Ирина Винер: "Я больше не бумажная душа"

12 сентября 2008, 06:00
Ирина ВИНЕР. Фото Дениса МЕДВЕДЕВА Фото "СЭ"

РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

30 июля у главного тренера сборной России по художественной гимнастике был юбилей. Но отметить его Ирина Винер решила после Олимпиады. Грандиозным праздником "Мое призвание - моя судьба", который пройдет 20 сентября в Лужниках.

Великая женщина Ирина Винер нас удивляла и удивляла. Мы сидели полтора часа в ее новогорском особняке - и тайком переглядывались: ничего себе...

Она закипала и оттаивала одной секундой. Она крушила неожиданной интонацией образ той железной дамы, что рассматривает корреспондентов исключительно как механических зайцев. Через которых можно провести свои взгляды на гимнастику - и только. Никакого душевного тепла.

Винер была моментами очень теплой. Ничего железного ни в голосе, ни во взгляде.

Через минуту все менялось. Ирина Александровна хмурилась от невиннейшего вопроса. Прерывала, не дослушав. Звучало обещанное железо.

А вскоре в комнату влетело звонкое создание - русский той-терьер. Облаял корреспондентов и лизнул в щеку хозяйку, запрыгнув на стол.

Этого хватило для возвращения тепла:

- Иди сюда, мой мальчик, моя деточка... Иди... не гавкай, не то сейчас в "тюрьму" пойдешь...

Пса звали Император - и в "тюрьму" ему не хотелось. Хотелось сдавленно рычать на гостей - но с лаем было покончено.

- Любите животных?

- Обожаю. В Ташкенте у нас была фантастическая кошка. Всю семью строила. Когда нежилась на коленях сына или брата, я могла час звонить в дверь, - никто не вставал. Им было неловко потревожить кошку. В Москве у меня раньше животных не было. А этого русского той-терьера на прошлый Новый год подарили Оля Капранова и Вера Сесина. Назвала Император.

- Никого, кроме вас, не признает?

- Нет, первая леди для него - мама. Я-то дома не самый частый гость.

...Мы оглядывались по сторонам - комната была такая же удивительная, как ее хозяйка. Много картин, кругом живые цветы.

- У какой картины в этой комнате самая необычная судьба?

- Здесь много картин моего папы. Он всю свою жизнь художника провел с народом. Тем самым, который изображен на картинах. То в горных аулах с чабанами, то с хлопкоробами, то ехал в город Ангрен, где добывали уголь, то в Беговат, где выплавляли сталь... И у картин такая же судьба, как у отца. У него нет ни одного портрета сына, дочери или жены. И портретов членов ЦК - тоже нет.

- Все картины в этой комнате - его?

- Не все. Их же полторы тысячи. А некоторые его полотна хранят художники из Иркутска, которые любят солнце. У отца были очень добрые пейзажи.

- Какую-то картину отца, которую помните по детству, хотелось бы найти?

- Угадали, есть одна картина, которая бесследно исчезла. Помню ее как сейчас. Было начало ноября, в Ташкенте только начиналась настоящая осень. Прекрасная, плодородная. Бархатный сезон. И вдруг пошел снег! В нашем дворе огромные виноградные гроздья были под белыми хлопьями. Отец вышел на улицу и написал то, что увидел. Это была необыкновенной красоты картина, но она пропала. Наверное, лежит где-то в запасниках. Мечтаю ее найти. Как и автопортрет отца. Это замечательная картина, которая показывает его внутренний мир.

- В Ташкент приезжаете?

- Раза три в год. Там живут родственники со стороны мужа, похоронены папа, бабушка с дедушкой.

- В жизни каждой женщины есть букет, который особенно хотелось бы сохранить, пусть даже в засушенном виде. Какой букет хотелось сохранить вам?

