«В «Лос-Анджелесе» мне не доверяли. Все заточено на «бей-беги». Почему Прохоркин уехал из НХЛ

27 июля 2020, 23:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Николай Прохоркин: «Потолок зарплат в КХЛ – это потрясающе»»

№ 8246, от 28.07.2020

Николай Прохоркин. Фото AFP Николай Прохоркин. Фото photo.khl.ru
Новичок «Магнитки» Николай Прохоркин — о сезоне в «Лос-Анджелесе», переходе в «Металлург», потолке зарплат в КХЛ и многом другом

СКА, «Лос-Анджелес», АХЛ

— Почему все-таки «Магнитка», а не СКА? Питерский клуб не устроили ваши запросы по контракту?

— Мы общались с руководством, но конкретного разговора о деньгах не было. Я находился в ожидании того, что будет в НХЛ. Пока мы ждали, в клубе сказали, что денег осталось мало, и нам не светит то, что мы хотим. Но нас заинтересовало предложение «Металлурга». В клубе показали, что я им нужен. Плюс цели у команды самые высокие. Уважение, условия, хорошее игровое время — они обозначили все, что я хотел бы услышать.

— Вас уже успели полюбить магнитогорские болельщики. Приятно такое внимание, ажиотаж?

— Конечно. Всегда приятно, когда верят в тебя. Неважно, в какой клуб переходишь. Любовь от болельщиков всегда чувствуешь, и ради этого хочется играть, а не просто прохлаждаться. Мне уже пишут сообщения, что ждут меня. Это очень приятно.

— Вы долго шли к тому, чтобы попробовать свои силы в НХЛ, но вернулись обратно. Что повлияло на ваше решение вернуться в Россию?

— Многие факторы. Никто ведь не ждал этой пандемии. Безусловно, в НХЛ классно играть. Хорошая лига, команда, атмосфера. В первую очередь, на моем решении сказалась пандемия. Когда мы общались, мне не могли дать точного ответа, будут ли продлевать со мной контракт. Но мне не хотелось ждать у моря погоды. Я понимал, что сезон у меня выдался не супер — немного игрового времени и очков. Огромного контракта мне бы не предложили, а сидеть и ждать сумму, которую дали в прошлом году, было очень опасно.

— Если бы вы попали в другую команду, у который было больше шансов на победу, — это повлияло бы на решение вернуться в Россию?

— Может быть. Мне не хотелось сидеть на дне таблицы с маленьким игровым временем. Тренер говорил, что все хорошо, но доверия мне не оказывали. Если бы я попал в другой клуб, возможно, там был бы и другой хоккей. В «Лос-Анджелесе» все заточено на «бей-беги». Стабильно разрешали играть только одному звену. Остальных ребят поднимали из АХЛ и тестировали. В команде такой хоккей — жадничают, бегают. Не очень интересно.

— АХЛ часто сравнивают с КХЛ. Это заблуждение, что их уровень близок?

— Уровень мастерства, понимания и хоккейного интеллекта в АХЛ намного слабее. Но желание там сумасшедшее. Ребята цепляются за каждый шанс, чтобы попасть в НХЛ. Каждый играет сам за себя. Им нужно подниматься в главную команду любыми способами. Хоть город и был в часе от Лос-Анджелеса, и тренировались мы на одном катке с энхаэловцами — условия все равно были другие. К примеру, все переезды на автобусах. Никому не хотелось просидеть в АХЛ. Однако все бегут, бьются, толкаются, но мысли особой нет. КХЛ же — профессиональная лига, в которой удобные перелеты, проживание, контракты, именитые игроки, которые не просто хотят куда-то пробиться, а строят свою карьеру.

— Вы неплохо дебютировали в НХЛ — в ноябре-декабре у вас был отрезок с тремя голами в четырех матчах. После этого доверия от тренера не прибавилось?

— После этого меня поставили в четвертое звено (смеется).

— Многие российские игроки жалуются, что так происходит в НХЛ. Почему?

