21 сентября, 19:45

«В купальниках в магазины — это куда? Махачкала — не Бали». Самые жугчие высказывания Вагаба Вагабова

Корреспондент
Читать «СЭ» в
Самый брутальный боец Дагестана?

30 сентября Вагаб Вагабов проведет очередной бой: он выйдет в клетку против бывшего бойца UFC и PFL Алекса Николсона на турнире «Бойцовского клуба РЕН ТВ». Поединок пройдет по правилам бокса, но в перчатках для ММА. Вагабов — один из самых харизматичных бойцов. Дело не только в брутальной дагестанской внешности, но и в манере говорить: Вагабов выражается конкретно, ярко, причем порой использует блатной жаргон — около года он провел в тюрьме, откуда вышел весной 2020-го. До заключения рекорд Вагаба в ММА был 24-1-1, теперь — 30-1-1 (в прошлом году он стал чемпионом AMC Fight Nights в полутяжелом весе). Мы собрали подборку хлестких высказываний Вагабова.

О жизни в тюрьме (из интервью «СЭ» после освобождения, июль 2020 года):

«Буйных не попадалось, все вели себя спокойно, мирно. Я и сам неконфликтный человек, стараюсь спокойно общаться, вне зависимости от того, сильный передо мной или слабый. Было два-три случая, и то я сейчас вспомнил о них, потому что вы спросили, все незначительно было. При мне все было спокойно и в СИЗО, и в лагере.

Встретил там старых знакомых, знакомых моих друзей. Очень много людей сейчас сидит, время такое.

Там, в лагере, по 25-30 ситуаций в день бывает, в которых хочешь не хочешь, но каким-то боком оказываешься. Где-то помогаешь, где-то направляешь в правильное русло. Немного бардачное место, приходилось где-то подсказывать людям. На самом деле там у людей много проблем. Кто-то ведет себя неправильно, кто-то пытается себя где-то показать, у кого-то свои интересы. Кто-то хочет освободиться раньше, кто-то — заработать. Много там и хорошего, и плохого.

Здесь можно сказать вкратце: тюрьма — не срок, а жизненный урок. Много ситуаций, из которых извлекаешь для себя пользу. Людей видишь немного по-другому".

О неприязни к Дацику и нацистской ячейке в «Крестах» (из интервью ютуб-каналу «Руки-Выше», осень 2021 года):

«Если мы берем централ — это СИЗО, а не колония: тут сидишь, пока ты под следствием. Ты сидишь в такой вот хате, 20-30 квадратных метров, и там могут жить 15-20 человек. Грубо говоря, человек на квадрат. Люди там по очереди спят на шконарях, на шконках, а если на русском языке — кровати (улыбается). И там такая жизнь, что один час в день выходишь на прогулку, и то многие не выходят. 24/7 живут два-три-четыре года в этом пространстве.

Есть такие хаты, камеры, специально созданные. Созданные администрацией того же СИЗО. Таких, как Дацик, туда собирают — активистов, и они исполняют нужды этой администрации, работников, сотрудников, например, я не знаю, приехал парень таксист, работяга, может быть, уборщик, может быть, торгует он на рынке чем-нибудь, и его надо, как там говорят, загнать. Загнать в рабочий персонал — в хозбанду. Просто эти активисты — они сильные. Это спортсмены, а они вот таких вот загоняют, чтобы они работали там. Изначально люди не хотят, но они подпишут статью, 106-ю и разные статьи есть, чтобы они подписали ту или иную статью и работали на администрацию. Не все соглашаются — это раз, и за это бьют, ломают. Бьют — это не просто бьют, а реально бьют. Там в хате сидишь, и там реально пацана могут ущемить. Я жестко всегда пресекал эти вещи. Мы жили с людьми в людской массе, и таких людей прятали от нас. Таких людей, такую шерсть, отдельно водят на прогулки, в адвокатские кабинеты. Мы не пересекаемся. В баню отдельно водят, в спортзал, потому что, где сидят нормальные люди, они по башке могут получить, если пересекутся. Дацик некоторое время занимался именно этим.

В Питере в «Крестах» была создана нацистская ячейка. Может быть, ошибусь с названием, там славянское, русское... Он какой-то там... Кем он [Дацик] называл себя? Сыном какого-то там вымышленного персонажа. Вот эту тему он развивал там. Есть парень, который сидел там же, на другом продоле, этаже, который знает это все. Есть брат, человек, который попал к нему [Дацику] в хату и выхвативший от него. То ли узбек, то ли таджик парень, не хочу ошибиться. У него то ли мать, то ли отец русский. Он внешне больше от русского взял, и сначала не спалили его, а просто хотели туда загнать — в рабочие силы, хозбанду. А потом, когда узнали, что он еще и нерусский, там еще хуже отнеслись к нему. Эту тему можно очень долго раздувать сидеть, поэтому лучше, чтобы он [Дацик] тоже тут сидел.

И снова о неприязни к Дацику (из интервью «СЭ», декабрь 2021 года):

«Если кому-то кажется, что я что-то от себя добавил, то я все не рассказал. Я просто вкратце объясняю ситуацию. Если же он будет рядом сидеть или стоять, тогда я уже более подробно [расскажу]. Я довел до всех вас, почему у меня к нему вопросы.

Дацик говорит, что от него доставалось только насильникам и барыгам? Вот зайдет к нему парень... За что сидел Александр Емельяненко? За что он заезжал? Знаем же, да? Но кто ему скажет, что он насильник? Кто-то, может, и скажет, но Дацик — точно нет.

Сейчас только в интервью он, может, и скажет. Это просто его отговорки. А барыг он за что бил? За то, что они деньги заносили? Или за что? Или за общие проблемы людей? Наркоманы, насильники и так далее — они и без него все страдают и за это отвечают.

Люди не понимают, почему я эту тему поднял, звонят, пишут, спрашивают: «Для чего?» Как для чего? По кайфу же, да, всем жить на воле? Верно же? (Улыбается.) По кайфу? А там люди страдают, и про них забыли. Их там вот такие баландеры бьют... И за что? Где-то взнос не дали... Короче, там свои моменты есть. Грубо говоря, там за колбасу человеку голову могут табуреткой так поломать, что он никогда не восстановится".

Про боязнь Дацика драться с ним (интервью журналистам после турнира PRAVDA, декабрь 2021 года):

«Для того чтобы Дацик согласился со мной драться, мне нужно лет десять не тренироваться, жрать бургеры и пить кока-колу и всякую хрень. Ничего не делать. Может быть, он тогда согласится».

О готовности провести бой с любым дагестанцем (подкаст Hustle MMA, май 2022 года):

«Подерусь с любым дагестанцем, у меня нет такого [принципа не драться с земляками]. Это же спорт. Я же не нацист... Здесь нет религиозных отличий. Почему я... Вот вы же христианин, да? Почему я вас могу ударить, а вот вас, мусульманина [нет]? Я ничего такого в этом не вижу. Сколько боксировали, выступали по боевому самбо, били друг друга... В целом, конечно же, бить друг друга — это совсем неправильно — ни вас, ни кого-то другого. В целом бить кого-то — это неправильно. Я вообще против боев и рукоприкладства, но так вот получилось (улыбается)».

Об отношении к нацизму (интервью «Известиям», сентябрь 2022 года):

«Николсон избил свою девушку в магазине? Это ужас, конечно. Как вообще можно бить женщину?! Высказывается по национальным признакам и избивает женщин? Нацисты — это твари паршивые. Их хватает сейчас в нашем мире, и их надо наказывать. Избежал уголовной ответственности? Значит, не избежит нашего рукоприкладства, надо дать ему по башке. Руку поднял на женщину — это тоже нехорошо. То есть за что-то из этих трех ситуаций он по-любому получит, а вы уже сами решите, к чему это приписать.

На самом деле касаемо этих нацистских, межнациональных лозунгов — вроде как на эти темы шутят, но это заходит далеко. Страшная на самом деле тема. Кто-то на этом зарабатывает, кому-то это принесло большие дивиденды, но от этого страдаем мы, обычные люди. Мы себе создаем врагов и сами для кого-то становимся врагами. Поэтому я не приемлю и не приветствую все эти факторы нацистов, как и избиение женщин. Я, конечно, не видел это своими глазами. Может быть, он [Николсон] толкнул женщину, а это раскачали, как это делают СМИ. А возможно, на самом деле избил. Пообщаемся с ним, можем поднять этот вопрос, спросить: «What are doing bro? Зачем ты это делаешь?»

Влияет ли на меня то, каким человеком является мой противник в жизни? Блин, да, прикиньте, на самом деле хочется... Ну, человек, противник, образ жизни которого ты не уважаешь... Такого человека тебе хочется бить и вне спорта, а когда тебе дают его в ринге, клетке, то это вообще кайф".

О полуголых туристах в общественных местах Дагестана (интервью Meta MMA, сентябрь 2022 года):

«В купальниках в магазины — это куда? Это не на Бали мы находимся. На Бали там ходят... Доминиканских островах. Это Махачкала, пацаны. Это Махачкала. Здесь одно время тяжело было, и такие туристы бы здесь не выжили (смеется). Нельзя так себя вести. Мы же не ходим в других городах, как захочет наша душа. У каждого народа есть своя культура. Тем более мужчина поражает, который в шортах, плавках, в чем они могут выйти? Это вообще... Дома у себя ходи так. Замечание должно быть, это культура. Я конкретно не знаю, про что ты, я пару фоток видел, там прям не было откровенных голых таких. Одевайтесь, ходите, как подобает, а то, на крайняк, мы на вас наденем платочек и камису на мужчин (смеется)».

О поведении дагестанцев вне республики (интервью ютуб-каналу «Руки-Выше», осень 2021 года):

«Смотря для чего они приезжают — и, как говорится, кто, где и что забыл. По работе, по делам, по мероприятиям. Это же не зависит от... От местоположения же человек не меняется. Кто-то не согласится со мной, но, где бы ты ни был, ты должен быть собой.

Как я отношусь к новостям о дагестанцах? По этому поводу скажу, что это отдельные личности. Есть и другие национальности, не буду порочить кого-то. А так, касаемо таксиста (имеет в виду Мурада, обманувшего таксиста. — Прим. «СЭ»), даже если его историю посмотреть, кто он, что он, как эти люди жили, за что они сидели, он же в тюрьме сидел, статья и все дела. Поинтересоваться если за то, каким человеком он был, уже понятно [какой он]. При чем тут дагестанец? У него образ жизни такой. В деле и изнасилование, и наркотики, и все остальное. Конечно, могут подкинуть и все остальное, но человек не отрицает, где и за что он сидел, что потребляет. Как он живет, он тоже не отрицает. Поэтому называть его дагестанцем и отталкиваться от этого не стоит".

Билеты на суперсерию «Бойцовского клуба РЕН ТВ» можно приобрести по этой ссылке.

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты.
Новости