- Я очень трепетно отношусь к букетам, которые дарят дети. Мои гимнастки. Вообще, так отношусь ко всему, что они дарят. Перед Олимпиадой, на этапе Кубка мира в Иркутске, я очень торопилась. Ждала машина, нужно было мчаться в аэропорт. Не успела дать автограф одной девочке, та стояла последней в очереди. На ходу извинилась, а она подарила мне один цветочек и нерпочку, такую мягкую игрушку... И вот эта нерпочка прошла со мной все сборы, сидела со мной за главным судейским столом в Пекине. Я все время ее гладила.

- Этот подарок - самый дорогой за последнее время?

- "Самый", "самый"... Ну почему - самый?! Почему вы, журналисты, всегда ищите что-то самое? Дороже всего для меня моменты, когда дети стоят на пьедестале, звучит гимн России. Дай Бог, чтоб они могли мне делать этот подарок, а я им делать то, что делаю. О'кей?

- Конечно. Как-то вы сказали, что поселились в Новогорске и Москву стараетесь объезжать стороной. Так и есть?

- Да. Бываю редко.

- В свой дом на Рублевке заглядываете чаще?

- Там живет супруг (бизнесмен Алишер Усманов. - Прим. "СЭ"). Наведываюсь туда нечасто, слишком долго добираться оттуда в Новогорск. Даже этот дом - съемный.

- А как же собственный?

- Строится. Хороший дом, деревянный.

- И давно строится?

- Уже три года. Дереву надо дать устояться. Поэтому пока снимаю. Мой дом будет совсем рядом с залом, даже ближе, чем этот. Пять минут ходьбы. Специально искала и нашла землю, сама спроектировала дом.

Вы не из тех тренеров, которые готовы простить своим ученикам что угодно?

- Почему? Наоборот, я всегда прощаю! Стараюсь жить по законам Божьим, а по этим законам надо прощать. В душе.

- Тренеру тяжело жить по Божьим законам.

- Нет-нет, очень легко. Как раз тренеру или учителю - легко. Только если по ним живешь, все будет получаться.

- В одном интервью вы сказали о самой себе: "Я человек мягкий и добрый..."

- Раз сказала, так и есть. Хотите, и вам повторю: я очень мягкий и добрый человек. Уж какой ответ получаю на свою доброту, вопрос другой. На днях, например, отправилась в VIP-комнату ЦУМа. Одела там новую звезду нашей художественной гимнастики Женю Канаеву. Вера Ефремовна, ее первый тренер, тоже получила красивый подарок и сказала: "Ирина Александровна, ну много, много..."

- Что ответили?

- То же, что отвечаю всегда: "Хорошему человеку делаешь доброе - он становится лучше. Плохой - хуже..."

- От этих подарков получаете большее удовольствие, чем те девочки?

- Да конечно! Поэтому их и делаю! Девочкам тоже говорю: "Я получаю от подарка большее наслаждение, чем вы..." Когда Женечка Канаева примерила эти великолепные костюмы, вечерние платья, я была на седьмом небе. Потом меня спрашивает: "Ирина Александровна, а себе?" Но в тот момент меня это вообще не интересовало. Хотя люблю магазины и хорошие вещи.

- Гимнастки цепенеют от такого масштаба?

- Нет у них ни страха, ни оцепенения. Прекрасно знают мой принцип: "Заслужил - получи". Золотая медаль на Олимпиаде с разрывом в три с половиной балла заслуживает очень многого. Эта медаль - не случайность.

- 18-летняя Канаева, которую еще год назад никто не знал, в этом сезоне не проиграла ни одного турнира. Есть объяснение?

- Помните у Пушкина? "Пришла пора, она влюбилась..." А у Канаевой - пришла пора, и она стала звездой. Ее тренер Вера Штельбаумс много работала с Женей над техникой. А я вдохнула в нее образы. Она повзрослела, в ней появилась женственность, нежность и... "Летит как пух от уст Эола. То стан совьет, то разовьет. И резвой ножкой ножку бьет".

- Если спросим про самый тяжелый день в вашей жизни, раздумывать будете долго или ответите сразу?

