«Боюсь выходить как на убой и только ради денег». История суперветерана ММА из Башкирии

Илья Андреев
Шеф отдела единоборств
1 сентября 2020, 17:45

Статья опубликована в газете под заголовком: ««Боюсь выходить как на убой и только ради денег»»

№ 8274, от 04.09.2020

Венер Галиев. Фото instagram.com
Большое интервью с Венером Галиевым — о диких боях в 2000-х, юном Александре Шлеменко и сумасшедшем Диего Брандао.

Венер Галиев
Возраст: 45 лет. Страна: Россия. Прозвище: Башкир. Весовая категория: до 65,8 кг. Победы: 33. Поражения: 13. Ничьи: 0. (Данные Tapology)

В середине августа ветеран ММА Венер Галиев стал героем новостей. Он встал на защиту шихана Куштау, где собиралась начать работы Башкирская содовая компания. Из Википедии: шихан (тюрк.) — одиночная гора (сопка), хорошо выделяющаяся в рельефе; останцовая возвышенность с правильными склонами и вершиной. В Башкирии три шихана — помимо Куштау это Торатау и Юрактау. Было четыре, но Шахтау полностью переработала все та же Башкирская содовая компания. Чтобы Куштау не постигла участь Шахтау, местные жители и экологи вышли на стихийный протест. К ним присоединился Галиев. Он возглавил шествие протестующих и даже принял участие в столкновениях с омоновцами. Венер, конечно, не дрался, но был в гуще событий. На ситуацию в Башкирии обратили внимание в руководстве страны. 26 августа Владимир Путин поручил Генпрокуратуре разобраться с законностью сделки по снижению доли государства в Башкирской содовой компании. Шихан удалось отстоять.

Беседу с Галиевым о том, как он оборонял Куштау, можно посмотреть на Youtube-канале «Ушатайка».

Здесь же — интервью о 20-летней карьере Венера в ММА. Сейчас Галиеву 45 лет, и в России нет более возрастного бойца, который бы выступал регулярно. Чувствует он себя прекрасно и продолжает выступать на высоком уровне. 8 августа Венер бился на турнире АСА с Амирханом Адаевым. Галиев проиграл единогласным решением судей, но дрался красиво — их бой был признан самым зрелищным.

73 победы, 14 поражений

— На Sherdog у вас 43 боя, на Tapology — 46. А на самом деле поединок с Адаевым был каким по счету?

— Надо проверить, чтобы сказать точно. У меня есть листок, куда я записываю все свои бои. Там в районе 87 поединков. Вообще, раньше не думал о статистике. В первые лет восемь дрался и про Sherdog ничего не слышал. У меня были старые записи боев на дисках и кассетах, но большая часть из них утеряна. Кому-то отдал — не вернули, еще я несколько раз переезжал... Так что в Sherdog их уже не добавить.

— Когда состоялся ваш первый бой? (на Sherdog и Tapology указано, что в 2004 году)

— В 2000-м. Не помню имя соперника, но дрался в Омске.

— Сколько побед и поражений?

— Так, ну все мои поражения есть на Sherdog. Их там 11-12.

— На Tapology — 13. Получается, 87 минус 13?

— Я вот не помню, есть ли там поражение от Маги Железки, так что там плюс-минус одно еще (поражение от Магомеда «Железки» Магомедова в статистические базы не включено, так что истинный рекорд Галиева примерно 73 победы, 14 поражений. — Прим. «СЭ»).

— Как вообще оказались в боях без правил?

— Тогда были популярны видеокассеты с чемпионатами UFC, мы с ребятами в зале посматривали, болели за борцов. Тогда бои были в основном борцы против ударников. Вся техника зависела от базового стиля бойца. Если был борец — то он боролся, не бил. Ударники, понятное дело, только били. Там я впервые увидел представителей бразильского джиу-джитсу, которые ложились на пол, чтобы, лежа у кого-то выиграть. Это было удивительно, всегда казалось, что предпочтительнее быть в стойке. Знакомый как-то съездил на соревнования в Омск, выиграл, у него появились знакомства. Предложил тоже съездить туда. Я согласился, и так все началось. Потом стали звать еще. Затем позвали драться в Казахстан. Большая часть моих первых боев прошла либо в Омске, либо в Казахстане.

