Татьяна Кошелева: "Нам посылают испытания, которые мы должны выдержать"

Татьяна КОШЕЛЕВА. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Татьяна КОШЕЛЕВА. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

27-летний лидер сборной России не играет из-за травмы с февраля, однако планирует вернуться на площадку в самое ближайшее время.

Владимир ИВАНОВ
из Калининграда

Российскую часть "Гран-при" Татьяна Кошелева, к сожалению, пропустит совершенно точно. Но она с командой. Тренируется вместе с остальными девчонками. Всеми силами поддерживает их во время игр. И, верим, совсем скоро сама вернется на площадку. Ее нашей сборной очень не хватает.

– Вопрос, который волнует сейчас всех болельщиков сборной: как ваш голеностоп?

– Все в порядке. Я приступила к полноценным тренировкам. И пропускаю первый тур Гран-при лишь по причине нехватки игровой практики. Спортсмен должен играть за сборную только, когда полностью готов и может приносить пользу команде. На данный момент сказать это про себя я не могу. До приезда в Калининград у меня было только три тренировки с прыжками. Но, надеюсь, наберу кондиции в самое ближайшее время.

– Вы травмировали голеностоп еще в феврале. С тех прошло четыре месяца. В чем вообще загвоздка? Не сразу поняли, насколько это серьезно?

– Да, не провели тогда достаточно серьезного обследования. Все-таки небольшие повреждения для спортсмена обыденность и мы думали, что все пройдет. Потом же выяснилось, что я порвала связки голеностопа.

– Ого. Рассматривали варианты не консервативного лечения?

– Варианты были разные. Но об оперативном вмешательстве я даже не думала. Это непростой год – впереди Олимпийские игры. И все подчинено им. Пропускать Рио нельзя. И я благодарна нашему медицинскому персоналу, который взял под контроль всю эту ситуацию.

– Главный тренер Юрий Маричев признался, что не может прогнозировать, когда Кошелева вернется на площадку. А у вас самой есть какие-то определенные планы на этот счет?

– Это не тот случай, когда нужно пытаться угадать. Если Юрий Николаевич решит, что я набрала достаточную форму и могу принести пользу команде – он тут же выпустит меня играть. А пока нужно работать над собой.

– Я правильно понимаю, что вы сейчас осознанно не форсируете свой выход на площадку, чтобы по максимуму исключить риск рецидива травмы на Олимпийских играх?

– Главный турнир этого сезона – Олимпиада. И, конечно, туда необходимо подойти в максимальной готовности и лучшей форме. Не только Тане Кошелевой, а всей команде. Нам не нужно сейчас, нам нужно в августе. При этом и совсем без практики нельзя. Гран-при – это основной этап подготовки к Олимпийским играм. И впереди достаточно времени. Я наберу форму.

САША ВОЛКОВ – ЭТО ГЕРОЙ

– Это опыт? Вы ведь участвовали на Олимпийских играх в Лондоне, но практически не играли там из-за проблем со здоровьем.

– Безусловно. Лондон – это один из сложнейших этапов для меня. Который нужно забыть. Там у меня действительно были серьезные проблемы со здоровьем. Сейчас этого, тьфу-тьфу, нет. Все упирается в объемы. Как только наберу их, придет время игровой практики.

– Вам всего 27, а позади уже серьезнейшая операция на спине, непростые периоды лечения коленей и голени. Оно того стоит?

– Безусловно! Тут даже разговоров быть не может. Нам посылают испытания, которые мы должны выдержать. Я к ним готова. В опыте моя сила. И я ни на что его не променяю. За последнее время я, как человек, кардинально поменялась. И, поверьте, эмоции, которые ты испытываешь после побед – они того стоят.

– Все помнят, как в Лондоне на уколах играл Александр Волков. После каждой игры ему выкачивали жидкость с колена. В итоге он стал олимпийским чемпионом, но поставил под угрозу свою дальнейшую карьеру. Никто тогда не знал, сможет ли он еще выступать на том же уровне. По-вашему, и это оправдано?

– Мы все можем только гордиться Александром. Говорить тут сложно. Олимпийское золото – это мечта, цель каждого из нас. И выйдя на площадку, спортсмен уже не думает о последствиях. Лично я – точно. На карту поставлено слишком много. Думать надо до (смеется). А когда сделал шаг на площадки – уже поздно.

– Есть объяснение, почему спортсмены идут на такие жертвы?

– А не все спортсмены идут. Вот Саша Волков – это герой. Он ведь не просто вышел на площадку и отстоял номер. Он играл! Да еще как! И они с командой завоевали свое золото. Чтобы что-то получить, нужно что-то отдать. Мы, спортсмены, отдаем в первую очередь здоровье.

ВЕРНИСЬ Я НА ЧЕТЫРЕ ГОДА НАЗАД –
НЕ ПОЕХАЛА БЫ В ЛОНДОН

– Насколько вам тяжело смотреть за играми с трибун?

– Очень тяжело. Не представляю, как можно долго сидеть на замене. Но сдерживаюсь. Разговариваю сама с собой. Объясняю, что сейчас такой период. Я должна трезво оценивать свою подготовку. И выходя – играть, а не позориться. Это сборная. Тот случай, когда разум должен превалировать над эмоциями. Тем более самый тяжелый этап восстановления – начальный – когда боишься за каждый следующий шаг – позади.

– Да и ситуация сейчас совсем не та, что была в четыре года назад.

– Ох уж этот Лондон!

– Каково все-таки было ехать туда, понимая, что помочь команде вы практически не сможете?

– А я не понимала. Абсолютно! Не осознавала всю серьезность ситуации. Наверное, в силу возраста и неопытности. Просто не понимала, что происходит. Да и вообще сложно прийти в себя, когда по щелчку пальцев все вдруг меняется. Только что ты был всем нужен, а потом раз – и уже не нужен никому. Это тяжело. Сейчас мыслю совсем по-другому.

– То есть?

– Если бы я оказалась в той же ситуации, то не поехала бы на Олимпийские игры. Туда должны отправляться только те люди, которые реально могут помочь своей команде. Я же тогда не могла принести пользой ни игрой, ни головой, ни эмоциями. Это очень тяжелая для меня тема.

ТОЛЬКО ПСИХОЛОГ СУМЕЛ ВЫТАЩИТЬ МЕНЯ
ИЗ ЯМЫ ЧЕТЫРЕ ГОДА НАЗАД

– Вы продолжаете работу с психологом?

– Конечно.

– Знаете, что многие российские спортсмены не приемлют их? Убеждены, что лучшие психологи – это они сами или их тренеры.

– А я считаю, что нам, спортсменам, эти специалисты нужны обязательно. Ведь нам зачастую приходится побеждать именно себя и давно известно, что проблемы очень часто кроются в голове. Работать со своими эмоциями вообще нужно уметь. И мне психолог помогает очень серьезно. Могу точно сказать, что четыре года назад из той ямы меня вытащила именно она. Эта череда травм – пять операций за два года – настолько выбила меня из колеи, что я вообще не осознавала, что со мной происходит. И маму, папу, мужа, друзей, вообще никого – я просто не слышала. Услышала только профессионала. За что очень хочу ее поблагодарить.

– Книги по психологии, которые вы читаете, тоже порекомендовала она?

– Когда нет возможности работать с психологом вживую, книги очень помогают. И к ее рекомендациям по выбору литературы я, конечно, прислушиваюсь.

– А вопросами будущего ваша голова сейчас не обеспокоена? Ваш контракт с краснодарским "Динамо" истек, уже понимаете, что дальше?

– Где-то я играть точно буду (смеется). Если честно, предварительная договоренность у меня есть. Но говорить раньше времени об этом не хочу. Узнаете уже в ближайшие дни.

Материалы других СМИ