- Опять "самый"! Как же не люблю это слово! Самого тяжелого дня не было - были препятствия, которые надо преодолевать. Вот этого хватало.

- Какое препятствие оставило большой след в душе?

- Советский Союз. Нельзя было говорить то, что думаешь, и делать то, что хочешь. Вы можете представить, что для меня значит свобода, - я родилась под знаком Льва. Мне не разрешали делать для Венеры Зариповой постановку на музыку из "Бони-М" - "Чингисхан". А она была яркой представительницей потомков Чингисхана. И по внешности, и по темпераменту.

- Почему запрещали?

- Потому что Чингисхан, оказывается, когда-то "Россию покорил". И таких примеров полно. Я обязана была говорить, что тренируемся три раза в неделю, хоть мы не выходили из Новогорска. Все это было для меня очень сложно. Потом на много лет стала невыездной, а великая гимнастка Венера Зарипова просто погибла как спортсмен.

- Почему вы стали невыездной?

- Потому что в органы поступило письмо: "связь с иностранцами, валюта, так далее..."

- Вы были невыездной. И работали, по-писательски говоря, в стол?

- Человек не думает о смерти, правильно? И я не думала о том, что дорога на международные турниры закрыта. Бог давал такую возможность - не думать и не отчаиваться. Когда приходила в зал - все забывала. Работала и работала.

- В какой момент все изменилось?

- Когда первым секретарем ЦК компартии Узбекистана стал Рафик Нишанов. Его сын очень дружил с моим супругом. Он привел меня к своему отцу и дал возможность все рассказать.

* * *

- Платок, который муж передал как знак любви, храните в этом доме?

- Храню, конечно. У нас все нормально. Давайте лучше клип поставлю. Его сняли специально для нас с Алишером Бурхановичем на мою любимую песню "Время". Она о том, что время не лечит, уходит, как деньги. Но любовь остается... Впервые услышала эту песню в 18 лет. Недавно записали клип. Нашли очень похожего на Алишера мальчика, а одна из моих учениц - вылитая я в детстве. Даже родинка на щеке точно такая же. Они снялись вдвоем в этом клипе, получилось безумно трогательно. За несколько минут вся жизнь пролетает на экране. Мама посмотрела и зарыдала. Когда муж впервые его увидел, говорят, тоже был растроган.

- Каким качеством в характере мужа восхищаетесь?

- Умом и романтизмом.

- Есть рецепт, как сохранить романтизм?

- Нет. Это врожденное. И с годами не уходит. Романтизм покрывается корой серьезного жизненного опыта, может сжиматься, как шагреневая кожа. Но умирает только вместе с человеком.

- Когда муж последний раз удивлял вас романтичным поступком?

- Каждый день удивляет! Например, в Пекине после победы Канаевой сказал: "Ну и чему радуешься? Выиграла чемпионат Советского Союза". Зато когда на следующий день наши девушки взяли золото в групповых упражнениях, у меня в комнате стояло четыре корзины цветов! И записка с очень нежными словами. В этом - весь Усманов.

- Правда, что он ни разу не был на соревнованиях по гимнастике?

- Раньше часто ходил, но со временем перестал. Наверное, потому что художественная гимнастика - конкурент нашей семейной жизни. Правда, по телевизору трансляций не пропускает. Смотрит очень внимательно, подмечает мельчайшие детали. Если что-то не понравится, потом мне выговаривает.

- Вы как-то признались, что полюбили его с первого слова - и убедились, что женщины любят ушами. Что же он такого сказал?

- Ум, интонация, сексуальность - все должно быть вложено в эти слова. Научить невозможно. Господь Бог наделил его этим качеством сполна. Чтоб хватал женщин за жабры. (Смеется.)

- Еще встречали людей, о которых могли бы сказать - человек фантастического обаяния?

- Путин. Умница и настоящий мужчина. Это не только мое мнение. Спросите у любой женщины, которая с ним общалась, - подтвердит.

- Ваш муж помогал с организацией юбилеев Майи Плисецкой, Игоря Моисеева. А вы с ними общались?