— Ваша база — греко-римская борьба?

— Да. Потом выступал по другим видам. Предложили выступить по универсальному русскому бою. Выиграл Россию, чемпионат мира. Предложили выступить по рукопашке — за МВД. Тоже выиграл несколько чемпионатов России. Когда мне было 32-33 годы, предложили попробовать себя в боевом самбо. Сходу выиграл и чемпионат России, и чемпионат мира. Два года, по-моему, ни разу не проигрывал в боевом самбо. Еще параллельно выступал в боях. Обычно люди начинают любительскую карьеру, а потом переходят в профессионалы, а у меня получилось по-другому.

— Максимальное количество боев за год с учетом всех турниров?

— У меня был такой случай: сперва провел восьмерку в Хабаровске, через неделю — восьмерка в Киеве. В Хабаровске стал вторым, а в Киеве выиграл. Потом приехал в Казахстан, там тоже была восьмерка. Так получилось, что в течение месяца провел девять боев по ММА.

— А сейчас мы поражаемся Хамзату Чимаеву, который проводит два боя за 10 дней.

— Все-таки у Хамзата уровень соперников повыше. Когда я выступал, уровень был не такой высокий, как в UFC.

— Если брать неучтенные поединки, кого из известных бойцов побеждали?

— Беслан Исаев, боец АСА. Я его считаю ветераном, хотя он на 9-10 лет меня младше. А так, все поединки с более-менее известными бойцами попали на Sherdog.

Дикие бои 00-х

— Когда в первый раз бились с Исаевым?

— В Казахстане, там есть такое курортное место — Боровое, где каждое лето проводили восьмерки. Иногда было по 10 человек и проводили предварительный раунд. Я с ним дрался в Боровом, потом в Астане был чемпионат Евразии, четверка. Проиграл ему. Там же, в Астане, проходил чемпионат мира по панкратиону, я тогда ему проиграл в полуфинале.

— Не в Астане ли вам сказали, что живым оттуда не уедете?

— Это было в Боровом. Это был как раз бой с Исаевым. Мне это сказалд боец, с которым я дрался до этого. Он секундировал Беслана. Ему показалось, что я бил локтем в голову. Он мне сказал: «Если еще раз такое сделаешь — живым не уедешь». Или просто «не уедешь», дословно не помню.

— Чем все кончилось?

— Да ничем, спокойно уехал. Ну там, понятно, эмоции. Тем более, бои проходили на улице. В поле ставили прицепы от КАМАЗов, ограждали территорию. На них были какие-то трибуны. В центре — ринг, на траве. Бои начинались вечером и проходили до 3-4 часов утра. К этому времени уже выпадала роса и ринг становился очень скользким, бои были как будто на льду.

— Самый странный турнир, в котором участвовали?

— Вообще, раньше где только турниры не проводили. Раньше мало использовали спортивные арены, чаще рестораны, кафешки. Дерешься — а люди в зале сидят, кушают. Еще и зрителей было больше, чем было готово принять помещение. Порой было тяжело драться из-за духоты.

— Бывало, что ездили на турнир себе в ущерб?

— Только первый бой, когда я поехал драться бесплатно. А потом я только зарабатывать и ездил. На первом турнире меня мотивировали, сказали, что возьмут на чемпионат мира, если выиграю. Я подумал: «Всю жизнь греко-римской борьбой занимаюсь, не могу на чемпионат России попасть, а тут — чемпионат мира! Круто будет!». В итоге на чемпионат мира меня никто не отправил, но хоть узнали, стали приглашать.

— Что за чемпионат мира? Чемпионат мира по ММА — такая штука... Их много.

— В то время так и говорили, в 2000-м году. Это казалось крутым, нормальным.

— Драки в зале между болельщиками часто случались?

— Их было очень много, особенно в Казахстане. Помню, был полуфинальный или финальный бой на чемпионате мира, я дрался с Мухаммадом Аушевым. Мы деремся у сетки — а с другой стороны сетки тоже драка. А в Уфе у меня был бой с соперником-дагестанцем, он сильно начал, повалил меня, забивал — и тут в зале началась драка. Видимо, представители дагестанской диаспоры дрались, потому что он как только увидел, что дерутся свои, перестал бить меня и побежал в зал драться.