— Без понятия. Сам не понимаю. Были моменты, когда хорошо играл в четвертом звене, набирал очки, и меня переставляли во второе. У меня там не шло, но меня держали. Только начинал разыгрываться и набирать очки, снова убирали. Не понимаю, с чем связано это дергание. С тренерами общались, все было хорошо. Главное — играй и тренируйся. После беседы меня не ставили 10-12 матчей. Они постоянно поднимали и проверяли других ребят. У клуба такая система. Нужно было проверить всех ребят.

— Сложилось ощущение, что команда очень опытная, выигрывала два Кубка, но сейчас не было рвения побеждать.

— Я тоже это почувствовал. Мы шли в конце таблицы, и как-то нужно было вылезать оттуда. Но бойни в каждом матче не было. Молодежи просто не давали развиваться, а у опытных ребят — Копитара, Картера — контракты подписаны практически до конца карьеры. Им главное травмы не получить, чтобы потом не проходить тяжелое восстановление. За весь сезон у нас в команде была только одна травма, и то — сотрясение мозга. Как выигрывать, если элементарно не получаешь синяков?

— Что вы приобрели за этот год в Лос-Анджелесе?

— Сложно сказать. Возможно, какие-то моменты приходят, но я их не замечаю. Могу отметить вбрасывания в НХЛ. Там можно делать, что хочешь — обыгрывать, обманывать, играть с клюшкой с разворотами. Главное — выковырять шайбу. У нас же невозможно встать на вбрасывание. Нужно соблюдать столько правил... В институт легче поступить, чем это сделать (смеется).

«Магнитка», вирус, США

— В «Магнитке» у вас будет совсем другая роль. Все ждут, что вы поведете команду за собой. Наверняка у вас в карьере еще не было такой ситуации.

— Все к этому и шло. Я давно готовился к этой роли. В «Салавате», когда я был моложе, мне давали ассистентскую нашивку. В СКА я тоже полностью был готов к этой роли, но не всегда ее выдавали (смеется). Последний сезон в Санкт-Петербурге получился несколько скомканным. Что касается «Металлурга», я не единственный лидер. Здесь есть и Мозякин, и Плотников, которые тоже должны вести за собой. В этом году в «Магнитке» подписали очень приличных ребят.

— Год назад было то же самое. Но команда с хорошим бюджетом и большими амбициями два года подряд вылетала после первого раунда.

— Честно говоря, не смотрел «Магнитку» в прошлом сезоне. Не было времени. Сейчас в «Металлург» перешел Сергей Плотников — это огромный плюс. Он настоящий лидер. Да, может быть, не наберет 100 очков, как Гусев, но будет пахать, работать и вести за собой. Того же Сережу Мозякина рано списывают со счетов. Он все равно будет ковырять свои в девятку (смеется). Иностранцы в команде — тоже интересные ребята. Да и Потехин, Карпов, Нестрашил — голодные до побед. Здесь нет сытых. Где-то читал, что СКА отдал игроков на сдачу. Это тоже важно. Никому не нравится, что их со счетов списывают. А парни все стоящие, не просто так в хоккей играют. Не заметил на тренировках, что у кого-то в команде расхлябанное состояние. Даже если что-то такое происходит, в команде есть Плотников, который всех закрутит гайкой (смеется).

— Уже строит ребят, чтобы не гуляли по вечерам?

— Здесь и так немного мест, чтобы гулять. Город предназначен для работы. Мы сняли очень хороший дом в отличном месте. Погода была под 40 градусов, ездили на озеро.

— Что думаете по поводу разных площадок в КХЛ?

— Нужно переходить на одну. Это будет правильно. Хоккей станет интересней. Первый год многие жаловались, что хоккей теперь дуболомный и забивается меньше голов, но ребятам тоже нужно привыкнуть к маленьким площадкам. На них нужно больше энергии. Уже не получится рисовать уральские узоры. Где-то нужно поддавить, где-то забросить, где-то и выковырять из борта. Рослые, здоровые ребята в нашей команде на это способны.

