«Дайте мне картон, и мы поедем на 7-ю ветку метро — станцую вам брейк-данс!» Этот душевный и необычайно ловкий толстяк — новый герой UFC

Ислам Бабаджанов
Корреспондент
7 ноября, 19:50
Крис Барнетт. Фото Instagram
Очень пластичный человек.

35-летний Крис Барнетт — уникальный тяжеловес. При росте 175 см и весе 120 кг, с телосложением человека, который завтракает, обедает и ужинает исключительно в американских дайнерах, он обладает просто феноменальной пластичностью. Его фишка — амплитудные удары ногой с разворота, которые он наносит при малейшей возможности.

В ночь на 7 ноября Плюшевый Медвежонок (никнейм Барнетта) провел второй бой в UFC. Он дрался в ранних прелимах, но стал одним из главных героев турнира, поразив мир зрелищным нокаутом. Барнетт уронил Жана Вилланте фирменной вертушкой, а затем нанес серию добивающих ударов, вынудив рефери остановить поединок. Копилка ярких нокаутов Криса пополнилась победой в главном ММА-промоушене мира.

В дебюте-то он проиграл — в мае этого года Бену Ротвеллу (гильотина, второй раунд). Впрочем, тогда Барнетт вышел на бой на девятидневном уведомлении. Зато подписался в UFC, что стало сенсацией — все же Крис был больше известен как боец-шоумен, а не как тот, кто может вырубать сильных оппонентов.

Хотя боец он однозначно неплохой — 22 победы, лишь 7 поражений. Барнетт прославился, выступая в Южной Корее и в Японии — там американец отжигал по полной. Он же не только ярко дерется, но и в целом ведет себя вызывающе — но в позитивном смысле этого слова (танцует, кривляется — и никакого трэштока).

Вот так он вышел на бой с Вилланте.

А вот так ушел из зала.

«Ты должен выделяться, в противном случае ты просто очередной боец, — рассказывал Барнетт в интервью Bleacher Report в 2014 году, когда выступал в Японии. — Бойцов много, и некоторые из них действительно любят драться, а другие просто выходят ради чека. Я же люблю развлекать народ. В этом вся моя фишка. Я выигрываю бои ради своих фанатов, особенно в Японии. Я хочу сказать, что они почти поклоняются тебе только за то, что ты — это ты. Я остаюсь собой, когда выхожу в костюме медведя, когда танцую и вытворяю другие вещи. Я могу потанцевать на ринге, а после боя показать то же самое на танцполе в ночном клубе. Я понимаю, что люди тратят с трудом заработанные деньги, чтобы посмотреть бой с моим участием. Так почему бы не устроить им шоу?»

Победа над Вилланте определенно подняла позиции Барнетта в UFC. При этом боев, хайлайтов Криса в YouTube много, а интервью — мало. Первое большое интервью, будучи бойцом UFC, тяжеловес дал после победы над Вилланте.

— Что вы чувствуете сейчас — после такой яркой победы на такой легендарной арене, как «Мэдисон-cквер-гарден»?

— Я понимал, что мне необходимо сотворить нечто такое. UFC, «Мэдисон-сквер-гарден», вся эта аура, эмоции... Я чувствовал себя как Майкл Джордан. Я выходил, понимая, какую задачу мне необходимо выполнить в «Мэдисон-сквер-гарден». По сути, это была вражеская территория (Вилланте родом из штата Нью-Йорк. — Прим. «СЭ»), но я получил колоссальную поддержку. Мое уважение Нью-Йорку. Я понимал, что мне необходимо сотворить нечто безумное.

— Вы всегда были весельчаком, но каково было выходить после поражения в дебюте в UFC?

— Но с кем мне пришлось тогда разделить клетку! Это был Бен Ротвелл, мужик. Он выигрывал у Алистара Оверима, Джоша Барнетта. А я вышел против него на восьмидневном уведомлении. Я не оправдываюсь, проигрыш есть проигрыш, он провел полный лагерь, а я — нет. Если бы я провел полный тренировочный лагерь — сразу же одержал бы победу.

— Вы четко понимали, что сегодня нанесете этот удар [ногой с разворота] и победите?

— Благодаря моему тренеру Скотту Баррету я улучшил работу ног и остальные аспекты. Этот удар я наношу с восьми лет — с тех пор, как начал заниматься тхэквондо. Мой папаша... Свой первый чемпионат по тхэквондо в штате Джорджия я выиграл благодаря удару с разворота в голову. И это произошло на глазах моего отца. Нанести удар с разворота в такой атмосфере... Я хотел испытать это чувство. Чувство того, что мой папаша рядом. Он недавно перенес инсульт. Он всегда был в моем углу, и я всегда старался ради этого чувака. Я всегда слушался его. Что бы он ни говорил во время боев, я отвечал: «Да, сэр». Вот какая у нас ним взаимосвязь. Не то чтобы Скотт Баррет его заменил сегодня, но он и другой мой угловой говорили мне те же вещи, что и мой отец. Они не заменят моего отца, но у них тоже неплохие знания.