— Ничего себе!

— Он потом вернулся обратно в ринг. Я только рад был этой паузе, успел восстановиться. Я его уже сам повалил и забил. Удивительный момент, самому смешно было.

— Долго он отсутствовал?

— Он пытался перепрыгнуть через канат, но судья его поймал. В Казахстане бывало, что недовольные болельщики кидались предметами. Помню, секундировал одного парня, вижу — бутылка прилетела в ринг, ударилась и выпрыгнула из клетки дальше. Хорошо, что в бойцов не попала.

— Бутылка была стеклянной?

— Да, прилетела в ринг, отпружинила от покрытия и вылетела из клетки.

— Это первая половина 00-х?

— Да. Еще была интересная ситуация на чемпионате мира по панкратиону в Астане, где я вышел в финал. Мы переодевались прямо на трибунах, почему-то там не давали раздевалок. Зрители нас видели, могли с нами разговаривать. Там были киргизские болельщики, говорили мне: «Ты должен выиграть, мы в тебя верим». А там ставки делались. Они спросили: «Братан, ты же выиграешь?». Я им: «Откуда я знаю, это же бой». Они, видимо, поставили на меня. Дрался в финале с казахом. По ходу боя я был сверху, добивал его, а он как-то дернулся, и у меня вылетела коленка. Несколько секунд добивал, а потом он меня скинул. Я уже на колено встать не мог, он оказался сверху, стал дорабатывать. Судья нас остановил, поднял — а я на ногу встать не могу. Пришлось сняться. Болельщики не поняли, в чем дело, подумали, что я симулировал. На трибунах началась драка, все в ринг полетело. Видимо, люди деньги поставили. Начались какие-то оскорбительные выкрики. На следующий день болельщики приехали на вокзал. Увидели, что я хромаю, начали извинятся. Мы тогда ездили только на поездах — они мне купе завалили едой. Извинялись, говорили, что были неправы.

Шлеменко и Хабиб

— У вас было два боя с еще совсем молодым Александром Шлеменко. В первом выиграли, во втором проиграли. Каким он тогда был бойцом?

— Видно было, что боец жесткий, волевой, техничный. Я помню, дрался, а параллельно была восьмерка у тяжей. Он дрался там. Еще на построении было видно: стоят здоровые ребята и Шлеменко — щуплый, худой. Я подумал тогда: «Что он тут забыл, как его допустили?». Потом, удивился, когда увидел, что он вышел в финал. Видел, как он выиграл бой, подумал: «Молодец парень!». Всем уступал по габаритам, но выиграл.

Через пару месяцев в Казани встретились с ним уже в моем весе. Была четверка, нас хотели сперва свести в первом бою. Удивился тогда: «Он же в тяжах дрался, а теперь будет со мной, в 70 кг?» Спросил: «Точно его правильно взвесили?» Мне казалось, что у него должен был быть приличный вес, но, видимо, все правильно там было.

— Вы уже назвали Магу Железку. С кем еще из воспитанников Абдулманапа Нурмагомедова пересекались в боях?

— Рустам Хабилов, Мурад Мачаев, с Исламом Махачевым по боевому самбо дрался. Еще у нас был бой с представителем кудо, Шамхалом Керимовым. Точно не знаю, имеет ли он отношение к Абдулманапу, но мне говорили, что он вроде бы у него тренировался.

— С Хабибом могли пересечься?

— Было интервью... Хабиб еще на Украине выступал, в России почти не дрался. Когда он стал более-менее известным, мне рассказали, что он в одном интервью говорил, что хотел бы со мной подраться. Мне и Расул Мирзаев рассказывал, что Хабиб говорил в зале: «Если хотите себя проверить — должны подраться с Венером». Я не видел этого интервью, правда, мне только рассказывали об этом.