— Верите ли вы в начало сезона 2 сентября? И как относитесь в целом к ситуации с коронавирусом? Вы успели застать ее и в России, и в США.

— Это опасная вещь. Кто-то говорит, что лучше переболеть? А если не выздоровеешь? Лучше по максимуму сохранять свое здоровье: соблюдать дистанцию, носить маску. Насчет начала сезона, да, некоторые команды сейчас болеют, но у нас целый месяц до старта. Все зависит от клубов и самих ребят. Если вы хотите играть, нужно закрываться на базах, чтобы не подводить других. Никого не обвиняю, потому что это невозможно предугадать. Но нужно максимально обезопасить игроков. Это должно исходить от лиги. Нужно сделать отдельный коридор для команд в аэропортах, чтобы не проходить через общие зоны, как в НХЛ. Если все закроют, мы сможем начать сезон. Зачем терять время и деньги до создания вакцины?

— Но можно ли такое организовать в России?

— Уверен, что можно сделать такое и в России. Наоборот, у нас, если дадут задание, исполнят на сто процентов — просто нужно людей заставить его сделать. Понятно, если сказать «давайте попробуем», никто не будет ничего выполнять.

— Многие команды КХЛ уже сейчас изолированы. Игроки «Металлурга» — нет. Вам ничего не говорят по этому поводу?

— Постоянно предупреждают, чтобы мы соблюдали карантин и никуда не ходили. Магнитогорск — небольшой город, через который проезжает маленький поток людей. Здесь очень мало рейсов. Все летят через Челябинск или Екатеринбург. Благодаря этому количество заболевших не очень большое.

— Вы застали в США беспорядки и дефицит продуктов?

— Мы прилетели в Россию 21 марта. Собрались домой в самый разгар эпидемии, когда начался ажиотаж, и люди забегали по магазинам. Опустевшие полки и дефицит туалетной бумаги — не шутки. Я как-то проезжал мимо магазина с вывеской «Купите за 100 долларов туалетную бумагу и получите очки в подарок».

Была еще одна ситуация, когда мы поехали в один магазин, я остался с детьми в машине, а жена пошла закупаться продуктами. Она ходила там около часа, вернулась почти в слезах. Оказывается, она уже собрала полную тележку, отошла к кассе оплатить, повернулась — тележки нет. Подошла к охране, а те ответили, что подобное происходит не первый раз. Идите ищите или собирайте по-новому. В итоге в тележке половины уже не было: все последнее и предпоследнее вытащили — молоко, крупы.

— Что думаете о протестах в США и движении Black lives matter?

— Они сами до этого дошли. Сами породили и теперь пожинают плоды. Но я там не живу, я не гражданин США, чтобы что-то говорить. В Беверли-Хиллз было страшно, его буквально разносили. Хорошо, что мы уехали к тому моменту. Было реально неспокойно. Ребята рассказывали мне, что там творилось. Хотя до этого всегда было все нормально. Как раз в Лос-Анджелесе живут люди разных цветов и народов.

— Говорят, что в Калифорнии много бомжей.

— Очень много. Во время паузы на Матч всех звезд мы поехали в Сан-Франциско — по незнанке взяли в центре города гостиницу. А там у них палатки, готовили и жили на улице — это был просто ужас.

— Какой стране вы отдадите предпочтение для проживания — России или Америке?

— В Америке тяжело жить. В том же Лос-Анджелесе жить очень дорого. Там потрясающе, есть все, что душе угодно: идеальная погода, развлечения, спорт, магазины, океан, горы, но нужно иметь хороший кошелек. Снимать квартиру дорого, плюс просто бешеный налог.

Если говорить о странах, мне очень нравится Словакия. Там очень приятные люди, много кто говорит на русском языке. Все по-домашнему. Как будто не выезжаешь из России. Братислава — небольшой, но приятный город. Вена, Будапешт — все рядом. Плюс хорошая еда, нет санкций ни на что, можно все поесть, пармезанчик.