Я всегда стремлюсь стать человеком, быстро усваивающим знания. Меня этому учил папаша, и выиграть бой в такой манере, как и примерно 15 лет назад... Я сделал переднее сальто толстяка, и мои эмоции сказали мне: «Погоди-ка. Это тот удар, который ты постоянно наносишь». И я такой: «Боже мой. Я сделал это!» Это и поразило меня. Я максимально сдерживал слезы. Не хотел расплакаться, как Майкл Джордан в «Мэдисон-сквер-гарден» и стать объектом насмешек. Я держал эмоции в себе. А так, да — это круто, мужик. Круто одержать победу таким образом.

— Очевидно, на вас обратят внимание — особенно после сальто и танца. Какие планы? Когда будете готовы вернуться и кого бы хотели в соперники?

— Вроде же 13-го числа следующий турнир? Если вдруг кто-то из тяжей получит травму, то я готов выскочить на коротком уведомлении. Я готов, я цел и невредим, поэтому с удовольствием подерусь. Есть боец — Аллен Кроудер, вот с ним хотел бы сразиться. Не буду требовать бойца из топ-10, понимаете? Нужно двигаться медленно, но уверенно. Потихоньку, маленькими шажками.

Также имеет смысл провести реванш с Беном Ротвеллом, чтобы доказать, что я способен на многое. В 2011 году я дрался с Уолтом Харрисом, и стоит признать, что у меня было преимущество над ним — я весил чрезвычайно много. Поэтому, возможно, и победил его. Можно было бы и с ним провести реванш. Никакого неуважения, я хочу провести с ними повторные бои по той причине, что они настоящие бойцы. Я же, в свою очередь, хочу раскрыть весь свой потенциал.

— Как отпразднуете победу?

— Если вы, ребята, найдете мне картон, то мы можем поехать на одну из станций метро седьмой ветки, и там в подземке я станцую вам брейк-данс. Поставлю шляпу, чтобы туда подкидывали мелочь, и станцую брейк-данс, мы же в Нью-Йорке! Если у вас у кого-нибудь есть аэрозольная краска, я могу разукрасить стену. Выбор за вами (улыбается).

— Поздравляю, сэр. Вы чуть не задели охранника, когда танцевали после боя...

— О, серьезно?

— Да, там чуточку оставалось, и вы бы задели его.

— Мой косяк. Извиняюсь. Думаю, что мне нужно издавать предупредительные сигналы перед началом танца. Большие грузовики же издают сигнал перед тем, как тронуться назад. Так и сделаю в следующий раз.

— Обычно бойцы испытывают колоссальный стресс на неделе боя. Вы же не теряли оптимизма от начала до конца. Как вам удается сохранять такой настрой и бывает ли такое, что ваши нервы на пределе?

— На самом деле у меня отличный покерфейс, но я всегда жил по принципу — живи, люби и улыбайся. Жизнь слишком коротка, чувак, чтобы быть несчастливым. Не важно, откуда вы, ведь вы всегда можете найти то, что заставит чувствовать себя счастливым. Даже не знаю, как объяснить... Вот, например, я, несмотря на все падения, не перестаю улыбаться. Повторюсь, что жизнь слишком коротка для того, чтобы ходить злым и угрюмым. Нужно всегда быть позитивным, и не важно, что происходи с вами, потому что в конечном счете свет в конце тоннеля неизбежен, понимаете?

— Очевидно, фанаты запомнят сальто в вашем исполнении. Как часто вы так делаете?

— Это же переднее сальто толстяка, мужик. Когда я замечаю мягкую поверхность, я стараюсь прыгать, делать сальто. Это помогает мне чувствовать себя Халком, который прыгает туда-сюда. Я делаю переднее сальто толстяка для того, чтобы вдохновлять всех людей на свете на то, что и они могут это сделать.

— Откуда у вас такая ловкость? При таком весе иметь такую пластичность практически невозможно. Это был невероятный удар.

— Все благодаря тхэквондо. Я начал заниматься этим видом спорта в четырехлетнем возрасте. Также это и капоэйра, и брейк-данс, и видеоигры. Я играл в игры и изучал увиденные приемы в реальности. Важна ментальная составляющая. Ментально я представляю себя полусредневесом. Вы можете говорить все, что хотите, весы могут говорить все, что хотят, но я вешу 170 фунтов (улыбается). (170 фунтов — 77 килограммов, на взвешивании Барнетт показал 120 кг. — Прим. «СЭ»). Так что секрет моей ловкости в тхэквондо, капоэйре и вере в то, что если кто-то другой смог, то и я смогу.

— Первая победа в UFC, в «Мэдисон-сквер-гарден», где все мечтают выступить. Что для вас значит эта победа?

— Знаете, что самое безумное? Это только начало, и я это вам гарантирую. Я провел отличный лагерь, достиг необходимого уровня, показал достойный результат. Я будто заново родился. У меня такое чувство, что я заново родился, но при этом сохранил все самое позитивное, что во мне есть.

— О чем говорили с Жаном Вилланте после боя?

— Мы проявили уважение друг к другу. Я поздравил его с рождением ребенка. Я тщательно изучаю соперников. У него замечательная семья, футбольная команда. У него невероятная дружба со Стипе Миочичем. Великие люди притягивают к себе великих людей. Никогда не испытываю ненависти к соперникам. Это был его последний бой, а я, в свою очередь, рад одержать победу.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

2