Сумасшедший Брандао

— У вас два боя с Диего Брандао. Он рассказывал, что после первого вы пригласили его вместе посидеть. С его слов, вы напились, начали его провоцировать и вновь возникла драка. Что именно произошло? (первый бой между Галиевым и Брандао состоялся в мае 2017 года на турнире Fight Nights, россиянин проиграл нокаутом; в декабре 2018-го на шоу RCC прошел реванш — Галиев вновь уступил, на этот раз из-за рассечения)

— Видимо, он ничего не помнит. Дело было в Екатеринбурге. Его пригласили посидеть — организаторы турнира решили устроить банкет. Был первый банкет, сразу после боя, а потом еще один, на следующий день. Туда пригласили Брандао. Он начал пить виски, а я водку пил. Он сказал: «Тоже хочу водку». Пил виски и запивал моей водкой. Получается, он по две дозы выпивал. Мы спрашивали: «Ты уверен? Может, не надо?». А он отвечал: «Все нормально!». Это было в клубе. Он потанцевал, нормально себя чувствовал. Он в какой-то момент начал про друзей рассказывать, про семью, хорошо пообщались. В какой-то момент он очень сильно опьянел, вспомнил отца, начал плакать. Затем у него началась какая-то агрессия, ходил от стола к столу, кричал что-то вроде: «Fuck you, Russia!» Его сначала успокаивали, но потом дошло до того, что с ним захотели разобраться.

Мы объясняли, что это иностранец, перепил. Но он снова начал орать «Fuck you, Russia» на весь зал. Вокруг было много недовольных, и мы решили его забрать оттуда. Успокоить его, наверное, мог только я. Подошел, приподнял его со спины, начал вытаскивать из заведения. Он вырывался, но я его крепко держал. Попросил охранников открыть лифт, затащил его туда, в угол зажал, не отпускал его. Он вырывался, орал.

В здании было несколько этажей, этажом ниже открылись двери — люди хотели зайти. Я попросил их не заходить, объяснил ситуацию. Мы остались в лифте втроем — я, охранник и Брандао. Я английский знаю плохо, но суть понимаю, ему показалось, что его везут убивать. Мы спустились на парковку, он, немного коверкая мое имя, просил отпустить его. Я его отпускаю. Едет какая-то машина, маленькая, двухдверка. Он подбегает к этой машине, открывает дверь, выбрасывает водителя и прыгает за руль! Мы успели его остановить, схватили руль, выдернули ключ. Не знаю, что ему пришло в голову, видимо, решил, что его убивать будут.

Посадили его к знакомому в машину, решили отвезти в отель. Они поехали — мы следом за ними. Приезжаем — а у товарища лобовое стекло разбито. Брандао начал выбивать лобовое стекло ногами, пытался выпрыгнуть из машины. Видимо, перемкнуло его. Его завезли в отель, он на стойке регистрации сломал компьютер, бушевал. Мы вызвали его секундантов, они его кое-как успокоили. Всю дорогу, пока я его держал, думал: «Вот сейчас кто-то снимет, скажут, что я решил отомстить, раз не смог в бою выиграть». А мне кто-то говорил: «Венер, ну втащи ты ему», а я отвечал: «Нет-нет, не надо, а то потом преподнесут как месть, лучше вообще не трогать».

Разборки район на район

— Вы росли в 80-х и 90-х. Насколько это были тяжелые времена для вас?

— Да тогда это считалось нормой, все так жили, никто не думал, что тяжело. В другой район города идти считалось небезопасно, если идешь — надо кого-то оттуда знать, а то можешь получить (Галиев рос в Стерлитамаке, Башкортостан. — Прим. «СЭ»). Мы и сами себя так вели, когда к нам с других районов приходили. У нас в районе был кинотеатр. Мы, когда нам нужно было набрать мелочь, частенько отбирали деньги у тех, кто с других районов приходил.

— Драк было много?

— Не скажу, что много, но бывали. Постоянно не дрались, но в школе было. Класс на класс. Район на район стали драться, когда стали уже постарше, на дискотеки в другие районы ходить. Лучшая дискотека в Стерлитамаке была во дворце культуры в районе, который считался для нас враждебным. По одному туда не ходили, только толпой. Были и дружественные районы. Иногда получалось, что по ходу дискотеки выстраивались коалиции дружественных районов против недружественных, а между нами бегали милиционеры с овчарками, пытались не допустить драки. Но потом звучал какой-нибудь крик, кого-то выдергивали из толпы и начиналась драка стенка на стенку.

