3 октября, 09:10

«Бухой врач без анестезии хотел ему руку вправить». Как экс-чемпион UFC попал в жесткую больницу в Хабаровске

Шлеменко об экс-чемпионе UFC Рэнделмане: «Бухой врач без анестезии хотел ему руку вправить»
Шеф отдела единоборств
Читать «СЭ» в Telegram Дзен
Александр Шлеменко рассказывает о российских БСМП.

«Несправедливое решение!» — разводит руками Александр Шлеменко, выходя из дворца спорта, где 40 минут назад подрался с Клебером Соузой, почти 38-летним бразильским бойцом, который казался вполне проходимым соперником. Бой закончился вничью, и бразилец смотрелся ничуть не хуже.

Шлеменко останавливается на пару секунд. «Слушай, а какой раунд-то ему отдали тогда, я понять не могу? — продолжает он возмущаться. — Какой? Мне просто... Какой ему отдали, а какой вничью? Получается, один мне, один ему, один вничью?»

Александр садится в белый внедорожник Infiniti. Мы едем в омскую Областную клиническую больницу — у Шлеменко подозрение на перелом носа. Шторм был за рулем. Говорит, что с удовольствием водит даже после боев и вообще «водить круче, чем драться». Рядом с ним — оператор: в Омск — снимать документальный фильм о Шлеменко — прилетел журналист Игорь Порошин («Известия», журнал PROSport, продюсер «Удара головой»). Фильм делается для «Афиши». Сам Порошин сидит сзади — вместе с батькой российской ММА-журналистики Александром Лютиковым и со мной.

Вслед за нами, на другом автомобиле, в больницу отправилась жена Шлеменко Алена, взяв с собой дочь Ангелину и сына Святослава. Ангелина уже бывала на бое отца — в Америке, еще совсем маленькой. Святик же смотрел его бой вживую впервые. И громко кричал: «Папа, давай!» Алена познакомилась с Александром, когда ей было 16 (он на пять лет старше). В мае у них родился уже пятый ребенок.

— Слушай, ну мы же сейчас увидим эпическое зрелище: травматологию в пятницу вечером в Омске, — говорит Лютиков.

— Нет, мы не в БСМП едем, — отвечает Шлеменко со знанием дела. — Если бы мы в БСМП ехали... Помню, когда я ключицу сломал в трех местах — упал на мотоцикле, — это было страшное зрелище. Там люди зеленого цвета сидели.

— А почему они зеленого цвета? — уточняю я уже в больнице.

— Разрыв печени, цирроз печени. Например, когда я лежал в инфекционной больнице, люди прямо там умирали от цирроза печени. То есть они лежали с гепатитами, но все равно кололись. При мне два человека отъехали — от [цирроза] печени. Просто он пока колется героином — он не чувствует этого. Это обезболивающее жесткое.

В больнице пусто — нет никого, кроме персонала.

— Знаете, кто это? — спрашиваю у медсестры.

— Конечно, знаю! — отвечает. — Сегодня на открытии арены же бои происходили? (в Омске открыли новый ледовый дворец — но не 30 сентября, а 1 октября. — Прим. «СЭ»)

— Нет-нет, — говорит Шлеменко. Затем протягивает паспорт и интересуется: «А почему у вас нет пьяных?»

— В прошлом году принимали, в этом — нет.

Когда ты в больнице — самое время вспомнить о других больницах, которые повидал в жизни. И Шлеменко разразился еще двумя историями: про Кевина Рэнделмана и про тараканов в тумбочке.

Рэнделман — один из самых популярных бойцов ММА второй половины 1990-х — первой половины 2000-х. Был чемпионом UFC в тяжелом весе, в Pride нокаутировал Мирко Кро Копа и чуть не угробил Федора Емельяненко суплексом. Еще он выглядел как культурист и красил свои черные африканские волосы в светлые цвета. Так вышло, что последний бой он провел в 40 лет — в мае 2011-го в Хабаровске на турнире «Кубок Мэра» (к сожалению, в 2016-м легендарный боец скончался). На Youtube есть репортаж местных «Вестей» о приезде Монстра (прозвище Рэнделмана) на Дальний Восток, где он подпевает уличному музыканту, в шутку разговаривает со статуями в парке и говорит, что хочет жить в Хабаровске. В соперники ему дали Магомедбага Агаева. Бой закончился уже в первом раунде — Агаев поймал Рэнделмана на армбар и сломал руку. После турнира американца отвезли в местную БСМП. Далее — рассказ Шлеменко. Его с Кевином не было, зато там был Алексей Жернаков, менеджер Шлеменко, сопровождавший Рэнделмана в той поездке.

— Там такая жесть! [больница, куда привезли Рэнделмана] — говорит Шлеменко. — Ты представь: там трупы валяются, зеленые люди, кто-то умирает, кто-то пьяный, кто-то с такой башкой [раздутой]. Там заходишь, и там реально... Я там не был, но мне рассказывали. Я представляю, что это такое, я в больницах российских был некоторых. Сейчас получше ситуация стала, а тогда это вообще был беспредел. Причем его принимал бухой врач, который ему без анестезии хотел руку вправить. И он [Рэнделман] чуть не убил его там.

— А самая жесткая больница, которую видели?

— В которой я лежал с наркоманами. Там знаешь какой беспредел был? Я открываю тумбочку — там тараканов сто, наверное. Я поджигаю газету, хоп, засовываю туда — они все сдохли. Трубку телефона беру, тогда не было сотовых, таракан по ней ползет — хоп, стряхнул его и поговорил с родителями. Вот это был беспредел! Это был 97-й, может, год. Девятый класс. Я заболел, инфекцию поймал.

В больнице мы пробыли 50 минут. Вышли в 02.22 ночи — когда Шлеменко получил заключение врача: «закрытый перелом костей носа со смещением отломков».

— Они говорят, мне надо лечь [в больницу] на трое суток, — сообщает Шлеменко уже в машине. — Но на трое суток я ложиться не собираюсь. Это для обычного человека, а я все-таки спортсмен. Чувствую себя хорошо. Поэтому придется писать отказ.

Александр получил перелом носа впервые за 70 с лишним профессиональных боев. Но не впервые в жизни. Где-то 25 лет назад, когда он возвращался с футбола, его сильно избили. Об этом будет наш следующий материал.

Реклама
Прогнозы на спорт
Онлайн-игры
Новости