Изначально я полюбил страну из-за своего близкого друга — бывшего хоккеиста Мирослава Лажо. С ним я познакомился, когда приехал однажды в Словакию на сборы. Настоящий, близкий друг, тренер и наставник — он старше меня на 15 лет. Мы с семьей постоянно к ним ездим, а они к нам — даже в Лос-Анджелес на десять дней погостить и посмотреть Америку.

Потолок, Крутий, футбол

— Вы раньше говорили о том, что в КХЛ не хватает конкуренции. Что думаете о потолке зарплат в лиге?

— Потолок — это потрясающе. Самое умное, что было сделано в нашей лиге. Неглупые люди его придумали, подключив математиков и разложив все по полочкам. Со своей стороны вижу только один минус. Надо было еще ограничить заявку команды на сезон. То есть, если ты заявляешь нового игрока, то параллельно другого должен перевести в низшую лигу. В команде было бы, допустим, всего 25 человек и с нынешним потолком всем хватило бы денег. Никого бы не обидели.

— Некоторые менеджеры считают, что надо было делать потолок в 1,3 миллиарда.

— Достаточно 900 миллионов. Благодаря этому генеральным менеджерам пришлось всерьез включиться в работу. Не так, как было раньше, когда нет конца и края, и можешь подписывать по 50 человек. Вот тебе деньги и приезжай, грубо говоря. Теперь надо думать головой, проворачивать сделки и обмены.

— Вы — нетипичный хоккеист, многие ваши коллеги переживают из-за того, что пришлось подвинуться по зарплате.

— Раз тебе срезали деньги, то за хороший контракт надо работать и доказывать свои претензии уровнем игры. Наберешь много очков — получишь достойное предложение. А не просто оказаться в чемпионской команде в третьем-четвертом звеньях, чтобы потом использовать этот факт при переговорах. Давайте возьмем игрока за 50-60 миллионов — и пусть он только обороняется. Такого уже не будет. Теперь приоритеты по деньгам расставлены правильно. Те, кто много забивают, приносят очки и тащат команду, — получают больше. Я не принижаю ребят, занимающихся другим. Ловить шайбу на себя тоже нужно, как и играть в меньшинстве. Мое мнение — забивать сложнее, чем блокировать чужие броски.

— Вы хорошо знакомы с нашим бывшим коллегой по «СЭ» Игорем Еронко. Как отнеслись к его назначению в «Авангард»?

— Еронко — очень умный парень. Читал много хоккейной и спортивной литературы. С ним было интересно делать интервью, поскольку Игорь всегда на сто процентов подготовлен и задает вопросы не по шаблону, проходясь только по верхушкам. Интересно будет посмотреть за его работой. Возможно, это станет переворотом. Ведь он же никогда не играл в хоккей?

— Нет.

— Ему будет тяжело рядом с людьми, которые играли в хоккей. Они оценивают его не как профессионала. Надеюсь, Еронко прорвется и покажет все, на что способен.

— Видели слова экс-президента «Авангарда» Максима Сушинского в его адрес? Это ревность?

— Да, это ревность. Мол, как тебе может что-то говорить человек, который никогда в хоккей не играл? Я вот знаю, куда бросить, а он только в статистике разбирается. Как в фильме с Брэдом Питтом про бейсбол. «Moneyball»?

— В российском прокате он шел под названием «Человек, который изменил все».

— Да, в нем над главным героем все смеялись, поскольку он выезжал только на жесткой статистике. А потом его команда сколько подряд матчей выиграла? В хоккее тоже надо что-то менять. Можно не кардинально. Игорь способен стать первопроходцем. Не все хоккеисты и владельцы клубов являются хорошими менеджерами. Возможно, действительно нужен новый взгляд.

— Кирилл Фастовский, возглавляющий «Сибирь», никогда не играл в хоккей на серьезном уровне.