- С Плисецкой. Я была потрясена, насколько трепетно до сих пор Родион Щедрин к ней относится. Говорит: "Мне нравится в ней все. Как она надевает тапочки, как чистит зубы..." Вот это действительно великая любовь!

- Из выкупленной вашим супругом коллекции Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской какую картину вам особенно хотелось сохранить в собственном доме?

- Во-первых, коллекцию видела только по телевизору. Во-вторых, я не любитель собирать картины. Мне кажется, их лучше смотреть в музее. В-третьих, у меня нет дома. Когда свой дострою, сделаю там небольшую галерею из любимых полотен отца.

- Вспоминаете какие-то его слова?

- "Бумажная душа". Фраза из фильма "Чапаев". Отец так называл бездельников и тунеядцев. Он мотался по колхозам и видел, что творится на хлопковых полях. Как люди бросают детей, дают им соски из анаши, чтобы те спали, а сами вкалывают от рассвета до заката. Я прекрасно училась, занималась художественной гимнастикой, но меня он все равно называл "бумажная душа". Считал, что мало работаю. Зато сейчас так никто не назовет. И папочка наверняка гордился бы мной.

- Вы же едва не стали актрисой?

- Какая симпатичная девочка не мечтает об актерской карьере? Но родители были против. Скрыли от меня конверт с приглашением в хореографическое училище. Я поступила туда, но они такого не допустили.

- Почему?

- Считали, что в семье должен быть врач, а не балеринка. В чем-то их понимаю. Я, например, Амине Зариповой тоже запрещала замуж за Кортнева выходить. Думала: зачем ей артист? Но ошиблась мамка. Бывает... Леша оказался замечательным парнем. Обожаю его.

- Когда поняли, что не станете врачом?

- После "четверки" по химии. Я окончила школу с золотой медалью и в медицинском сдавала всего один экзамен. Но для поступления должна была получить "пятерку". А поставили на балл меньше. Это означало, что придется сдавать еще кучу экзаменов. Я развернулась и ушла.

- Школьная медаль далась большой кровью?

- Не то слово! Вместо того чтобы читать любимые книжки, ночами зубрила геометрию. А папа перед носом тряс синенькую книжку "Я математик" и повторял, что автор - наш родственник. Звали его Норберт Винер. А я смеялась: "Папа, очнись! Мы же с братом в математике ни бельмеса!" Но в чем-то папа оказался прав. У брата родился сын, который стал математиком. Окончил университет в Лондоне. На экзамене по математике набрал 98 баллов из 100! Значит, на нас с братом природа отдохнула.

* * *

- Через вашу жизнь прошло множество гимнасток. Хоть вы не любите слово "самый", но в этом случае оно уместно. Самый большой нераскрывшийся талант на вашей памяти?

- Венера Зарипова. Гениальная гимнастка. Внешность, потрясающие данные, прыжок, как у Исинбаевой... Выразительность - как у Алины. Но девочку закопали в Советском Союзе.

- Где она сейчас?

- Живет в Израиле. Через неделю приедет ко мне на праздник художественной гимнастики со своими тремя детьми. Из Венеры вышла чудесная мать. А когда-то говорили, что она чуть ли не гермафродит. Даже такое заявляли, представляете?!

- Вам нравится путь, на который после гимнастики шагнула Алина Кабаева?

- Конечно. Я ей советовала этот путь. Алина большая умница, все впитывает как губка. На первых порах ей не хватало образования, потому что постоянно тренировалась, но потом стала читать книги, которые я ей советовала. После этого некоторые ее слова люди называли "мудрыми". Алина все пропускала через себя. Самая моя послушная ученица. Канаева в этом смысле приблизительно такая же. Очень благодарная... Алина была великолепной гимнасткой - так почему бы умной девочке, талантливой, красавице не стать депутатом?

- Анатолий Тарасов советовал своим хоккеистам читать письма Михаила Чехова к брату. Что вы советовали читать Алине?

