9 июня, 12:00

Олег Тактаров: «Русофобию в США не встречал. Она только в интернете бывает, если честно»

Шеф отдела единоборств
Читать «СЭ» в
Большое интервью с первым российским чемпионом UFC.

В конце прошлой недели Олег Тактаров побывал на турнире UFC Fight Night 207 в Лас-Вегасе, где секундировал сразу двоих российских бойцов — Рината Фахретдинова и Александра Волкова. Оба победили: дебютировавший в UFC Фахретдинов выиграл единогласным решением судей у Андреаса Михайлидиса, а Волков в главном бою вечера нокаутировал Жаирзиньо Розенструйка — уже в первом раунде. На следующий день после турнира Тактаров дал большое интервью «СЭ» — когда вместе с Фахретдиновым и их другом Маратом Капкаевым ехал в национальный парк Долина Огня.

Фахретдинов

— Вы сейчас где находитесь?

— Я нахожусь... Вот справа от меня Волков сидит (тут Тактаров пошутил, Волков в это время уже летел в Москву. — Прим. «СЭ»), его не видно, а слева — Ринат. Так что не оскорбляйте в эфире, ладно? Главное, Рината не оскорбляйте — он из мафии татарской еще не вышел (улыбается).

— Рината поздравляем с победой. А вы сейчас в горы поедете?

— Да, мы сейчас поедем в Долину Огня. Это секретное, священное индейское место. Этим наскальным рисункам более 5 тысяч лет. Там находится голова Дарт Вейдера. Срисовали его голову со скалы. Это из «Звездных воинов», если помните. Кстати, такое поверье есть: кто эту скалу встретит, тот везде Дарт Вейдера будет встречать. Это проверено. Когда я увидел ее, потом везде Дарт Вейдер попадался.

Я в Вегасе все знаю. Не знаю только казино, а остальное все знаю — и горы вокруг.

— В казино даже ни разу не играли?

— У меня есть две вещи, которые для меня запрет, — это наркотики и казино. Я с наркоманами и игроманами не общаюсь, даже если они мне предлагают огромные деньги. Это все к несчастью.

— Когда Ринат давал интервью в октагоне, вы крикнули: «Я не устаю!» Имели в виду выносливость Рината?

— Знаете, что тут случилось? Марату позвонил доктор и сказал: «Мы не можем поверить результатам теста!» Один из докторов сказал нам по секрету, что у Рината самая лучшая выносливость в истории UFC. Он — человек-феномен. Ни один из бойцов никогда не показывал таких результатов на проверке.

Я бы хотел, чтобы он капитализировался благодаря этому. Трештокинг и оскорбления — это не наше. Он — джентльмен-файтер и вообще человек-джентльмен. Я сегодня утром зашел в комнату, там все чистенько, потом понимаю, что это не Марат убирался, а Ринат — человек-спортсмен. Как только бой закончился, он снова стал воспитанным человеком. Есть одно село в Мордовии, в котором только воспитанные люди живут, но их почему-то все боятся (улыбается).

— А вы там бывали?

— Я там рядышком проезжал, боялся заезжать. Теперь точно могу заехать.

Был смешной случай [в Мордовии], когда пандемия началась. Я приехал в Саранск, подошел к банкомату, и вдруг резко подъехала «девятка», и из нее вышли пять человек — с бородами. Думал, что ребята из ИГИЛ (запрещенная в России международная террористическая организация «Исламское государство», до 2014 года — «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ), что надо сдаваться, приготовиться. А они такие: «Олег Николаевич, здравствуйте. Извините, пожалуйста. А можно вам руку пожать? Мы ваши фанаты».

— Вы были секундантом в UFC в первый раз? Или, может быть, что-то подобное случалось в девяностых?

— Так, чтобы официально — да, в первый раз. Понервничал я, конечно, сильно. Я вчера, например, даже на ужин не пошел.

— Вы сказали, что хорошо, что Ринат одержал не суперяркую победу нокаутом, а такую трудовую.