— И каждый год он собирает хорошую команду, боевую. Игорю надо, чтобы ребята, которые с ними вместе работают, поверили в него и чему-то новому научили в спортивном плане. А он поделился с ними знаниями, которые почерпнул в книгах. Мало хоккеистов читает спортивную литературу и разбираются в тонкостях.

— Теперь Игорь не имеет права вас подвести.

— Ха-ха.

— Вы сами когда-то поиграли в ВХЛ. Недавно во время предсезонного кросса скончался игрок «Южного Урала» Павел Крутий. На этом уровне есть какая-то медицинская система?

— Ее вообще нет, если судить по тому времени, когда я играл — пять лет назад в Воронеже. Делюсь тем, через что сам прошел. Тогда люди три месяца там без зарплаты сидели. У них даже разогревочной мази не было. Приходилось все покупать самим. Если воспаление или что-то еще, то ребята сами себе ставили уколы. А что мог сделать доктор, если ему самому не на что таблетки купить? Он объяснял игрокам, что им нужно. Купите сами. Только у них самих тоже нет денег. А что касается Крутия, то ведь это уже не первый такой случай на сборах. Я еще помню, когда была команда «Рысь». Там на сборе умер парень.

— В 2008 году, его звали Игорь Антосик.

— Несколько лет назад в Ангарске произошел трагический случай. Сейчас, когда пришла эра Instagram, говорят только об одном. Получается, о тех ребятах уже позабыли? Попереживали и все. Андрей Назаров сказал очень грамотную вещь. Необходимо провести переквалификацию докторов и тренеров. Ведь реально в ВХЛ есть специалисты, дающие жесткие сборы. Это турнир пониже уровнем, там не все игроки суперпрофессионалы, который держат себя в форме даже после отпуска. Даже в КХЛ встречаются такие хоккеисты. Нужны тщательные медобследования. А не просто сдал кровь или покрутил велосипед, поехали дальше, все нормально.

— Вас в Магнитогорске пока не заставляли бегать кроссы?

— У нас их все отменили. Здесь было очень жарко — температура доходила до 37-39 градусов. И эта ситуация с Крутием еще. Но мы бы и так не бегали, у нас в клубе очень хороший тренер по физподготовке, который специализируется на взрывных упражнениях. Построили волейбольную площадку с песком прямо на территории, привязываешь себя к другому человеку и бегаешь. Очень интересная работа. А для какой разминки надо бегать кроссы по десять километров?! У людей уже коленей нет, спины тоже нет. Куда столько бегать людям под сто килограммов весом? Если в Магнитогорске температура была под 37, то в Орске, который тут не очень далеко, точно не 25, как говорили. Даже здоровый человек может не выдержать. Мы разве готовимся, чтобы с эфиопами и кенийцами соревноваться в беге?

— Что делать, чтобы избежать повторения таких ситуаций?

— Должны работать лига и профсоюз, которого у нас по сути нет.

— Вы же не член профсоюза?

— Какой смысл в него вступать, если у него нет никаких прав? Профсоюз не имеет каких-то юридических норм, которые бы он выбил у лиги, чтобы потом с их помощью надавить. Только говорят — мы попробуем. Я и сам так могу со своим адвокатом пробовать.

— За футболом следите?

— Смотрел потрясающий матч «Зенита» и «Спартака» в полуфинале Кубка России. Очень интересно. В Америке я по футболу скучал. Там только американский футбол, ходил на него — понравилось. И шоу, и развлечения, и концерт в перерыве. То же самое и на баскетболе. Можно даже игру не смотреть. И без нее движухи хватает.

— Как вам судейство Иванова в полуфинале?

— Все по делу было. И карточки, и гол отмененный. Хотя болельщики «Спартака», конечно, им недовольны.

— Даже эпизод, когда Жирков схватил за футболку Соболева в своей штрафной?

— Этот момент я пропустил, но когда во втором тайме упал защитник Айртон, то там ничего не было. Игра в корпус.

КХЛ: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
33
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир