Талантливого русского бойца никак не подпишут в UFC. В чем дело?

Илья Андреев
Шеф отдела единоборств
20 декабря 2019, 11:00
Александр Шаблий. Фото instagram.com
Интервью с Александром Шаблием — о контракте с UFC, тренировках с Хабибом Нурмагомедовым и Исламом Махачевым, руководстве промоушеном и фальшивой дружбе Колби Ковингтона с Хорхе Масвидалом

Александр Шаблий
Возраст: 26 лет. Страна: Россия. Весовая категория: до 70,3 кг.
Победы: 18. Поражения: 3. Ничьи: 0. Дебют в ММА: 22 октября 2010 года.

У Александра Шаблия 10 побед в последних 11 боях, и в 2019-м он должен был дебютировать в UFC. Дебют планировался на апрель, но ничего не получилось. В мае Шаблий говорил, что скоро будут новости. Но их так и не последовало. В интервью «СЭ» Александр рассказал, когда, наконец, окажется в лучшей лиге мира, и почему контракт до сих пор не подписан.

— Ситуация следующая: после моей последней победы — 19 мая 2018 года над Адрианом Мартинсом — я должен был выйти на титульный поединок в Fight Nights против Ахмеда Алиева. Ни для кого не секрет, что у организации сложились трудности с учредителями, спонсорами проекта. Организация не могла дать нам стабильность. Естественно, я попросил освободить меня от контракта. Спасибо Камилу (Гаджиеву, президенту Fight Nights Global. — Прим. «СЭ»), что сделал это без всяких проблем.

Параллельно у меня уже были переговоры с UFC. Должен был состояться второй турнир в России, в Петербурге (он прошел 20 апреля 2019 года. — Прим. «СЭ»). Планировалось, что меня поставят в кард. В процессе переговоров и подготовки к бою я усугубил травму, потребовалась операция (Шаблий не выступает полтора года из-за травмы руки. — Прим. «СЭ»). В UFC сказали: «Без проблем, оперируйте руку, можете подраться потом. Мы подписываем вас не просто под питерский турнир, вы нам в целом интересны». Мы с моим менеджером Ризваном Магомедовым приняли решение: я прооперируюсь и вернусь через полгода.

Рука стала более-менее нормально себя чувствовать, начал ее нагружать и стал ждал предложения. Мне сначала сказали, что нужно открыть американскую визу, так как ближайшие турниры будут в США. Визу открыл, но все опять затянулось. Потом мне сказали, что буду драться в Абу-Даби (турнир UFC 242, который состоялся 7 сентября, и где выступил Хабиб Нурмагомедов. — Прим. «СЭ»), но вновь не вышло. В итоге сообщили, что буду драться в Москве 9 ноября. Однако на московский турнир перенесли бои многих парней, чьи поединки на других турнирах не состоялись. Из-за этого кард получился насыщенным, и мне не смогли организовать бой. Сейчас понимаю, что не молодею, что мое время уходит. Я-то не старый, 26 лет, но спортивная карьера имеет свое время и место. Решил, что проведу промежуточный поединок в декабре на турнире Pro FC. Организации мы сказали, что я проведу бой, а дальше вернемся к переговорам. Переговоров как таковых сейчас нет, в UFC говорят, что меня подпишут, когда появится место в ростере легкого веса.

Дана Уайт сделал свое шоу — Dana White's Contender Series. Многие бойцы оттуда переходят в UFC. Лига очень сильно перегружена бойцами. К тому же, как показывает практика, 70 килограммов — самый конкурентный вес. На мне, скажем так, звезды не сходятся.

— В UFC подписали Романа Богатова, это из-за сотрудничества промоушена с М-1?

— Передаю слова своего менеджера: у UFC есть соглашение с М-1, и есть шоу, которое проводит Дана Уайт. Это первостепенные вещи.

Я для себя решил: долго стучусь в эти двери, и так совпало, что в прошлом году они для меня открылись. Эта травма меня опять отдалила от UFC. Значит, Господь так управляет ситуацией. Как будет — так будет. Буду драться, а дальше — посмотрим.

— Сейчас-то с рукой порядок?

— Более-менее. Слава Богу, сейчас все хорошо.

— Мир не ограничивается UFC, есть ведь PFL, Bellator. Или вас эти лиги не интересуют?

— Я дрался практически во всех крупных лигах России. И в «Ахмате», и в ACB, и в Fight Nights. Для меня все лиги одинаковы. Единственный вопрос, который стоит — финансовый. Тем не менее главный промоушен — это UFC. Это моя цель, задача, которую хочу покорить. Не знаю, что будет дальше, может, я туда попаду и перегорю, вообще все желание выступать пропадет.

— На сколько боев вам предлагали контракт перед питерским турниром?

— Стандартный, на четыре боя.

— То есть, они дают такой контракт, и дальше, соответственно, гонорары 10 тысяч долларов, 12, 16...

— Единственный момент — они должны были скопировать мой российский контракт, мы вели об этом переговоры. Чтобы я получал не начальные суммы, а ту, которую получал в Fight Nights.

Пригласить топ-бойца на турнир в Россию — это не меньше 100 тысяч долларов

22 декабря в Ростове-на-Дону Шаблий выступит на турнире Pro FC 66. Соперник — 37-летний бразилец Алешандре Цидаде (15 побед, 2 поражения в ММА). Александр будет представлять сразу два клуба — «Пересвет» и «Велес» из ДНР, о чем было объявлено на открытии московского зала «Велеса». В Ростове произойдет, возможно, беспрецедентный случай — профессиональный боец будет драться на турнире лиги, которую возглавляет: три года назад Шаблий стал президентом Pro FC.

— Получается определенный конфликт интересов.

— Очень сильный, — улыбается Шаблий. — Вы же понимаете, что этот конфликт распространяется и на меня. Я же должен получить какой-то гонорар, но не могу же сам у себя много попросить, надо как-то поторговаться. Есть такой момент.

— Реально занимаетесь операционной деятельностью лиги?

— Да. На данный момент, конечно, не могу этим заниматься, потому что сейчас готовлюсь к турниру, однако есть много важных вопросов, по которым команда ссылается на меня. Речь о трансляциях, подборе бойцов, общении со спонсорами. Я проводил эту работу до начала подготовки. Когда начал готовиться, всеми нюансами и деталями начала заниматься команда. До этого, когда я и готовился, и проводил турниры, все получалось очень размыто. Тогда работала команда, я же делал очень мало организационной работы. Сейчас принимаю серьезное участие в организации.

— Вы не выступали полтора года. Лига — ваш основной заработок?

— Нет. Это больше хобби.

— А какой тогда основной?

— Теневой бизнес (улыбается).

— Соперника подобрали самостоятельно?

— Нет, этим занимались менеджеры. Допустим, я говорю, какие у нас есть возможности, мы рассылаем эту информацию менеджерам, а они уже присылают варианты. Хочу сказать, что сейчас было очень немного желающих подраться, мы столкнулись с большой трудностью, чтобы найти мне противника. Сначала бойцы давали согласие, потом отзывали его. Топовые бойцы хотели хороший гонорар, что скрывать. Против меня выйдет или мешок, или очень сильный соперник, середняка найти непросто — такого, который попросит устраивающие нас финансовые условия, и у которого будет хороший рекорд. Тем не менее нашли бразильца с рекордом 15-2, он дрался в «Ахмате», как раз в Гран-при, в котором я участвовал в 2016 или 2017 году, точно не помню. Он выходил тогда против Хусейна Халиева, правда, проиграл.

— Сколько сейчас стоит пригласить классного бойца? Например, такого как Дэвид Бранч, с которым дрался Александр Шлеменко.

— Думаю, не меньше 100 тысяч долларов. Хотя у Бранча в последнее время были поражения. Скорее всего, он стоил больше, когда был в UFC. Наверное, попросил как минимум 30 тысяч +30 тысяч за этот поединок.

К Хабибу пускают только своих спарринг-партнеров, которые не травмируют

Весной 2018 года Шаблий готовился к бою с Адриано Мартинсом на турнире Fight Nights Global 87 в США — в топовых залах АКА и America Top Team.

— В чем их отличия?

— В AKA я был впервые, а Top Team посетил второй раз. До этого я там готовился к бою с Эдуардом Вартаняном. В AKA тогда находились наши ребята, как раз Хабиб готовился к поединку (на UFC 223 за чемпионский титул. — Прим. «СЭ»). Подумал: почему не попробовать потренироваться с ними в лагере? Благодарю ребят за эту возможность и за то, что вместе работали. Менеджеру Ризвану спасибо за то, что организовал эти сборы. Тренерам тоже приношу благодарность, они мне помогали. АКА — настоящая дружная семья, там отличная команда, крепкие ребята. Тренировки заточены только на профессионалов, любители — это другая группа. В принципе, как и у нас в России. Технику там не отработаешь, это именно работа под бой. Начинаются сборы, есть спарринг-партнер, ты работаешь. Готовишься под соперника, изучаешь технико-тактический аспект, тренируешься на выносливость, проводишь спарринги. В American Top Team больше технической работы. Там много разных тренеров, можешь выбирать классы тайского бокса, грэпплинга, джиу-джитсу, борьбы. Можно также подбирать подготовку под соперника и обучаться. Еще можно приезжать туда в межсезонье и обучаться в этот срок. В American Top Team поток, прямо как у нас в зале Tiger в Таиланде, только уровень бойцов выше.

— То есть АКА — это небольшой закрытый клуб?

— Думаю, да. Я так понимаю, что не все бойцы могут попасть туда во время подготовки действующих бойцов — Кормье или Хабиба. Это определенная субординация клуба. Считаю, что это правильная политика.

— С Хабибом поработать не довелось?

— К нему пускают только своих спарринг-партнеров, которые точно не травмируют. Это правильно, нужно устраивать спарринги только с теми ребятами, кого уже знают. Это был очень важный бой для Хабиба, большая ответственность. Подбор спарринг-партнеров должен быть очень тщательным.

Колби Ковингтон был очень тихим

— А как вам тренировки с Исламом Махачевым? С ним вы тогда точно работали.

- Я считаю, да и не только я, что Ислам может стать следующим чемпионом в легком весе. Я с ним работал, он — крепкий парень, оснащен технически и физически. У него есть все качества для того, чтобы стать чемпионом.

— Если бы вы оказались на месте Армана Царукяна, который вышел против Махачева на турнире UFC в Петербурге, согласились бы на такой поединок?

— Нет, окажись я на месте Армана, не согласился бы. Я ведь поддерживаю отношения с Исламом, это было бы неправильно. Мы же не бойцы вроде Колби Ковингтона. Он на моих глазах общался с Масвидалом, был с ним не разлей вода, а как только началась титульная гонка — они перестали общаться друг с другом. Не понимаю этого, странно для нашего менталитета.

— Колби недавно признался, что начал так себя вести, потому что ему пригрозили разрывом контракта из-за того, что он скучный. В зале Ковингтон был скучным?

— Он вел себя очень тихо. Когда в первый раз его увидел, Омари Ахмедов (российский боец UFC. — Прим. «СЭ») сказал: «Вот это крепкий парень». Там разные веса работают в разное время, потому что очень много бойцов. Омари кому-то советовал постоять с ним в паре. Колби тогда был неприметным бойцом в UFC. Потом раскрутился весь этот хайп.

Если посмотреть на Ковингтона, то не сказать, что он как боец тянет на чемпионство. Но за счет его поведения вокруг него много шума. Для нас это чуждо. Если бы мне сказали, что со мной разорвут контракт, если я не начну вести себя так же... Если бы начали диктовать мне условия моего поведения в обществе, тем более, с моими друзьями... Масвидал же был его другом, по сути. А Ковингтон испортил отношения с друзьями по команде из-за того, что ему пригрозили разорвать контракт.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
4
Офсайд