1 июля, 09:00

«Сколько у меня спаррингов с Федором? Это страшная цифра». Боец, который знает Емельяненко лучше всех

Шеф отдела единоборств
Читать «СЭ» в
Большое интервью с Кириллом Сидельниковым.

Сидельникову всего-то 33, но он уже уверенно может считать себя ветераном ММА: Кирилл провел первый бой в далеком 2007-м, в 18 лет. Причем был в его ММА-карьере и пятилетний перерыв, в течение которого он несколько раз выиграл чемпионат мира по боевому самбо (всего у старооскольца шесть золотых медалей ЧМ). Когда-то Сидельникова называли новым Федором. Не только из-за того, что он подавал большие надежды, — они и стилем ведения боя похожи. 1 июля Кирилл проведет 21-й бой в ММА — в Перми на турнире Ural FC он подерется с Фабио Мальдонадо, тем самым, кто в июне 2016-го устроил с Емельяненко лютую зарубу. Накануне поединка Сидельников дал большое интервью «СЭ» и журналисту matchtv.ru Вадиму Тихомирову.

О бое Федора и Мальдонадо в 2016-м

— Те эмоции не передать, потому что была и боязнь за Федора, и в каких-то моментах радость за него — когда доминация была за Федором. Бой был волнительный и валидольный, очень интересный и зрелищный. Перевес был то в одну, то в другую сторону. Были такие страшные моменты, увидев которые думаешь: хоть бы это закончилось! Закрываешь глаза, открываешь, смотришь — и все нормально. Думаешь: слава Богу!

Не помню точно, но в раздевалке после боя Федор сказал что-то вроде: «Так нельзя бои проводить». Он с усмешкой это сказал, потому что был сильно побит. Он с шуткой и смехом опрокинул эту фразу, и мы посмеялись. Также он добавил, что дралась вся команда и все победили и что ему нельзя было проигрывать.

Нет, сейчас я тот бой не пересматривал. Стараюсь меньше смотреть боев, чтобы не забивать голову. У меня все-таки есть тренеры, которые изучают соперников. Сергей Алестартович [Чесников] посмотрел в районе 11 боев Мальдонадо, составил определенный план. Он понял, как бьется Мальдонадо, и мы над этим работали.

Жесткий тренер по карате

— Тренер наказывал палкой — боккэн. Это было немного жестковато. Если ногу поставил не под 45 градусов, а больше, он там... Знаете, когда пришел совсем ребенком заниматься, когда ты 1-2-й класс... Дети сейчас какие — они хотят и пообщаться, а там все-таки, знаете... Там всего было пять человек в зале, и он такой ходит и требует, чтобы гробовая тишина была. Я считаю, что это неправильный подход к детям со стороны преподавателя.

Я давно его не видел. По мне — он как фанатик, фанат карате. У него не было особо сильных воспитанников, потому что он сам фанател от этого.

Ты же все-таки ребенок, а тут дядя, который вроде бы твой тренер. Владимир Михайлович [Воронов] тоже ругал нас, но это было совершенно по-другому. Это было по-отцовски, по-доброму, по-душевному, а тут ты пришел, и тебя тиран... На карате я на две-три тренировки сходил — и желание пропало.

В одном зале с Федором

— На карате я ходил в первом классе, а в пятом пошел на дзюдо. По дзюдо я ЦФО выиграл, поехал на Россию, там проиграл — перегорел тогда сильно. А так я кандидат в мастера спорта по дзюдо.

Со временем нам стали показывать кассеты с боями Федора. В зале, где Федор тренировался, также проводили разные праздники, Новый год отмечали, и там стоял телевизор с кассетами. Помню, как смотрели еще самые первые бои Федора — в Rings. Думали: «Блин, ни фига себе, круто!» А когда мы были постарше, Федор и Сергей Харитонов приехали из Тулы в Старый Оскол тренироваться. Тогда делили зал наполовину. На одной половине мы занимались, а на другой — Федор. Я смотрел на другую половину и представлял, что тоже там буду.

2003 год, Старый Оскол. Александр Емельяненко, Федор Емельяненко и Сергей Харитонов.
2003 год, Старый Оскол. Александр Емельяненко, Федор Емельяненко и Сергей Харитонов.

На этом фото я в белых штанах и синем кимоно. Они [братья Емельяненко и Харитонов] особого внимания не уделяли. Они занимались своим, а мы своим. У нас даже какого-то общения не было.