- Да она много книг прочитала! Алина девочка романтическая - читала "Консуэло". Любовные, романтические истории. Алина - вообще мой клон, во всем на меня похожа. А, например, Амина Зарипова налегала на какие-то жуткие триллеры. Такие, что я даже названия эти видеть не могла.

Что касается депутатской темы, меня позабавила недавняя история. Попросила знакомую сделать портфолио для моих девочек - Соловьевой, Ермаковой и Пичужкиной. Чтоб они манекенщицами могли стать, если вдруг с гимнастикой не сложится. Все трое - просто законченные красавицы.

- Сделали?

- Нет. Говорят: "Манекенщицами быть не хотим". "А кем хотите?" - "Депутатами!" Кстати, и мне в советские времена предлагали сниматься в журнале, рекламировать меха. За мной года три бродил фотограф. Я ему твердила: "У вас столько красивых манекенщиц! Я-то вам зачем?" "Мне нужна порода", - отвечал. Как-то явился и говорит: "Это последнее предложение. Если снова откажетесь - больше не появлюсь". Решила посоветоваться с мамой. "Ты с ума сошла! - запричитала она. - Отрежут твою голову, подставят голое тело. Опозорят весь род!"

- Вам, как члену технического комитета, запрещено во время соревнований подходить к своим воспитанницам. Так?

- Слава Богу, это время заканчивается. Со следующего года я перестану быть членом техкома и уже смогу подходить. До сих пор не имела права - и это была пытка, которую мне уже трудно пережить.

- Вы выкручивались - писали им записки.

- Иногда выкручивалась, но сейчас и этого делать нельзя. Потому что наши переводчики, которые могут передать эту записку, уже сидят в совершенно другом конце зала.

- Необычные среди этих записок были?

- Первое выступление Алиночки после "тюрьмы" было на чемпионате мира-2003 года в Будапеште. Ей было очень, очень тяжело! Апатия, депрессия, она вообще не тренировалась, лежала... Иногда я с Кабаевой говорила на повышенных тонах - потому что не знала, как ее раскачивать.

- Но раскачали?

- Бог дал знак - и я написала ей записку. Очень нежную! Очень мягкую! Слова сами как-то пришли. Потом мне рассказали: прочитав эту записку, Алиночка встала совершенно другим человеком. Видимо, я писала под диктовку свыше. Кабаевой нужно было именно это. Случайностей не бывает.

- Вы говорили о "тюрьме", имея в виду дисквалификацию?

- Конечно. Нет, я имела в виду Колыму... (смеется)

- Как Бог дает знак?

- Вот так! Пришла мысль - откуда она приходит? По подобию своему Бог создал человека только для одного - чтобы человек смог сделать выбор. В ту или другую сторону.

- Как считаете, девочки хранят ваши записки?

- Понятия не имею. Меня это не интересует.

- Мы бы на их месте хранили. А вас - не интересует...

- Совершенно! Меня вообще в смысле "хранения" ничего не интересует. Большое счастье, что у меня нет любимчиков и вчерашнего дня! Хранят они, забыли, - не имеет никакого значения!

- Никогда не было любимчиков?

- Никогда.

* * *

- Недавно актер Алексей Кортнев рассказывал - он, муж Амины Зариповой, приезжал в Новогорск и заметил, как тренировалась Алина Кабаева. Сбрасывала вес в каком-то немыслимом термокостюме.

- Ребята, лучше поговорим о Канаевой. Или о групповых упражнениях. О том, что случилось на Олимпиаде. Что вы хотите от Кабаевой? Все время о ней пишут невероятные глупости. Она уже и в суд подавала. Про Алину могу сказать одно: эта девочка - пример для всех. Мы с ней перевернули художественную гимнастику. Сегодня в нашем виде спорта на Олимпиаде билеты продаются по 500 евро за штуку. И достать их невозможно. Вот что сделала Кабаева.

- Она для вас - образец фанатичной работы?