— Суперяркая победа нокаутом уже была. А сейчас он показал всем, что может дышать 15 минут без остановки. При этом он постоянно работал. То есть если бы он отдыхал где-то — секунд 10-15-20, а тут человек работал как машина. Как начал — так и закончил. Хотя должны были бой раньше остановить из-за сечки [у Михайлидиса]. Но хорошо, что не остановили. Ринат прошел через этот опыт [полного боя в UFC]. Для него это гораздо полезнее, чем яркая победа. Хотя американцы, в отличие от многих наших болельщиков, это все оценили. Я слышал от людей слова удивления и восхищения, мол, откуда столько выносливости. Это же не просто выносливость, а силовая выносливость. Это редкое явление.

Александр Волков. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Александр Волков.
Дарья Исаева, Фото «СЭ»

Волков. Часть 1

— Теперь про Александра Волкова. Как я понял, вы стали его секундантом после взвешивания в пятницу — тогда достигли договоренности об этом.

— Ребята, давайте слухи сразу прервем, потому что я устал... Совсем недавно вроде все прекратилось, а тут опять началось на некоторых смешных сайтах. Я общался с Сашей последние несколько лет по WhatsApp. Короткая переписка, но он интеллигентный, умный человек — там не надо много говорить. Мы давно общались, и, по-моему, я только сейчас его понял. Я понял, что этот человек по технико-силовым показателям самый сильный в своей весовой категории. А после того, как он в горах наконец-то потренировался, хотя он и до этого тренировался, просто не всем рассказывал — у него и выносливость стала в порядке. Не думаю, что она сейчас сильно отличается от выносливости у других топовых бойцов. Человек улыбался. Перед боем он рассказал мне анекдот и попросил его перевести. Тогда я понял, что бой, скорее всего, закончится в первом раунде.

— Расскажите анекдот.

— Тренер говорит боксеру: «Сейчас выйдешь, бей левой. Бей, бей, бей, пока я не скажу бить правой. Понял? Понял. Что понял? Выйдешь, в***и ему сразу правой — и бой закончен». Саша так отреагировал на установку тренеров, то есть нас, что он сделает все наоборот. Он парень самоироничный.

— Вы же с ним набарывались за день до боя.

— Мы по заданию делали вещи — до боя днем и на разминке. Этого хватило, чтобы... У меня до сих пор голова болит, потому что немножко перегрузился. 26 часов в самолете, три дня в дороге, второй день акклиматизации, и тут ты с сильнейшим тяжеловесом UFC и бойцом ММА в мире... Это тяжело, понимаете (улыбается)?

— Что могли бы сказать про его навыки в грэпплинге? Что почувствовали?

— Что он в полном порядке. И еще его длина ног, и эта мощь, которая появилась... Чуйка... Там все есть. Там все есть и в партере, и в простой борьбе. Все на месте. Я думал, что есть некоторые недоработки. Но там все на месте. Есть одна маленькая психологическая вещь. Если он будет так же относиться к этой вещи, как в этом бою, то он будет все бои выигрывать. Он пройдет всех. Да, может быть, не в первом раунде, но пройдет. Он может совмещать все с борьбой. Парень в полном порядке.

— А что скажете про его физическую силу?

— Просто неимоверна. Неимоверная физическая сила. И у него скорость отличная. Она у него теряется из-за неправильного психологического подхода. Неправильно подошел — она потерялась. А когда он в хорошем настроении — у него вылетают ноги и руки так, что нужно снимать все это.

Рэп

— А чем вам музыка не понравилась, которую Александр слушал? Я еще помню, когда вы были в жюри на Hardcore, вы одного из бойцов подстебали довольно забавно — за рэп.