Но было интересно смотреть на них. Харитонов был уже довольно известным. Это все было очень круто.

Сергей и Александр тогда дружили. В то время мои родители занимались бизнесом, у них был магазин, и я видел, что они [Харитонов и А.Емельяненко] ходили, гуляли, хорошо общались. Они утром приходили бороться, а вечером боксировали. Я не видел, как они боксировали, но видел, как они боролись и хорошо общались. У них были дружеские отношения.

Александр Емельяненко

— В 2010-м у нас с Александром была схватка в финале чемпионата России по боевому самбо. Мы боролись, это было немного шутеечно. Мы понимали, что Александр займет первое место. Я сказал, что не вижу в этом проблемы. Все-таки на тот момент драться не было желания, потому что я уважал Александра. Уважаю и по сей день. Тогда просто сказали, чтобы мы поборолись. Я ему руку протягиваю, а он делает мне захват. В другой момент он протягивает. Мы так — подурачились, и все.

Когда мы вместе тренировались, Александр хорошо боролся. С Федором у него были длительные схватки в партере. Александр умел бороться в партере, просто это, наверное, со временем ушло. Бывало, что он мне делал болевые приемы. Был даже момент, когда травма получилась. Не специально, конечно, но локоть дернул. Это нормальное явление в тренировочном процессе. Александр — физически сильный, с длинными руками — хорошо делал рычаг локтя. Можно сказать, это была его фишка в партере.

Эрик Оганов, Миша Малютин родом из Кисловодска, и мы к ним приезжали тренироваться. Нам, людям из центральных районов страны, немного тяжеловато в горах. А они по несколько раз в неделю там кроссы бегали. Им там нормально. И вот они мне рассказывали: бежим, Саша сзади, потом смотрим — а он поднял темп и уже впереди.

Федор говорил, что от Александра весь Старый Оскол гремел? Греметь он начал рано — лет в 17-18, а мне тогда 11 лет было, совсем еще маленький. Меня тогда интересовали мультики и мяч погонять.

Иван Емельяненко (младший брат Федора и Александра)

— С Иваном мы учились в одном классе. Было время, что хорошо общались. Он был талантливым парнем. У них это, наверное, семейное. Где-то он, наверное... Я не знаю, может быть, лень или еще что-то. Но не захотел связать жизнь со спортом. А так, если бы хотел, был бы хорошим спортсменом на профессиональном уровне. Если я занимался дзюдо, то он пошел в бокс. Он высокий, плечистый, неплохо боксировал. Больше похож на Александра, чем на Федора. Поддерживает ли он форму сейчас? Не знаю. Знаю, что он в Старом Осколе. Иногда встречаю. «Привет-привет» — и все.

Когда Александр тренировался в Санкт-Петербурге, у него появился свой клуб АЕ, он свой бренд создал. Иван тогда тренировался и жил в спортзале [где тренировались бойцы AE Team], выигрывал турниры по боевому самбо в Санкт-Петербурге. Был период, когда он действительно мог погреметь, но что-то пошло не так.

Иван, Федор и Александр Емельяненко.
Иван, Федор и Александр Емельяненко.

Первый сбор с Федором

— Когда нам с Иваном было по 16, мы ездили в Кисловодск на сбор, жили в одном номере. Понятное дело, что с Федором, Александром, Романом Зенцовым мы в парах тогда не стояли. Куда нам? Друг с другом работали.

Я нормально себя ощущал [на сборе], но понимал, что я самый младший, самый молодой, поэтому спрос с меня был большой. Вот сказали, чтобы нарвал веники для бани, — пошел и нарвал веники. В спорте это нормальное явление и сейчас.

С Федором мы не спарринговали, но боролись. Понятно, что я тогда не мог дать ему такой же отпор, как через несколько лет. Все-таки я был ребенком. Федор со мной в шутливой форме боролся, со смехом, делал приемы. Но я тогда уже весил где-то 95 килограммов, был крупным.

В 2009-м к нам на сбор приехал Александр Волков. Он был для нас как свой, хорошо влился в коллектив. Было неудобно боксировать с ним из-за его широкой стойки. Еще запомнилось, что у него очень тяжелые ноги. Лоу-кики он бил так, что от одного удара... Каждый его лоу-кик ощущался очень сильно.

Мама братьев Емельяненко

— Я учился в том же профессиональном училище, что и братья Емельяненко до меня. Я был не сварщиком или электриком, а больше киповцем. Схемы паять неплохо получалось.

У нас преподавала мама братьев Емельяненко. Ольга Федоровна была очень строгой. У них есть такая семейная аура... К ней приходишь и понимаешь, что не будешь баловаться. Не то чтобы баловаться, а не будешь разговаривать. Она на тебя посмотрит — и бац! Все знают, что Ольга Федоровна — строгий преподаватель, она заставляла, требовательная была. Преподавала она что-то вроде черчения.

Ольга Емельяненко с сыновьями — Федором и Александром.
Ольга Емельяненко с сыновьями — Федором и Александром.

Первый бой в ММА (20 января 2007 года Сидельников в Сеуле за 19 секунд нокаутировал корейца Тона Ун Сина)

— Я рано дебютировал в ММА, но тогда другого выбора и не было. Это сейчас ММА в нашей стране настолько развились, что спокойно можно позже начать там карьеру. А раньше мы не выбирали себе соперников. Нам дают соперника — и ты берешь и дерешься с ним. Если откажешься, то не факт, что тебе найдут другого. Слишком рано начало? Можно долго думать, как правильно сделать, но я рад, что получилось вот так вот.

И я был очень рад, когда мне предложили бой в Корее. Туда поехал очень хороший состав: Роман Зенцов, Сергей Казновский, Эрик Оганов, Михаил Малютин. Амар Сулоев тоже был! Этих ребят я видел по телевизору. Федор тоже с нами полетел, но в качестве гостя.

Как получил квартиру в Старом Осколе

— Меня устроили в «Металлинвест». Был спортсменом-инструктором. Плюс входил в сборную по боевому самбо — там были надбавки. В то время на эти деньги нормально можно было жить.

В 22 я женился, снимал квартиру с супругой, четыре года снимал. А после того как я в третий раз выиграл чемпионат мира [по боевому самбо], Федор мне сказал: «Постараюсь выбить тебе квартиру через губернатора». Все, что от меня требовалось, я сделал, собрал всю документацию. Потом мне предложили квартиру в Старом Осколе, но в очень-очень неблагоприятном районе. И она была очень-очень маленькой. Я сказал: «Ну что, соглашаться?» Федор сказал: «Не соглашайся, иди к мэру». Я пошел к мэру, а он сказал что-то вроде: «Не хочешь? Не бери». Я Феде передал это, и он ответил, что поможет мне через других людей. В течение каких-то месяцев мне позвонили и сказали, что есть три квартиры на выбор. Я приехал и выбрал ту, которая понравилась. Вот и все.

Бой с огромным поляком (в марте 2008-го Сидельников в Нидерландах нокаутировал Мартина Солтысика. На Youtube этот бой как только не называли: и что-то вроде «русский школьник нокаутировал нациста», и «19-летний ученик Федора вырубил амбала», и т. д.)

— Он был здоровый — поляк, служивший во Французском легионе. Легионеры в свое время — это конкретные наемники, которые гремели, наверное, на весь мир. Когда мне предложили этот бой — не было ни фоток, ничего такого. Я не знал, кто он, что он. И когда он вышел на взвешивание, я такой: «Ни фига себе! Такая машина!» Думаю: «Как быть?» Меня тренер успокоил, мол: «Кирилл, не переживай, это [габариты] ничего не значит. Все будет хорошо». Я как-то немного успокоился. Хорошо, что все вот так и закончилось.

Неудачи Федора

— В лагере к бою с Фабрисио Вердумом у нас был человек, способный делать треугольник. Это Максим Гришин. Мы под это [под треугольник Вердума] работали.

Федора критиковали за «не тех» спарринг-партнеров? Знаете, когда ты выигрываешь, у тебя всегда все люди «те», а когда проигрываешь — начинают искать причины поражений. Поражения — это может быть делом случая. От пропущенных ударов никто не застрахован. Если посмотреть бой с Вердумом, то Федор наносил удары, но тот захватил его в треугольник красиво и хорошо. По мне — это дело случая. Если бы Федор не пробивал те удары, которые он любит наносить со стойки в партер, он бы не попался.

Не помню такого, чтобы тогда — в 2010-2011 годах — с Федором было что-то не так. Вроде, как и всегда, все было хорошо. Он пахал, тренировался, бегал. Я не видел у него каких-то проблем.

Спарринги с Федором

— Первый мощный пропущенный удар от Федора? Да каждую тренировку так было! Я из-за ударов в печень по несколько раз садился за тренировку. Пропустил, сел на минуту — а потом еще раз сел. Это нормально. Удушающие он мне проводил. По два раза я засыпал за тренировку. Проснулся — все смеются, всем весело. Это тоже нормально. Ничего такого нет, если уснул на тренировке.

Это прикольно, что меня знали как спарринг-партнера Федора. Федор Емельяненко — великое имя не только в России, но и в мире. Мне было приятно. Потом, когда пошли какие-то поражения [у Емельяненко], это на мне сказалось, мол: «Вот, Федор все время с ним».

Наверное, нет человека, который провел с Федором больше спаррингов, чем я. Сотни? Больше, потому что за тренировку по два-три спарринга. А если и борьбу брать, то еще больше. А в день у тебя две тренировки. Если и сборы посчитать, то... Да ну, это страшная сумма.

В партере с Федором тяжело. Он чувствует каждый прием. У него есть чуйка. Вроде бы выходишь на прием, а он бац — и вывернулся. Очень редко бывало, чтобы его кто-то ловил на прием.

Сломанная челюсть (Сидельников получил перелом 5 сентября 2009 года в бою с Ибрагимом Ибрагимовым)

— Это [перелом челюсти], наверное, самое ужасное. У меня был довольно неприятный перелом: сломался подбородок пополам, а еще здесь (показывает на челюсть). У меня вот этот кусок челюсти... То есть если зубы стояли ровно, то затем нет. Была сложность в питании, пил через трубочку, но потом, конечно, привык. Хорошо, что у меня есть через что трубочку просовывать, а то бывает, что людям вырывают зубы, чтобы они могли хоть как-то питаться. У меня корень зуба мудрости был в переломе, и проблема была в том, что мне его удаляли, когда была сломана челюсть. Все знают, что очень проблемно удалять восьмой зуб. Можете представить: я держал челюсть, а мне в это время пытались вырвать зуб? Но вырвали. Другие проблемы — это зевание и чихание.

Три-четыре недели я так походил, а потом, после шинирования, ты такой: «Как же хочу кусок мяса, хлеб». Почему-то такие ассоциации. Хочется пожевать, поесть, но ты не можешь. Не то чтобы нельзя жевать, но ты начинаешь есть хлеб, а у тебя зубы настолько мягкие, настолько эмаль смягчилась, будто ты свои зубы жуешь. Еще неделю восстанавливаешь эмаль, чтобы она стала твердой и ты смог нормально жевать.

Причем после перелома я пытался продолжить бой. Перелом случился в начале поединка — такой нежданчик. Наверное, еще минуты две я бы подрался, а потом понял бы, что что-то не то. Я думал, что зубы выбил. Были такие мысли: «Блин, сколько нужно денег, чтобы зубы вставить?» Пробую языком достать, но идет перепад. Я не сразу понял, что сломана челюсть. А потом, когда кровь шла и шла, судья остановил бой и попросил меня показать челюсть — и тут же остановил бой. Я сначала не понял, что произошло, но он мне сказал, что все [челюсть сломана]. Мне начали приводить врачей, и я понял, что мне становится немного плохо. Меня поймали — и сразу в скорую, повезли в больницу.

Этот случай где-то повлиял на мое решение приостановить карьеру в ММА. Даже мои первые бои были 1000 + 1000 долларов, а тут я вышел за 500 долларов!

Пиджак от Трампа

— За бой в Affliction с Полом Буэнтелло у меня был гонорар 10 000 + 10 000 долларов. Для меня тогда это были колоссальные деньги. Бой был вторым в мейн-карде. Соперник был очень хорошим: Буэнелло дрался за титул UFC — да, проиграл Орловскому, но все равно побил там хороших бойцов. Конечно, я тогда перегорел. Все пролетело в миг: не помню ни выход на бой, ни сам бой, ничего. Поторопился? Нельзя было отказываться от того боя.

Конечно, помню и Дональда Трампа, и Оскара Де Ла Хойю. Мы были на одной пресс-конференции. Фотки остались. Впереди — Де Ла Хойя, я сзади. Помню, как после турнира спросили: «Кому нужны костюмы?» Привезли коробку с большим количеством костюмов. «Выбирайте». Взрослые забрали, и я тоже забрал — два костюма. У меня дома до сих пор висит этот костюм с этикеткой «от Дональда Трампа» и тремпель еще. Там логотип его [Трампа]. До сих пор ношу этот костюм — на мероприятия, где требуются пиджак и брюки.

Январь 2009 года, Анахайм, Федор Емельяненко, Джейсон Стэтхэм, Кирилл Сидельников после турнира Affliction — Day of Reckoning.
Январь 2009 года, Анахайм. Федор Емельяненко, Джейсон Стэтхэм, Кирилл Сидельников после турнира Affliction — Day of Reckoning.

Бой Федора и Орловского

— Этот бой я уже из зала смотрел (поединок Емельяненко и Орловского был главным боем вечера турнира Affliction Day of Reckoning в январе 2009-го, на этом же турнире Сидельников проиграл Буэнтелло ТКО в третьем раунде). Было волнительно. Федор сам говорит, что Орловский был хорошо готов, давил. Он чувствовал доминирование [Орловского]. Но это бой — все может решить один удар.

Я сразу понял, что произошло. Я сидел за спиной Федора, когда он пробил. Метрах в двух от ринга. С нами был товарищ Федора — Вячеслав. Он был в джинсах. И момент был смешной: два метра до ринга, он прыгает и джинсы рвет почти до щиколотки!

Тактаров? Он вышел в ринг, а после боя мы все вместе поехали в бразильский ресторан — мяса покушать.

Удар Федора правой

— У Федора до сих пор остался взрыв. Эта чуйка. Его правой реально не видно. Бам! Он может моментально взорваться. Это мы увидели, например, в его бою с Тимом Сильвией (в июле 2008 года, Емельяненко победил удушением сзади в первом раунде, до этого сокрушив соперника многоударной серией. — Прим. «СЭ»). Был моментальный взрыв.

Что нужно поменять Немкову

— Почему не тренировался в Америке? Все-таки, наверное, нужен спонсор. Это дорого. У меня не было возможности взять и купить билет, непонятно куда поехать. Таких предложений у меня не было. А если бы и были — я бы подумал. Все-таки у нас хорошая, сильная команда. Да, есть недочеты. Я сказал Вадиму [Немкову] после его боя с Кори Андерсоном: «Мы друг к другу настолько привыкли, что вот будет второй бой с Андерсоном — и мы тебе уже не помощники. Тебе нужно что-то другое. Мы не можем дать тебе такую борьбу, какую дает Кори. Тебе нужно что-то менять». Думаю, Вадим это прекрасно понимает.

У нас в команде появился Олег Попов, он неплохо борется. Но по бою с Вадимом мы поняли, что Кори Андерсон очень непрост. Честно: я недооценил его. Думал, что Вадим его пройдет, что Андерсон будет для него самым легким соперником. Тут еще сыграло то, что при подготовке к бою Вадим немножко перепахал. Не всегда много — это хорошо. Перед выездом Вадима в Америку мы понимали, что он не чуть-чуть такой, какой всегда.

Хорошо, что бой сложился так. Думаю, Вадим переосмыслит [тренировочный процесс], сделает другую подготовку. Да, где-то мы будем помогать, но я сказал ему: «Тебе нужно немножко поменять [подготовку]». Вадиму нравится тренироваться на высокогорье. Пусть едет в Приэльбрусье, в Кисловодск — там хорошие условия. Но в спарринг-партнеры возьмет себе новых людей: Магомеда Анкалаева, который умеет бороться, Анатолия Малыхина, который в борьбе очень хорош. Чтобы в борьбе — это проходы в ноги, какие-то движения, которых мы не знаем, чего не можем — у него были другие соперники.

Прозвища и присказки в Fedor Team

— Что значит выражение «воробьям дули показывать»? Что Федор бил так сильно, что после спаррингов можно ходить по городу и воробьям дули показывать. Или «кукушечку отбил». Это такие наши шуточные фразы.

Прозвища? Толян, Кирюшечка, Вадя... Это все по-доброму. Чего-то обидного у нас не бывает. Кешей меня раньше называли, сейчас уже практически нет. Если кто-то мне говорит: «Кеш, ты?» — значит, это человек из далекого прошлого.

Валя [Молдавский] - Волкодав у нас. Ну, это шутка. «Матч ТВ» брали у Вадима интервью и спросили: «А вы слышали, что у Валентина прозвище Волкодав?» Все такие: «Волкодав?!» Для нас это был фурор — не слышали, что Валентин у нас Волкодав.

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты.
Новости