- Фанатичной работы для меня не существует. Потому что фанатизм, как и безделье, наказуемы. Фанатизм везде отвратителен - и в религии, и в жизни, и в работе...

- Всегда так считали?

- Нет. Когда не считала - получала. Рвать когти никогда нельзя - иначе порвешь собственную физиономию этими же когтями.

- С каким характером вам пришлось особенно тяжело?

- Амина Зарипова. Еще, пожалуй, Яна Батыршина. Все они в какое-то время проявляли характер. Довольно тяжелый.

- Вы назвали как раз девочек, которые не стали олимпийскими чемпионками.

- Потому и не стали.

- Вы уверены?

- На сто процентов. И Оля Капранова по той же причине не стала.

- Вы наверняка читали интервью Батыршиной, в котором она вас попрекнула - дескать, Винер повторяла: "Без меня ты никто".

- Винер Яне Батыршиной, когда та была маленькой, приносила заколки, резиночки, всякие подарочки на каждую тренировку. Потому что ее ангельская улыбка доставляла мне колоссальное наслаждение еще в Ташкенте. Потом, когда я перебралась в Москву, родители Яны очень просили, чтобы и ее тоже забрала.

- Забрали?

- Да. Все здесь устроила и ей, и ее родителям. Все было здорово, она пришла на смену Амине Зариповой. Амина это восприняла нормально. Но когда Батыршиной на смену пришла Кабаева, Яна этого не могла пережить. Насчет моих слов - "без меня ты никто"... Это - бред. Я вообще так никогда никому не говорю. Наоборот, советуюсь со своими детьми. И я никто без спортсменки, и она - никто без меня.

- Вы человек эмоциональный. Последние слезы?

- Последние слезы в моей жизни были восемь лет назад. После Олимпиады пришла Юля Барсукова и сообщила, что заканчивает. Я к этому не была готова. Рыдала целый день. Сейчас вспомнила еще один случай, недавний. Чемпионат Европы в Турине. Как раз происходили события с дисциплинарными комиссиями. Конкуренция огромная с теми же итальянками, на трибунах 11 тысяч зрителей. Наши девочки всего две недели готовили "Калинку". Я сидела на самой верхотуре с нашими туристами, хотя могла занять VIP-места. Девочки отработали со скакалкой без потерь. Выиграли многоборье. Когда это увидела, у меня подкатил комок к горлу. Я поняла, что их Бог поддерживал своей рукой. Это был величайший момент истины. И продолжился он в Пекине.

- Барсукова закончила из-за того, что выиграла Олимпиаду?

- Она невероятно тяжело шла к этой медали. Путь от 27-го места на чемпионате России - до золота на Играх в Сиднее. А потом влюбилась - и решила закончить...

- Спортсменка влюбляется - и это еще одна проблема для вас?

- Это самая моя любимая проблема! Когда девочки влюбляются - просто супер!

- Не слишком мешает?

- Только помогает! Я бы купила им всем женихов - за любые деньги. Лишь бы они кем-то увлеклись. Чтобы было для кого открыть сердце. Обычно девочкам приходится все вдалбливать, - а с влюбленными мы сразу находим общий язык. И тогда девочки совсем по-другому раскрываются.

- Когда впервые убедились, что вам дан талант тренера?

- Никогда не анализировала этот момент, но всегда чувствовала - мне дано. Потом произошел случай. Сын оказался в больнице, я сидела с ним рядом, а в голове все время вертелось: идут соревнования, там выступают мои маленькие... Они тогда были совсем крошками. Я не в силах была отогнать эту мысль и готова была себя удушить. Хоть могла бы послать гимнастику в тот момент подальше. Тогда и поняла, что я "конченый" человек. Человек-тренер. Мне это дано - и надо идти по этой дороге, не сворачивая.

- Это ли не фанатизм?

