«Гонорар за бой с Магой должен быть не меньше, чем я зарабатываю в Bellator». Токов — про Исмаилова, Ромеро и самый жесткий бой

Илья Андреев
Шеф отдела единоборств
21 декабря 2020, 11:30
Анатолий Токов. Фото Instagram
Один из лучших российских средневесов ждет американскую визу и титульный поединок в Bellator.

Анатолий Токов
Возраст: 30 лет. Страна: Россия. Весовая категория: до 83,9 кг. Победы: 29. Поражения: 2. Ничьи: 0.

Пока в команде Федора Емельяненко есть один чемпион Bellator — Вадим Немков, который в августе нокаутировал Райана Бейдера и взял титул в полутяжелом весе. В 2021-м за пояс в среднем весе с Гегардом Мусаси должен подраться Анатолий Токов. При этом в 2020-м Токов не провел ни одного боя — из-за пандемии и отсутствия американской визы. Сейчас Токов идет на серии из пяти побед в Bellator и считается одним из сильнейших российских средневесов. А еще он самый желанный оппонент для Магомеда Исмаилова. Все потому, что семь с половиной лет назад Анатолий победил Магомеда удушающим приемом.

О следующем бое, визе и тренировках Федора

— На пресс-конференции Федора вы говорили, что ведутся переговоры по бою с Мусаси. Они продвинулись?

— Скажем так, пока что мы в ожидании. Дата неизвестна, но думаю, что этот бой будет.

— То есть в Bellator пообещали, что дадут поединок за титул?

— Насколько я понял — да.

В чем сложность? В том, что у вас нет визы?

— И в этом тоже. Сейчас трудно говорить о какой-то дате, учитывая, что визы нет.

— Как планируете ее получить в условиях непрекращающейся пандемии?

— Хотели сделать через Бишкек. В декабре должны были поехать туда, но там закрыли американское посольство, как и у нас. Но посольства еще работают в Турции и ОАЭ.

— Есть чувство, что простой влияет на форму негативно, или удалось что-то поправить?

— Не скажу, что есть что-то негативное, просто сижу без боев. А так, сборы постоянно идут, мы тренируемся, готовимся. Подлечил некоторые травмы. Просто ожидание, когда бой ставят на одну дату, на другую, а турниры отменяют... А когда все наладилось и начали проводить турниры, у меня кончилась виза.

— Знаете, что Мусаси когда-то был в одной команде с Федором?

— Знаю, что они тренировались вместе, на сборах вместе были.

— А Федор насколько активно сейчас тренируется?

— Тренируется в Старом Осколе, по два раза в день, активно.

— Что у него по бою? Ничего не рассказывает?

— Пока у него тоже нет конкретики.

— Ага, в Red Devil. Федор что-то рассказывал про него?

— Да, но немного. Рассказывал, как они тренировались. Это было давно, все уже поменялось. А так, Федор говорил, как Мусаси тренировался, как ведет бой. Что он выделял, говорить не буду — не хочется никого ни принижать, ни возвышать.

О Ромеро, Мусаси vs Шлеменко и рекордном весе

— В Bellator появился еще один звездный средневес — Йоэль Ромеро, хотя говорят, что он в основном будет выступать в полутяжелом весе. Было бы интересно сразиться с таким мастером?

— Да, было бы интересно. Сначала видел в интернете, что его хотят подписать в Fight Nights. Думаю: «Ничего себе! Интересно посмотреть, как он будет драться в России». А потом прочитал, что его подписали в Bellator. Подумал: «Круто! Хорошо, что средний вес в нашей организации пополняется». А сегодня прочитал, что он подписался в 93 кг, и немного расстроился.

— Я читал, что он может еще и в средний вес спуститься, и в тяжелый пойти.

— Будет круто, если он будет выступать в среднем весе. В любом случае, где бы он ни дрался, думаю, он встретится с нашими ребятами.

— Как, на ваш взгляд, нужно драться с Мусаси?