— Я человек другого поколения. Я могу и Мадонну послушать... А вот с рэпом или каким-нибудь панк-роком я думаю, никогда не сойдусь. Есть Рома Жиган — рэпер, мы с ним познакомились на Палау... Мне рэперы испортили всю мою музыкальную жизнь. Я вижу — белые американцы танцевать под него [под рэп] не хотят. Я ходил только по европейским клубам. Мне американцы там говорили: «Классно, танцевать можно!» Я им: «А че вы тогда рэп-то слушаете?» А они: «Ну... тут так принято. Чтобы быть тафгаем, нужно изображать такого гангстера, делать вид, что тебе нравится рэп». А нельзя быть честным к самому себе человеком и слушать то, что тебе нравится?

Хорошо, что в России так не принято. Хотя в Россию приехал — смотрю, рэп начинают слушать. Едут люди, которые боятся собственной тени, и у них Тупак Шакур играет... Понять это не могу. Я не хочу никого обидеть, может, кто-то слушает, потому что ему это нравится, но для меня, по большей части, когда белый парень слушает рэп, это признак страха, слабости перед окружающим миром. Извините меня за такое ортодоксальное восприятие.

— Вы сказали, что познакомились с Ромой Жиганом на Палау.

— Острова Палау. Это была игра «Остров». Сначала я выбыл, потом он за мной. Прохора Шаляпина там спасали от себя самого. «Они пришли меня порешить» (Тактаров процитировал Прохора Шаляпина. — Прим. «СЭ»). Смешно было. Мне Жиган говорил... В правой руке у него [Шаляпина] был ершик для туалета, а в левой — iPhone. Смотрел фотографии. Сделайте сами выводы, чем он занимался. Я не думаю, что там были мои фотографии и ершик, но, по крайней мере, мне так было все рассказано.

Александр Волков. Фото Федор Успенский, "СЭ"
Александр Волков.
Федор Успенский, Фото «СЭ»

Волков. Часть 2

— Вернемся к Александру Волкову. Быть ему чемпионом в тяжелом весе UFC?

— Из того, что я увидел, делаю вывод, что он мог бы стать чемпионом UFC давным-давно. Я уже говорил, что я бы не позволил ему быть нокаутированным в конце (речь о бое с Дерриком Льюисом в 2018 году. — Прим. «СЭ»). Я бы тогда орал во все горло, когда он с Дерриком бился... Но это все бы-бы-бы. Так не работает. Как положено, так положено. На самом деле на UFC жизнь не заканчивается. Мне нравится, что он себя нашел, поймал вот этот вот кайф, и мы можем видеть бой, выигранный с улыбкой. А что дальше будет... UFC — это такая организация, которая зарабатывает деньги, и они делают все, чтобы заработать деньги. Если он будет приносить деньги, его уже завтра на титульный бой поставят или сделают все, чтобы его соперник был в самых худших условиях. Как было в бою с англичанином (Томом Аспиналлом, Тактаров имеет в виду, что Аспиналл был поставлен в комфортные условия. — Прим. «СЭ»). Англичане очень здорово дома выступают. Вспомните бой Рикки Хатона против Кости Цзю. Вообще много таких случаев. А как только вывозишь их из Англии — уже и не скажешь, что они какие-то чемпионы. Все решают деньги. На Олимпийских играх-то уже деньги все начали решать. Тут акционеры говорят, что делать Дане Уайту.

Наша главная задача сейчас — это чтобы Рината (тут Тактаров оговорился, но наверняка готов сказать то же и про Рината Фахретдинова. — Прим. «СЭ») полюбил простой американский болельщик. Пускай сначала тот, кто понимает ММА, а потом любой, кто смотрит это. Чтобы он [Волков] приносил деньги UFC. Тогда ему будут больше платить и будут больше его пиарить.

Вы вообще понимаете, что вчера произошло? Это был первый подарок [российским болельщикам] со времен военной операции. Никто же не выступает за рубежом. Никто нам не приносил столько радости, как вот эти трое ребят (помимо Фахретдинова и Волкова, также бой выиграл Мовсар Евлоев — он победил единогласным решением судей Дэна Иге. — Прим. «СЭ»). С 24 февраля. При этом все трое победивших — разных национальностей. Я, если честно, хотел бы, чтобы страна их встретила как героев. Я даже вижу сценарий фильма... Хотя я в Америке не видел плохого отношения к нам, бойцам. Ну, ко мне-то по-другому относятся, а вот просто к бойцам абсолютно адекватное отношение. Как ко всем.

— А как конкретно к вам относятся в Америке? Все-таки вы ветеран UFC.

— Очень уважительно — как всегда и было. Вежливо, уважительно. Я, конечно, не знаю, что люди думают, но такое маленькое вау, потому что я же еще в фильмах снимался. Из других бойцов UFC никто не преуспел в актерском мастерстве. Сниматься — снимались, но в роли бойцов.

— Раньше вы критиковали тренерский штаб Александра Волкова, имею в виду именно российских специалистов...

— Я не критиковал тренерский штаб. Я говорил, что надо отпускать его к другим тренерам, которые могут дать что-то еще. А сейчас это, собственно, и происходит. То есть у него все в порядке с тренерским штабом. Они его отпускают, и он сейчас тренировался совсем по-другому. Какие-то ошибки были, но они неизбежны. Если и была какая-то критика, значит, она была конструктивной и принесла пользу. Что в этом плохого?

— Волков в рейтинге лучших российских тяжеловесов всех времен на каком месте теперь?

— Если брать всю историю, то Федор — номер один, Волков — номер два, и, я могу сказать, три... (Тут связь прервалась, но, похоже, Тактаров поставил на третье место себя. — Прим. «СЭ».)

Когда у Александра внутренне все хорошо, если психологически он такой, как вчера, я слабо себе представляю человеческое тело, способное этому противостоять. Просто не вижу такого человека. Он какой-то суперхьюман.

Можаров и Жумагулов

— По поводу Жалгаса Жумагулова и Аскара Можарова, которые также выступили на этом турнире, но проиграли. В прямом эфире вы сказали: «Знаю точно, что им делать, чтобы выигрывать. Может, кому-то из них даже не надо выступать».

— Аскару не надо выступать [в UFC]. Я не знаю, как он туда попал. Я его увидел на тренировке перед турниром, он меня попросил показать прием, и мы чуть-чуть поборолись. Я понял, что парень вообще не из этой среды. Ему не надо выступать. Вот и все. Непочатый край работы, ему времени просто не хватит. У меня много друзей на Украине, и могу сказать, что есть очень много сильных украинских бойцов. И в такой момент не совсем этично ставить на бой настолько слабого бойца. Он может заняться другой деятельностью.

— А про Жалгаса Жумагулова что скажете?

— Ему надо пересмотреть последние две недели до боя, как он себя ведет. Я увидел изможденного психологически человека. Может, он сам себя так доводит или позволил так себя довести, но так нельзя делать. Когда узнал, что он раздельным решением проиграл... Вот она, бессонная ночь, вот эти глаза уставшие, вот эти тренировки мощные перед боем, за день. Так нельзя делать. Я бы его просто отправил в лес гулять за две недели [до боя], а потом сказал бы приехать за два часа [до боя], размяться и выступить. И он бы всех просто положил. У него таланта полно. А он себя измучивает. Так нельзя делать. Я знаю, что он тренируется неистово. Так нельзя тренироваться.

Знаете, вот есть один человек, которого я люблю и уважаю. Он родился с моим отцом в один день, но он говорит, что Олег Николаевич не обладает ударной техникой. А я боксировал с лучшими боксерами мира... Дело не в этом. Я тренировал и преподавал, знаю всю психологию, знаю где, что, куда и как. Как вам объяснить-то это все... Может, даже и не надо объяснять (длительная пауза)... В последнее время начал задумываться, что мне надо общаться с небольшим кругом людей, с теми, кто со мной на одной волне.

— Вы не чувствуете, что я с вами на одной волне?

— Вы-то — да, но наши слушатели могут не быть. Тут залез на один сайт, а они там выставили несколько интересных видео. Я залез, почитал комментарии и думаю: «Боже мой! Откуда же вы все беретесь-то?» Я старый человек в этом плане. Я ортодоксальный. Я рос в то время, когда за слова «пошел на***» убивали. А я просто душил. И сейчас слышать такие вещи... Понимаете, да? Если думают, что я кому-то что-то простил... К сожалению, не могу прощать. Я наказал и простил. И изысканно это делаю. Еще ни один человек, который меня оскорбил, добром не кончил. И не кончит.

— Сейчас в России популярны, так скажем, выставочные бои, в основном по боксу...

— Я понял, куда вы клоните. Я вам скажу мое отношение. Я считаю так: многим ребятам просто не дано быть на уровне, где находятся Ринат или Саша. Просто некоторые хотят хоть как-то реализоваться, чтобы потом рассказывать на печи своим внукам, что они где-то выступали.

Если вы говорите про поп-ММА, то я считаю: почему бы и нет? Другое дело, когда вот эти вот трештокинги, драки, оскорбления — это очень плохой посыл молодежи. Очень плохой. Если они будут с этого копировать, то это отвратительно. Когда они делают на шоу сальто-мортале, я это приветствую. Когда они делают какие-то приемы и не думают о том, как тактически выстроить бой, я это все равно приветствую. Другое дело, когда из этого [из поп-ММА] делают всяких Даней Милохиных и рэперов Моргенштернов (внесен Минюстом РФ в список иноагентов). Это я не приветствую. Но с другой стороны — я об этом говорить тоже не хочу.

Знаете, я читал книгу [Вадима] Туманова. У них в Магадане, когда по телевизору выступал кто-то нетрадиционной ориентации — а-ля Филипп Киркоров, кто-то тихо-молча подходил и просто выключал телевизор. А не грязно бранился напоказ, как это сейчас делается. Если не нравится — тихо подойди и выключи телевизор. Обсуждать это точно не надо. Берут бедолагу Моргенштерна (внесен Минюстом РФ в список иноагентов) и делают себе пиар. Ну, здравствуйте. Зачем себя так унижать?

— А вам предлагали провести выставочный бой с кем-нибудь?

— Предлагали, но, понимаете, у меня сейчас есть один гражданин, который для меня неприкасаемый. Как на зоне п*****с какой-то. Вот он неприкасаемый, и я даже не хочу говорить, кто это. Я попросил одного человека подарить ему машину розового цвета, тот все понял, он его от себя откинул, мы вроде друг друга поняли. Я не хочу даже обсуждать его. Для меня это было через край унизительное. Это все. Это уже ниже, чем животное. И какие-то другие вещи. Кто-то маму затронул и отца, которого нет. Все. Я даже не могу к ним прикасаться. Но жить, как раньше, я им тоже позволить не могу. Естественно, создам все условия, чтобы этого не было.

Олег Тактаров. Фото Global Look Press
Олег Тактаров.
Фото Global Look Press

Америка

— Вы в Америке много где побывали. Можете назвать...

— Я не был только в четырех штатах.

— Ничего себе! Назовите места, которые произвели на вас максимальное впечатление.

— Мне нравится Ки-Уэст, мне нравится грязь Бруклина. Не Манхеттена, а именно грязь Бруклина — необыкновенный по-своему колорит. Немножко Бостон чем-то привлекает. Ниагарский водопад. Новый Орлеан — Марди Гра (карнавальное шествие в Новом Орлеане. — Прим. «СЭ»). Нравится жизнь в Миссисипи, Миссури, Техасе. Вот эти вот маленькие городки. Нравится Остин, Техас — студенческий город. Там в каждом доме ресторан. Такого нет нигде в мире. В Юте полно великолепнейших мест, красивейших. Гранд-Каньон, та же Долина Огня, куда мы сейчас едем. Седона в Аризоне. Индейские резервации обожаю.