— Кто определял, какой район дружественный, а какой — нет?

— Не знаю, исторически так сложилось. Это от старших перешло, они с кем-то воевали, а мы автоматически воевали с молодыми с тех же районов. Помню, в детстве играли во дворе, мелкие еще были, и тут мимо нас пробегают ребята постарше и кричат, называют свой район. Они шли по нашему району и просто били всех встречных подряд.

— И взрослых?

— Взрослых и женщин — нет, а пацанов — могли. Собралась большая толпа, но и ребята с нашего района успели собраться, отлупили их. Помню, ехал на велосипеде — они идут все побитые, кого-то тащат, а мы, мелкота, кидаемся в них камнями, плюемся.

— Сейчас, наверное, такой вражды между районами уже нет?

— Сомневаюсь. Кстати, в Уфе тоже такое было. Помню, мне объясняли: «Если будешь в универмаге на вокзале, то говори, что ты с такого-то района, а то мочкануть могут». Сейчас, понятно, такого нет.

— Вы — 1975 года рождения. Могли ли вас втянуть в криминальные структуры? Вы ведь спортсмен.

— Не миновала меня эта участь. Побывал я в группировке, но так, недолго.

Не быть как Рой Джонс

— Сколько раз думали о завершении карьеры?

— Прямо думать — не думал, просто предполагал, сколько еще смогу. Сейчас у меня действующий контракт, по нему осталось два боя. Есть мысли доработать его — и все. Знаете, чего боюсь? Когда буду выходить как на убой, только ради денег. Мне важно получать конкурентные бои. Чтобы не смотрели на меня как на Роя Джонса в его последних боях: «Когда-то что-то мог, а теперь жалко взглянуть». Если я покажу конкурентный, равный бой, пусть даже и проиграю, то ничего страшного. А если все будет в одну калитку, просто будут вытирать мной пол — мне такое не нужно.

— Понимаете Федора, который все еще продолжает? К кому он больше относится: к Рою Джонсу или тем, кто борется за результат?

— Сложно сказать. Человеку же в голову не залезешь. У меня такая мотивация, а что движет им — сказать не могу. Понятно, что у нас разный уровень соперников, гонораров. Может, там такие деньги, что можно и потерпеть, проиграть. Но я не думаю, что он думает о поражении, любой спортсмен думает о победе. Не могу сказать, что движет Федором, но мне кажется, что он еще что-то может. Тем более, он младше меня на год. В общем, у него есть все для выступлений на хорошем уровне, главное, чтобы была мотивация.

— Как вам удается в 45 лет выступать в весе, где люди до 40 практически не бьются.

— Есть еще Марат Балаев.

— Но он и выступать начал не в 2000-м, а в 2013-м.

— Марат все-таки был в местах не столь отдаленных, это тоже сказалось. Тем не менее, он даже в своем возрасте все еще конкурентен.

Просто у меня образ жизни такой. Вся жизнь — тренировка. Вот человек всю жизнь траву косит — и в старости продолжает это делать — хотя это дело сложное. Это нормально и не кажется чем-то геройским. У меня с боями так же. Все время тренировки, нагрузки переношу так же, как и раньше. Ничего нового не происходит, все как обычно.

— Нагрузки остаются теми же, что и 10 лет назад?

— В целом да, но сейчас же появляются другие методики. Мы просто раньше больше упахивались, может, даже в ущерб здоровью. Сейчас уже работаем в более щадящем режиме, лишнего не делаем.

— Может, есть какой-то особенный режим?

— Нет, вообще ничего особенного, ни в плане питания, ни в плане чего-то еще. Все обыденно, как у всех людей.

— Как с травмами?

— Мне везло, жестких травм не было. Хотя в левой кисти пластина, в правой руке — спица в локтевой кости. Связки рвал на коленях. А так — ничего особенного.

Единоборства / ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
7
Офсайд
Предыдущая статья




Прямой эфир
Прямой эфир