— Я начну в своей манере. Буду двигаться, навязывать свой бой. С ним тяжело, он вязкий, тягучий в борьбе, да и в ударке есть свои фишечки. Хотя последний его бой меня вообще не впечатлил. Проходили три раунда — никто ничего не сделал. Было скучно.

— Наверное, и Ромеро не впечатлил своим последним поединком. В его бою с Адесаньей тоже было не очень много действий.

— Я не смотрел, если честно. Бывает, в Instagram что-то мелькало. Видел, как Ромеро нокаутировал Рокхолда. А еще видел его бой с Костой.

— Ромеро засудили в поединке с Костой?

— Я видел бой отрывками, поэтому сложно сказать.

— А Мусаси подсудили в бою против Шлеменко?

— Думаю, там была как минимум ничья, а максимум — победа Александра.

— Почему так считаете?

— Смотрел этот бой несколько раз, пока готовился. Первый раунд — за Мусаси, третий — за Шлеменко. Надо смотреть по второму раунду. Я бы, если честно, отдал победу Сане. Ну или ничью бы объявил.

— Ромеро классно сложен физически, как и вы. Когда-нибудь встречались с бойцами, которые были более накачанными, чем вы?

— Насчет накачанных не знаю, но часто бывает, что попадается крепкий физически человек. Правда, после таких мыслей сразу подходят пацаны и говорят: «Ничего себе, какой ты сильный!»

— Можете привести пример кого-то мощного?

— К нам иногда приезжает Ярослав Амосов — он очень крепкий. Жилистый, крепкий-крепкий — как струна.

— У вас какие-то рекорды по отжиманиям, подтягиваниям, отжиманиям на брусьях?

— На максималку никогда себя не проверял.

— Со штангой тоже?

— Раньше, давно — делал. Выполнял приседания, это было лет пять-семь назад.

— Какой максимум?

— 190 кг — и это был не максимум.

— Могли еще?

— Просто решил, что все, хватит. Я начал со 100 кг, приседал 10-15 раз. Потом потихоньку прибавлял, делал уже по пять-шесть раз. Мне поставили 190 кг, я сделал два раза, поставил штангу и подумал: «Все, хватит уже, и так подходов много сделал».

— Сколько обычно весите в межсезонье?

— Сейчас — плюс-минус 94 кг, но бывало и побольше.

— Какой максимум?

— 97 кг. Я становлюсь уже толстенький, с щеками, становится тяжело. А что касается весогонки, то вес у меня нормально уходит. Просыпаюсь — за ночь уходит 1,5-2 кг.

Об Исмаилове, Штыркове и гонорарах

— Смотрели поединок Исмаилова со Штырковым?

— Да.

— Какие впечатления?

— Вау-впечатлений нет. Думал, будет поинтереснее. Не знаю, с чем это связано, но в этом бою они не показали ничего особенного.

— Штыркова многие хвалят. Многие ждали, что он досрочно проиграет, а он достоял до конца.

— Может, и достоял, но задача у каждого бойца — выиграть. Если чувствуешь, что проигрываешь один раунд, потом второй — надо что-то делать.

— Было чувство, что он вышел за победой?

— Поначалу вроде бы были моменты. Не знаю, не могу сказать.

— Не удивило, что Исмаилов быстро выдохся?

— Он быстро выдохся, потому что Иван гораздо крупнее. Из-за борьбы они оба подвыдохлись. Может, была не лучшая подготовка, мы же не знаем. В любом случае, бой получился не самым ярким, хотя было интересно.

— С такой выносливостью, как у Штыркова, можно замахиваться на что-то серьезное? Иван говорит о титуле в полутяжелом весе.

— Это зависит от подготовки, от того, как он будет стремиться к цели. Если будет упорно тренироваться, сильно хотеть и пахать, то сможет. Просто надо, наверное, сделать выводы, что-то поменять в своем тренировочном процессе.

— Магомед Исмаилов часто вспоминает о вас и дает понять, что бой с вами — самый желанный для него. Что-то изменилось с тех пор, когда вы в последний раз высказывались об этом? Может, было конкретное предложение?

— Конкретных предложений не было. Будет предложение — будет о чем поговорить.

— Есть интерес провести бой с Исмаиловым? Если поединок состоится, то об этом будут говорить на каждом углу.

— Я думаю, говорить будут много, люди, наверное, хотят увидеть такой бой. Тем не менее, я пока об этом даже не думаю. Я не говорю, что это невозможно, но пока что никаких предложений нет, вот мне и сказать нечего.

— Каким должно быть предложение в плане денег? 5, 10, 15 миллионов рублей?

— Скажем так, должно быть не меньше, чем я могу заработать в Bellator. А так, по сути, мне этот бой не нужен. У нас уже был поединок, я выиграл. Мне бой не нужен, я для него делать ничего не собираюсь.

— По поводу гонорара в Bellator: вы говорили, что он возрастает от боя к бою.

— Да, это так. Чем больше боев там проведу — тем выше гонорар. А от побед он увеличивается еще сильнее. Так что, чем дольше я буду там драться, а Магомед — молчать... (смеется).

О самом жестком бое, лучшем нокауте и любимых приемах

— Нет такого, что АСА для вас — в черном списке? Вы, кажется, уходили из АСВ со скандалом, а матчмейкер лиги резко высказывался о своем менеджере Денисе Курилове.

— Скажу так: если вдруг будет бой в АСА, то обо всем договариваться будет мой менеджер. Я сам ни с кем договариваться не буду. Если Денис посчитает, что мы согласимся на бой, — будет вести переговоры. Вопрос лучше задавать ему.

— Что насчет ухода почти пятилетней давности? Почему покинули АСВ?

— Закончился контракт. Новый контракт, который мне предложили, был гораздо хуже, чем в Bellator.

— У вас в АСВ был яркий бой с Арби Агуевым.

— Думаю, это один из самых жестких и тяжелых боев для меня. В первом раунде я нормально пропустил, думал: «Нет, тут я проиграть не могу». А во втором раунде уже начал приходить в себя. В третьем почувствовал, что набираю с каждым раундом.

— Долго восстанавливались после такого жесткого боя?

— Я подрался через месяц после этого боя. Через месяц вся наша команда выступала на Fight Nights, я тоже захотел. Провел бой там нормально, все три раунда. С соперником, которого мне дали через год в Bellator, — Владимиром Филиповичем. В Bellator я у него выиграл в первом раунде. Думаю, что и в Fight Nights выиграл бы досрочно, если бы за месяц до этого не было такого жесткого поединка.

— Почему решили драться через месяц после жесткого боя в АСВ?

— Там выступала вся наша команда, мне тоже захотелось. Подумал, что восстановлюсь, не буду набирать большой вес. В принципе, выступил нормально.

— Вы говорили, что у вас было предложение от UFC, что вам чуть ли не начали подбирать соперника.

— Если честно, сейчас имя соперника уже не вспомню. Это было давно, я еще не выступал в ACB, по-моему. Денис [Курилов] подошел ко мне и сказал, что есть предложение и уже определились с соперником. Мы вели переговоры, но не помню, почему все сорвалось.

— У вас много боев в карьере. Какие три поединка назвали бы главными?

— Думаю, это точно бой с Арби Агуевым. Поединок с Александром Шлеменко. Можно выделить и бой с Магомедом Исмаиловым. А так, самые тяжелые поединки для меня — с Агуевым и с Юрой Щуровым на М-1. Получается, выделил четыре боя.

— Ваш лучший нокаут?

— Лучший нокаут — когда у нас в Старом Осколе проходил турнир «Стальная битва». Я дрался там с немцем, не помню, как зовут его (Вадим Фегер. — Прим. «СЭ»). Бой только начался, я бью первым ударом — и он падает.

— Какой прием назвали бы коронным?

— Наверное, для меня коронным является удар с правой — можно как минимум болтануть человека. А так, я универсал. Могу и бороться, и бить. Мне удобно, когда все в комплексе. А любимый прием в партере — контроль со спины и сбоку.

— Если конкретнее об ударе справа?

— Правый прямой. Удар тяжелый, люди очень чувствуют, когда попадаю.

Единоборства / ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
6
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир