз были готовы на 100%?

— Почти всегда что-то болит. И спокойнее всего себя чувствуешь, когда что-то идет не так. Что-то болит, что-то выскакивает, есть какие-то проблемы. И когда их нет, чувствуешь неспокойствие. Сейчас хорошо готов, чувствую себя нормально, этот лагерь мне понравился.

«На бой с Блаховичем не должен был выходить. Уже за неделю до поединка весил 93 кг»

— Помните момент в карьере, когда ощутили себя зрелым мастером? Тем, кто не допускает откровенно грубых ошибок и показывает стабильность.

— Не уверен, что и сейчас таковым являюсь, всегда есть чему учиться, что оттачивать. Подметить всегда что-то можно, все зависит от столкновения стилей.

— У вас в инстаграме стоит статус: «У меня 25 побед и 6 (случайных) поражений«. Какие бои в UFC проиграли по собственной глупости, какие — потому что соперник был выше классом? Вот недавно Тайрон Вудли заявил, что он всегда проигрывал только из-за травм либо ментальности, никто и никогда не бил его чисто.

— В каждом поражении так или иначе соперник оказывался сильнее — то ли из-за травмы, то ли из-за каких-то других проблем. Какие-то были моменты всегда, на которые стоило обращать внимание. Один бой я знаю точно — было состояние, в котором, наверное, непозволительно было выходить на бой. Это бой с Яном Блаховичем, мое возвращение в UFC.

На тот момент я действительно не то что тяжело болел, но организм мой переносил сложную яму. У меня до того никогда не было, что мой вес провалился в 93 кг без сгонки. А тогда я уже за неделю до боя весил 93 кг и пытался всю неделю наесть этот вес, восстановить как-то его, но ничего не получалось. Каждый день под вечер у меня поднималась температура, и состояние было не очень хорошее. Хотя все проходило с задором, желание было большое подраться, но логичнее было сняться с боя. В остальных случаях проблемы были менее значимые.

— По Блаховичу ощутили, что он как-то страшно силен физически? Жакаре говорил, что поляк сильнее многих тяжей.

— Ну в том-то и дело, что мои силы покинули меня еще в тот момент, когда я находился сверху, в контролирующей позиции. Оценивать его физику мне сложно. Многие ребята говорят, что и у меня все нормально вроде бы с физической силой. Но не в том бою. Однако, судя по всему тому, что происходит в боях Блаховича, он действительно крепкий парень.

«Харрис подошел после боя: «Услышал твой вес и подумал, что мне школьника привезли»

— В 2014-м мы победили Уолта Харриса самым быстрым хайкик-нокаутом в истории UFC — на 25-й секунде боя. Помните, почему приняли решение бить ногой в голову так рано?

— Это была заготовка. На тот момент я был крайне несбалансированным бойцом, недавнее подписание, первое поражение, относительная неопытность в боях такого масштаба. Но так или иначе я всегда верил в свои силы. С ним был план нанести несколько ударов по нижним уровням, а затем перевести на голову. Я, возможно, несколько ускорил, там череда нескольких ударов ногами была, я решил один в голову довести.

Наверное, Уолт и сам был расслаблен, потому что даже после боя, когда мы с ним разговаривали, он с улыбкой вспоминал: «Когда я услышал на взвешивании твой вес, подумал, что мне какого-то школьника привезли» (Крылов показал 98 кг перед боем, Харрис — 109 кг. — Прим. «СЭ»).

— Причем у вас в UFC есть хайкик-нокаут и правой ногой, и левой. Хермана вы наглухо выключили именно левой ногой. Какой ногой бьете хайкик сильнее?

— Не оценивал, не взвешивал, но, думаю, с обеих ног есть нокаутирующая мощь. Ногами я бью с детства, еще с киокушина, мой первый тренер учил бить хлестко. Мне кажется, они вполне одинаково бьют. Просто это разные удары немного. Передняя нога — это более короткий и менее заметный удар, удар же правой может иметь чуть больший вес, потому что время разгона чуть больше. Но если бить быстро, оба удара могут быть нокаутирующими.

— У вас была серия в пять досрочных побед в полутяжелом весе UFC. Так-то феноменальное достижение — только у Лидделла, Джонса и Шемрока в этом весе были такие серии, и все они чемпионы. До последних двух боев у вас еще никогда поединок не доходил до решения. Как объясните такое обостренное чутье к финишу?

— Всегда лучше решать без судей, кто победил в бою. Все бои до крайних двух, которые закончились решениями, меня действительно всегда что-то подгоняло. Я даже не считаю это сильной стороной. Сейчас я к крайнему бою пытался подходить более размеренно. После поражения решением мне нужна была победа решением. А что касается этой серии — я во всех этих пяти боях задавал такой темп, которые соперники не готовы были выдерживать, поэтому надламливались до окончания основного времени. Вряд ли здесь дело в каком-то моем чутье.

— В большинстве случаев, когда тебя переводят, ты сразу берешь на гильотину. Против Анкалаева это может работать?

— Да я даже чаще попадался на гильотину, чем мне удавалось ее делать. Это не излюбленное мое движение, а больше что-то рефлекторное. Сейчас я сквозь опыт понимаю, что лучше встать и делать свип, сменить позицию, потому что вариантов задушить гильотиной не так много. Лучше просто поменять позицию.

«Даже не знал о таком приеме «удушение Вон Флю», когда Сен-Прю меня им душил»

— Но вы же в принципе отличный душитель, четыре удушающих в UFC (в истории полутяжей рекорд по количеству сабмишенов у Гловера Тейшейры — шесть). Так здорово получается душить за счет длинных и сильных рук?

— Не знаю, просто занимал нужные позиции. Над многими аспектами работаю, многое получается в тренировках. Что-то из того, что не получалось на тренировках, иногда даже получалось в боях. Даже если не получается, ты как минимум думаешь об этом, смотришь, разбираешь. Удушение — один из самых безопасных сабмишенов. Если идти на руку, на ногу — всегда есть возможность пропустить контратаку. А удушение, тем более сзади, — всегда нормальная тема.

В свое время Овинс Сен-Прю задушил вас удушением Вон Флю. До него в истории UFC был только один случай проведения этого приема. Вы знали о таком сабмишене, когда попались в него?

— Нет. Только после боя разбирал этот прием, сейчас уже да — знаю, что делать, если попался в него. На тот момент это было чем-то новым для меня.

— Что чувствуешь, когда захват уплотняется и тебя душат?

— Да ничего. В глазах темнеет, а потом ты просыпаешься. Четче помню момент пробуждения, чем момент засыпания.

— На последующих удушающих — от Циркунова и Блаховича — ты уже стучал при сдаче, а не засыпал. Решил, что так безопаснее для здоровья?

— Все зависит от приема и того, кто его выполняет, что вообще происходит. С Блаховичем и Циркуновым там не столько даже удушение шло, сколько воздействие на шею и позвоночник. После Блаховича мне пришлось довольно долго-таки шею свою восстанавливать. Когда это просто удушение, всегда есть надежда, что выберешься, можешь предпринять какие-то действия, а когда тебе шею могут сломать, тут и уснуть особо не получается.

«У Анкалаева нет откровенно слабых сторон. Как быть против его киков — пойму уже в клетке»

— У Магомеда Анкалаева есть одно поражение в карьере — треугольником на последней секунде боя против Пола Крейга — поединка, где он полностью доминировал. Сложилось общее мнение, что это было случайное поражение. Согласны? И могут ли быть на таком уровне случайные поражения?

— Понятия не имею. Что значит случайное? Поражение есть поражение. Что-то там сыграло роль — непонятно. Хорошо проведенный прием, или Магомед не слышал, что отбили 10 секунд, или не слышал свой угол. Лучше это у него спросить, чем у меня.

— В плане джиу-джитсу есть что-то, за что бы вы в этом бою хотели зацепиться и найти свой шанс?

— Нет ничего вообще, за что хотело бы цепляться. Я принимаю бой в той плоскости, в которой получается принять. Естественно, не скажу, что я собираюсь драться в стойке или бороться, но могу сказать, что я не чувствую себя дискомфортно на земле или в стойке. Все увидим в субботу.

— После боя с Уокером вы говорили, что заранее понимали — у соперника есть проблемы в партере. У Анкалаева есть такая одна очевидная слабость?

— Он однозначно более оснащен, чем Уокер, откровенно слабые стороны сложно у него выявить. Посмотрим, получится ли у нас в этом бою то, над чем мы работали.

— Как базовый каратист — как бы вы оценили кики Анкалаева? У него уже два нокаута в UFC ударами ногой в голову.

— Если они работают, значит, это хорошие кики. Но я их не пойму, пока с ним не подерусь. Все очень сильно зависит от того, кто стоит напротив тебя, это столкновение стилей.

— Анкалаев очень хорошо бьет левый прямой, два раза уронил им Куцелабу в прошлом бою. Вам комфортно работать против леворукого? Помню, что в бою с Циркуновым он как раз поймал вас левой рукой.

— Я много работал с леворукими и после Циркунова, и до него. В том бою я очень сильно суетился, на то были свои причины. Мы готовились к левше, посмотрим, что из этого выйдет.

— После боя с Гловером вы написали в инстаграме, что у вас были тяжелые, не взрывные руки в этом бою. Впоследствии работали над этим?

— Причина не в том, что я в лагере недоработал, а в том, что случилось перед боем. А это уже совсем другая история.

— А что случилось?

— Я бы рассказал это в посте, если бы хотел.

«ММА догнали Джонса в универсальности. Рейес навязал ему свой темп, чего с Джонсом никто не делал раньше»

— Как бы вы оценили по 5-балльной шкале свою способность видеть удары соперника?

— Так или иначе ты видишь все. Или когда оно идет, или когда оно приходит к цели. Я бы не относил себя к контрпанчерам высокого уровня либо к тем, кто видит все удары. Я свои способности не очень люблю оценивать.

— Помните, в каком бою UFC свою дистанцию нащупывали дольше всего, а в каком — быстрее?

— В бою с Гловером было принято решение работать вторым номером, и вот там было сложнее всего подобрать дистанцию для ударов и безопасное расстояние. А когда я работаю первым номером, то просто иду вперед, и ударная дистанция сама определяется на уровне чувств.

— После боя Джонса с Рейесом вы сказали интересную вещь: «К победе над Джонсом ведет навязывание ему собственного темпа». Как именно Рейес навязал свой темп?

— Джонсу было дискомфортно. Когда человеку получается навязать свой темп боя, он выглядит комфортно. Рейес чуть задрал темп и доставил тому дискомфорт. Джонс не то что не успевал, он, возможно, немного подседал по кардио, возможно, Рейес делал чуть больше движений, чем Джонс ожидал.

— В чем ММА догнали Джонса?

— В универсальности. В том, что кто-то перестал принимать бой на его территории, кто подобрал ключи, решил, что бить по его длинным и худым ногам — это работающая тема.

— Сколько раз едите в день боя?

— Все зависит от времени боя. Если вечером, то пару раз и один перекус. Стараюсь за 3-4 часа не кушать, выходить голодным.

— Перед Уокером что последнее ели?

— Пасту, по-моему.

«Прошлым летом проехал больше 1000 км на мотоцикле из Москвы в Донбасс»

— Вы как-то рассказывали, что у вас бывают спонтанные вспышки — куда-то хочется сорваться и уехать. Проехали от Донецка 100 км на велосипеде, потом из Москвы в Донецк на мотоцикле. Когда в последний раз была такая вспышка?

— Длительное путешествие было летом прошлого года — как раз когда я поехал на мотоцикле на родину и обратно. Чуть больше 1000 км в одну сторону. Что касается Донбасса, то там я могу за день по несколько сотен километров ездить, просто объезжая города, не то что бы вспышки, просто суета и бытовуха.

— Вы говорили, что на вас сильно повлиял ваш дедушка. Что он был за человек?

— Как любой человек военного времени — знал цену слову и делу. Понимал, что нужно больше делать, чем говорить. Меня этому учил и прививал любовь к спорту. Говорил, что тот, кто подтягивается меньше 20 раз, — слабый.

— Вы сколько сейчас подтягиваетесь?

— 20 раз смогу.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
3
Офсайд