- Не знаю. Вряд ли. Я думаю, это талант, который рвет и мечет, чтобы обратить на себя внимание. В ту секунду мне нужно было сделать выбор. И я сделала: из больницы не ушла, с ребенком продолжила возиться. А когда он засыпал, убегала на тренировки. Сын сейчас вырос, нормальный человек и хороший бизнесмен. Ни перед кем не кланяется в пояс. А как боярин, между тем, живет не беспокоясь... По Пушкину.

* * *

- В вашем виде спорта - предательство на каждом шагу?

- Я такого не терплю. Мои дети знают, что первый тренер - это святое. В интервью обязательно надо вспоминать.

- Неужели вас никогда не предавали?

- В Ташкенте у меня дома жила гимнастка Марина Николаева. Я относилась к ней как к дочери. Отец ее воевал в Афганистане, мать там жила на линии огня. Потом они перебрались в Москву. Мать Марины - тоже тренер по художественной гимнастике. Решив, что дочь уже всего добилась, взялась лично ее тренировать. Марине - прямо как у Шекспира - в уши влили яд. Мне даже не давали с ней поговорить по телефону. Это была трагедия. Через много лет она пришла просить прощения.

- Простили?

- Конечно. К тому времени у Марины уже был ребенок. Говорю: "Можешь представить, что его отнимут?" - "Да вы что!" - "Теперь представь мои чувства. Тебя оторвали у меня от сердца". Через несколько дней Николаева приехала снова: "Я не могу спать. Чувствую, Ирина Александровна, - вы не простили". - "Почему так думаешь?" - "Мне снится один и тот же сон. Что я умерла, а ко мне никто не приходит на могилку..."

- Что ответили?

- Предложила работать со мной. И она состоялась уже как тренер. Потом с мужем уехала по контракту в Австралию. Об этой работе Марина давно мечтала. Постоянно звонит, пишет.

Был еще случай. Привезла из Чимкента в Ташкент Лену Холодову. Причем вместе с тренером. Сделала им квартиру. Когда Лена поднялась, и я объяснила, что она может попасть в тройку на чемпионате СССР, тренер решила, что дальше все сделает сама. Итог - 18-е место. Холодова стала поправляться. Я поставила жесткое условие: "Вход в зал только через весы". А тренер говорила: "Да ну эту Винер! Ты уже взрослая девушка. У тебя должна быть попа и грудь". И Лена с гимнастикой закончила. Хоть красоты и таланта была неописуемого. Она долго работала в Малайзии. Потом написала, позвонила. Сейчас дружим. Я даже ездила к ней с командой в Малайзию.

- В чем была суть претензий к вам международной федерации перед Олимпиадой?

- На дисциплинарную комиссию меня вызывали по материалам журналистов из интернета. Я после чемпионата мира давала неосторожные интервью, которые интерпретировались еще более неосторожно. Журналисты меня спрашивают, почему дисквалифицировали судей. Я отвечаю: "Потому что они разговаривали" - "А почему другие судьи разговаривают, и никто их не дисквалифицирует?" - "Потому что это другая бригада, они имеют право договариваться..."

- И что?

- Так во главу угла ставилось: "Винер сказала, что судьи договариваются". И все, имидж художественной гимнастики унижен. Разбит. Уничтожен. Статья номер такая-то.

- Теперь вы осторожнее?

- Не то что "осторожнее" - просто сейчас визирую все интервью. С журналистами разговариваю недолго и нечасто. А вот по телевидению, в прямом эфире, пожалуйста, могу сказать все, что угодно.

- Какие слова никогда не простите Ирине Дерюгиной?

- Не хочу об этом вспоминать.

- Все знают об истории вашего противостояния. С чего оно началось?

- Да какое же это противостояние? За столько лет украинских гимнасток Бессонову с Годунко обыгрывали Кабаева, Чащина, Капранова, Сесина, Канаева... В Пекине сборная России в групповых упражнениях стала первой, Украина - восьмой. А все остальное... Просто нужно отчитываться за свои поступки и результаты. И валить на серого. Но у серого фамилия-то Винер. В переводе на русский - победитель.

* * *

- Как снимаете стресс?