Калифорнию я всю объехал. Для семьи, наверное, нет лучше на земле места, чем Сан-Диего. В Лос-Анджелесе можно делать все. И тренироваться, и бизнес, и все такое прочее. Своеобразный город. Сан-Франциско лучше смотреть, конечно, с высоты птичьего полета. Это кэпитал оф гей-коммьюнити. Красивый и своеобразный город. Что-то есть от Нью-Йорка, что-то от старой Калифорнии. Но почему-то я Сан-Франциско не принял для себя. Очень красивый город, но с высоты птичьего полета.

Больше всего в Америке люблю природу. Ее тут охраняют, очень много парков, и она, конечно, разнообразная. Для меня то, что здесь создано, построено, все равно не идет ни в какое сравнение с той природой, которая здесь не принадлежала никому — ни индейцам, ни канадцам, ни мексиканцам. Она просто есть, ее создал Всевышний, и она здесь, конечно, необыкновенная. Такой природы нигде в мире нет. Собственно, как и у нас.

Путешествия

(Тактаров выходит из машины и заходит в помещение с кафетерием, магазинами).

— У вас остановка на кофе?

— Да, на кофе, в индейской резервации. Посмотрите, как здесь индейцы живут. Вот это все принадлежит индейцам. Чтобы вы понимали — здесь накурено. Здесь можно вместе с кофе купить алкоголь, просто бутылку, и пить за столом.

— Есть у вас друзья из коренного населения Америки?

— Полно. В Техасе один из моих первых друзей был Эрнест. Чистый-чистый чероки был. У него папа и мама чероки. У меня сын второй, кстати, на 12,5 процента чероки. В нем это чувствуется.

— В чем?

— Он очень природу любит. Для него природа — это очень такое... Пока учился в институте, он работал проводником для тургрупп. То есть может развести костер из ничего. Он читает следы животных, зверей. Он лучше меня ориентируется даже в русском лесу. Хотя я в лесу вырос. Но тех вещей, которые знает он, я не знаю. У него это как-то натурально.

— Вы побывали во многих странах...

— Я в Австралии не был. Я в Океании нигде не был — за исключением Палау... Еще был в Таиланде, на Тайване, в Японии, на Окинаве. А дальше туда [в Тихий океан] не был. На Окинаве я семинар проводил. Там я поймал первый чайный цигун. Купил какой-то дорогущий чай, и мне его правильно заварили, и я тогда стал чайманом. С этого все и началось.

— В скольких странах были? Считаете?

— Я не знаю. Не считал никогда, но я как-то расставил на карте значки. Купил карту, на которую ставят значки, и у меня под 100 стран получилось.

— Это, мягко говоря, круто. Что больше всего поразило вас в путешествиях?

— То, что все люди одинаковы. Абсолютно все люди одинаковы. Вот это вот больше всего поразило. Иногда удивляешься, что дружить легче по-настоящему искренне с человеком с любого острова, с любым цветом кожи, чем иногда со своим соседом. Вот, например, у меня сосед странный. Он на 9 Мая в георгиевской ленточке пришел, принес тухлую рыбу и спросил: «Не вы мне ее подбрасываете?» На следующий день он, правда, извинился.

— Это в Сарове?

— Да. Это мой сосед. Конечно, извинился миллион раз, но факт в том, что вот так вот.

— Вы сейчас в Америке останетесь или домой полетите?

— У меня съемки в Беларуси, мне надо улететь из США. Потом надо в Узбекистан съездить и во Владимирской области доснять кино.

— Вы в Америку как ездите? Вы по визе или у вас есть упрощенный режим?

— Ну, у меня специальный. Я как официально признанный разведчик могу летать, куда хочу. Меня везде ждут и любят.

Нам сейчас здесь спокойно. Никто нас не трогает, никто не обижает, не притесняет, потому что спортсменов уважают везде.

— Вот эти вот истории про русофобию...

— Я пока не встречал. В UFC этого нет вообще. Это только в интернете бывает, если честно.

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты
Новости