- Молюсь. Чтобы Бог покой дал. Иногда читаю псалмы Давида. Причем всякий раз случайно открываю именно ту молитву, которая мне в этот день нужна.

- Есть ощущение, что кто-то по жизни ведет?

- Ведет, испытывает, наказывает, поощряет. Иркутский шаман сказал, что у меня сильный ангел-хранитель.

- Что за шаман?

- Шаман Миша. Познакомилась на Байкале незадолго до Олимпиады. Он брызгал особенной водой и просил духов, чтоб помогли нам в Пекине. И ведь в самом деле помогли!

- Верите в такие вещи?

- Конечно! И в шаманство, и в параллельные миры. С мамой разговаривает Голос. Недавно наш любимый песик заболел. Вдруг Голос говорит маме: "Это выкуп за Олимпиаду". Та страшно перепугалась. Слава богу, собачка выздоровела. Незадолго до пекинских Игр мама услышала: "Тебе приснится сон, что покупаешь бокалы. Купи самый большой". Через несколько дней ей действительно это приснилось. И она взяла самый большой бокал. Хотя ей предлагали маленькие. Потом, когда рассказывала об этом, шутила: "Видишь, я не пожалела денег и купила самый большой". А я ответила: "Спасибо тебе, мамочка".

Таких моментов очень много. Надо только внимательно за ними следить. И тогда поймешь - в жизни все взаимосвязано.

- Чувствуете, что мужчины вас боятся?

- Нет. Впрочем, с мужчинами мало общаюсь. Разве что с большими начальниками. Когда иду к ним на прием, всегда стою, как и полагается восточной женщине. Они говорят: "Садитесь". Отвечаю: "Не могу. Перед мужчинами надо стоять". После этого обычно решается любой вопрос (смеется). Но я не лукавлю. Хоть и считаюсь деловой дамой, мужчина есть мужчина. Его надо уважать. Это и в каббале написано. Хоть без женщины он не получает энергию Творца.

- Каббалой давно увлеклись?

- Нет. Заинтересовалась после того, как меня пригласили на телемост с Микаэлем Лайтманом. "Почему я?" - спрашиваю. А мне ответили: "Вы учитель". У него были телемосты с актерами, политиками, а вот с учителями - не было. Мы очень откровенно пообщались. Но перед этим прочитала соответствующую литературу. Каббала - не религия. Это наука о Творце и его созданиях.

Как-то брат начал спорить с каббалистом: "А я не вижу того, о чем вы говорите". "Конечно, - отвечает тот. - Мы сейчас едем в "мерседесе", лузгаем семечки. Это мы делаем. И не верим, что человеку, вышедшему в струпьях из пещеры после 13 лет добровольного заточения и написавшему книгу, было намного лучше и комфортнее, чем всем нам. Он не замечал, какая вокруг природа - горы, леса, озера. Он жил в маленькой пещере. Но у него было озарение".

- Иногда люди дают очень интересные ответы на вопрос: "В чем секрет вашего успеха?" Что скажете вы?

- Бог дал талант. А я поняла, что его нужно отработать. И сделала выбор в сторону того, что дал Бог.

- Хоть раз ловили себя на мысли, подъезжая к базе в Новогорске: "Как же не хочется туда идти"?

- Думаешь об этом, лишь когда вечером еле доползаешь до кровати. Говоришь себе: "Все, завтра на тренировку не пойду! Буду отсыпаться". Ровно в девять утра у меня открываются глаза. Как у Франкенштейна. Смотрю на часы: "Хореография уже началась. Ну и бог с ней. Дальше буду спать". Но заснуть уже не могу. Встаю и еду в зал.

...На прощание Винер, рискуя опоздать на кремлевский прием у президента, отыскала диск и поставила нам обещанное "Время". Пробрало до дрожи. Как пробрало недавно супруга Ирины Александровны, всем известного Алишера Усманова.

Мы многое поняли в истории ее красивой жизни и большой любви.

Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ 

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
1
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир