Абдулманап Нурмагомедов: «Хотел бы увидеть реванш Хабиба и Конора, чтобы хейтеры замолчали»

Илья Андреев
Шеф отдела единоборств
30 декабря 2019, 11:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Абдулманап Нурмагомедов: «Хотел бы увидеть реванш Хабиба и Конора, чтобы хейтеры замолчали»»

№ 8111, от 10.01.2020

6 октября 2018 года. Лас-Вегас. Хабиб Нурмагомедов завершает бой с Конором Макгрегором. Фото USA Today Абдулманап Нурмагомедов и Хабиб Нурмагомедов. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Отец и тренер чемпиона UFC в легком весе Хабиба Нурмагомедова дал большое интервью «СЭ» по итогам года.
Абдулманап Нурмагомедов и Хабиб Нурмагомедов. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Абдулманап Нурмагомедов и Хабиб Нурмагомедов. Фото Дарья Исаева, «СЭ»

— 2019 год подходит к концу. Каким он был для вас?

— Нервный, но счастливый. Неделю назад внук родился (третий ребенок в семье Хабиба. — Прим. «СЭ»). Думаю, хороший год для меня.

— Как внука назвали?

— Хусейн. Моего отца звали Магомед, а его старшего брата — Хусейн. И Хабиб назвал своих сыновей в честь дедушек (старшего сына чемпиона UFC зовут Магомед. — Прим. «СЭ»).

— Сколько у вас теперь внуков?

— Это десятый.

What time is it? #UFC249

Публикация от ufc (@ufc)

«Если будет размен, Фергюсон упадет»

— 2020 год в плане спорта будет для вас не менее насыщенным, чем 2019-й.

— В 2020-м нас ждет самый большой бой в истории (18 апреля в Нью-Йорке Хабиб Нурмагомедов проведет бой с Тони Фергюсоном. — Прим. «СЭ»). Хабиб сейчас в разъездах, но делает зарядку, тренируются вечером. 1 января начнет заниматься по четыре часа в день. Еще через месяц — по пять с половиной.

— Хабиб уже четыре раза готовился к бою с Тони Фергюсоном. Есть ли что-то, что еще требует дополнительного изучения?

— Всегда есть, куда расти. Но, думаю, что подготовка будет такой же на 90 процентов. Тони — не новичок, Хабиб уже на закате. Оба переживают лучшее время, у обоих по 12 побед. Бойцы с таким рекордом еще никогда не встречались.

— Чем Фергюсон опасен больше всего?

— Выносливость, передняя рука, левый джеб, удушающий через руку. Удары локтями, которыми он ставит сечки. Дерется Фергюсон по-максимуму, до конца.

— Это самый серьезный соперник Хабиба с точки зрения выносливости?

— С точки зрения выносливости — да. Но в целом у Хабиба были три более опасных противника.

— Назовете?

— Конор, Джонсон и Порье.

— Джонсон?

— Он опаснее любого бойца в первом раунде. У него самые быстрые руки.

— Правильно понимаю, что тогда и Джастин Гэтжи — более опасный соперник для Хабиба, чем Фергюсон?

— Не сказал бы. В бою с Гэтжи через 12-13 минут будет точно ясно, кто выиграет. С Фергюсоном же может быть так, что нужно ждать все 25 минут.

— Тони бьет локтями и коленями словно бритвой режет. Как с этим быть?

— Фергюсон не опаснее Хабиба в стойке. Думаю, Тони раньше упадет, если они пойдут в размен.

— Тони не молодеет, ему уже 36. Немаленький возраст для бойца легкого веса.

— Это не тот боец, у которого есть лишний вес, с чем нужно бороться. У Фергюсона худощавое тело, подготовленное, он всегда держит себя в форме. Он быстрый и сильный. Но это все — 7-8 минут. Дальше начинается работа на выносливость, на точность и на тактику. Мы встречались с более серьезными противниками.

— Перед боем с Порье вы дали прогноз — сказали, что Дастин не доживет до четвертого раунда.

— Да, я оказался прав.

— До какого раунда доживет Фергюсон?

— Здесь скажу вам так: бой может продлиться раунд-полтора, а может продлиться и до самого конца. Раскрывать наш замысел не имеет смысла. Но, конечно, постараемся закончить бой до 6-7-й минуты.

— Прошла информация, что Хабиб заработает за бой с Фергюсоном 10 миллионов долларов. Близко к истине?

— Чего не знаю, то не комментирую. Честно говоря, последние два-три боя меня не интересуют суммы гонораров. Я знаю, что Хабибу платят больше, чем раньше, но я даже не спрашиваю его, сколько именно.

«Махачев прямо сейчас сильнее Макгрегора»

— По поводу боя Ислама Махачева с Кевином Ли...

— Здесь — да, вы можете спрашивать меня сколько угодно. Если бой состоится 18 апреля — будет очень хорошо. Они оба хотят этого. Лично я вижу, что именно Махачев должен сменить Хабиба на чемпионском посту. Жду этого. Буду счастлив, если Хабиб уйдет непобежденным, а его место займет Ислам.

— Вас удивил Кевин Ли в поединке с Грегором Гиллеспи?

— Я думаю, этот бой закончился счастливым концом для него (2 ноября на турнире UFC 244 Ли нокаутировал Гиллеспи хай-киком в первом раунде. — Прим. «СЭ»).

— Просто повезло?

— Да. Я это называю счастливый конец. По ходу боя не было заметно подавляющего преимущества с его стороны. Ислам сильнее его и в стойке, и в борьбе, и в партере.

— Хавьер Мендес считает, что Махачев был бы фаворитом в потенциальном бою с Макгрегором.

— И я считаю, что Ислам на сегодня сильнее Конора.

— В чем именно?

— Мы же сравниваем, как борются Ислам и Хабиб. Смотрим, как в последнее время бьет Ислам. Он роняет оппонента в нужный момент. А уровень грэпплинга у Махачева высочайший. Ислам дорос до чемпионских амбиций.

— Допустим, уровень борьбы Хабиба — это 100 баллов. Как бы по такой шкале оценили Махачева?

— 95. У Хабиба есть небольшое преимущество в работе ногами — в треугольнике. Тут он опережает всех. А вот на руках Ислам даже сильнее Хабиба в некоторых моментах.

«Поборол бы Макгрегора за 30 секунд»

— Вы выпустили книгу, и там указали, что хотели бы, чтобы реванш между Конором и Хабибом все же состоялся.

— Конечно, не в ближайший год, но хотя бы через год.

— Значит, в 2021-м?

— Да. За 3,5 года Конор не выиграл ничего и ни у кого. Если он выиграет у Серроне, то почему бы ему не сразиться с Махачевым. У Ислама в перспективе бой с Кевином Ли, у него будет восемь побед подряд, и он станет реальным претендентом. Абсолютно не сомневаюсь в том, что Махачев разберет Конора, будет его контролировать и задушит.

— И не сомневаетесь в том, что Макгрегор выиграет у Серроне 18 января?

— В серьезных боях Макгрегор точнее и опаснее.

— Вам не кажется, что Конору подобрали максимально удобного соперника для возвращения?

— Я бы так не сказал. Серроне многих ронял. Его правая нога в любой момент может прилететь в голову и грохнуть Конора. Нельзя списывать Дональда со счетов. Но, например, дос Аньос полностью перебил Серроне. Макгрегор же очень опасен своей левой рукой — особенно в начале боя. Мы видели это и в поединке с Эдди Альваресом, и в поединке с Жозе Алдо. Он очень хорош в начале боя, очень хорош.

— Вы бы хотели увидеть реванш Хабиба и Конора, чтобы поставить точку в противостоянии, или из-за чего-то другого?

— Что касается спортивной составляющей, то у меня сомнений нет (в победе Хабиба). Этого хотелось бы для того, чтобы замолчали хейтеры. Двух побед подряд случайно не бывает.

— Обратил внимание на еще одну цитату из книги: вы упомянули, что было примирение с Макгрегором.

— Я его простил. Правда, он ведет себя так, как ведет. Назвал целый народ трусами. Любой дагестанец, не только Хабиб, мог бы его на асфальт приземлить. Но это было бы нехорошо. Раз приехал в гости — пусть погостит, но ведет себя достойно.

— Вас тронули его слова?

— Меня — абсолютно нет. Меня уже давно не трогают его слова. Если что-то хочет сказать, то пусть скажет его отец... Вам смешно это? (смеется)

— Нет, просто вспомнил, что вы как-то сказали, что одолеете его отца даже с завязанными руками.

— Если есть сомнения, пусть выйдет. (улыбается)

— Также вы сказали, что сумеете победить Конора, если бы боролись с ним в куртках.

— Могу против него в любое время выйти на крестный захват.

— Сколько времени вам понадобится, чтобы побороть его?

— Думаю, за 30 секунд я бы его запустил.

— 30?!

— Там, где схвачу — там запущу. Я вешу за 110 килограммов, каждый день работаю — 600 раз на жгут и на резину. Спокойно могу полторы-две минуты возиться со своими учениками.

— И с Хабибом тоже?

— С ним тяжело. И с Исламом тоже. Одна минута — и они дают темп, становится трудно. А так, с ними и Макгрегору тяжело (смеется).

«Не верю, что UFC отдаст России бой Хабиба»

— Какова ситуация с проведением боя Хабиба в России? Последняя новость была в ноябре: говорилось, что ведется работа по организации такого поединка во второй половине 2020 года.

— Вы же понимаете, что бой Хабиба России они не дадут. Это Pay-per-view.

— Имеете в виду бой с Макгрегором, или любой другой?

— С кем угодно. Такой большой бой в России не сделают. Я в это не верю. Потому что эти шоу, бои сделаны для зарабатывания денег UFC.

— Насколько знаю, российская сторона должна заплатить UFC более 20 миллионов долларов для проведения шоу с боем Хабиба.

— Это минимальная сумма, потому что на Хабибе сейчас зарабатывают очень большие деньги. Я не думаю, что в UFC готовы кому-то уступить Pay-per-view.

— То есть 20 миллионов — это минимум.

— Да. Нужно заплатить больше.

«Ян хорош. Но потом из-за его спины должен выйти Умар Нурмагомедов»

— Увидим ли мы Умара Нурмагомедова в UFC в 2020-м?

— Он трудяга, много работает. Умар, Иншааллах, будет в UFC. Сейчас в этом весе у нас есть доминирующий боец — Петр Ян. К закату его карьеры из-за спины должен выйти еще один хороший российский боец — Умар.

— Видите в Умаре потенциал человека, который может добиться серьезных успехов, больше, чем топ-15?

— Ян сейчас — претендент, ему по силам завоевать пояс. А потом, через год-полтора, Умар должен побороться. Ян еще должен провести пару хороших защит. К этому времени Умар подгонит точно.

— Кто еще из ваших учеников на подходе к UFC?

— Тагир Уланбеков, Сайгид Изагахмаев, очень хорош Усман (Нурмагомедов, родной брат Умара, двоюродный брат Хабиба. — Прим. «СЭ»).

— Но он еще совсем молод.

— 8-0. Как вы считаете, это нормально?

— Это очень прилично, учитывая, что ему всего 21.

— Еще бы упомянул Рашида Вагабова, Гаджи Рабаданова. У меня много хороших молодых бойцов, особенно 1998 года рождения.

«Не считаю, что мы с Хабибом влиятельные люди»

— Хабиб популярен, в том числе и в США. Нет ли планов купить какую-то недвижимость в Штатах и жить там?

— Нет.

— Это вообще исключено?

— Нет, исключать ничего нельзя, но для чего нам недвижимость в Америке? Я бы понял, если бы купили здесь, или в Турции, Азербайджане, Абу-Даби, Узбекистане, Казахстане. Почему нет? Но почему Америка? Такой задачи нет. Думаю, лучше купить рядом, в Азербайджане. 400 километров всего. Турция тоже рядом. Дубай — 2 часа полета, и ты на берегу.

— Вы и Хабиб сейчас, можно сказать, самые влиятельные люди в Дагестане.

— Не думаю, что мы — влиятельные люди.

— Почему?

— На что мы влияем? Да, на спорт. Да, даем мотивацию, помогаем, но это же не значит, что мы влиятельны.

— На взгляды молодежи вы влияете однозначно.

— Стараемся, чтобы они брали хороший пример.

— Вы, наверное, нарасхват, когда выходите на улицу?

— Очень тяжело. Мне даже на светофоре останавливаться тяжело.

— Почему?

— Молодые могут подойти, спросить что-то. Это небезопасно для них, я за рулем (смеется).

— Приходилось ли кому-то жестко отвечать?

— Нет, думаю, мне в Дагестане не нужно жестко отвечать. Меня знают. К тому же, мне уже скоро 60, а я, что, буду жестко говорить с детьми? Это неправильно.

— У Хабиба есть политические амбиции?

— Абсолютно нет. В этом плане мы, наверное, самые отдаленные люди от политики. Наша миссия — это спорт, дети, развитие. В политике амбиций нет ни у сына, ни у меня.

— Чем Хабиб будет заниматься после завершения карьеры? Тренировать? Может, что-то большее?

— Думаю, он перерос тренерский пост. Если человек встречается с пятью-семью главами государств в год, ездит по регионам, встречается с бизнесменами и функционерами, нет смысла использовать его в качестве тренера.

— Ваши слова про вторую жену очень широко обсуждались.

— Давайте обойдем это. Много было негатива. Я счастлив в своем браке, все нормально.

«Лучшие бойцы десятилетия — Джонс, Сен-Пьер и Хабиб. Но баллов Хабиб наберет больше»

— Скоро Новый год. Празднуете это событие?

— Я поздравляю всех, кто мне близок, старых друзей. Тем не менее никогда не держал рюмку в новогоднюю ночь.

— Одно дело — держать рюмку, а другое — просто собраться за столом. Необязательно выпивать.

— А как вы отмечаете Новый год? Я — в кругу семьи. У меня очень много внуков, родственников. Я подвожу итоги года.

— Елку для детей наряжаете?

— Я уже не ребенок (улыбается).

— А раньше, в детстве, ставили елку?

— Не помню, чтобы у родителей дома стояла елка. На улице — да, в школе, организации — тоже понятно. Но зачем срубать такую красоту?

— Какие подарки делали Хабибу на Новый год?

— Думаю, это были хорошие нагрузки (улыбается).

— Подводя итоги года, какой момент в 2019-м можете назвать самым волнительным?

— Когда Порье в атаке пару раз попал. Нужно было встречать его.

— То есть не та самая гильотина?

— Нет. Я не волновался в тот момент, потому что сказал Хабибу: «Двигай руками». И он шевельнул локтем. Для меня этого было достаточно, чтобы понять, что все нормально. А вот во время размашистой атаки Порье руками он должен был встречать соперника, а не отходить назад. Это был самый опасный момент.

— Лучшие бойцы 2019 года, кроме Хабиба?

— Я бы назвал Петра Яна, Ислама Махачева и Магомеда Анкалаева.

— Лучший бой 2019 года? Без разницы, в какой лиге.

— Для меня лучший бой — защита Хабиба. Столько болельщиков по всей стране переживали, больше 5 тысяч человнек приехало в Абу-Даби посмотреть бой. В Махачкале люди заполнили улицы.

— А если брать бойцов, которые не имеют к вам отношения?

— Наверное, бой Балаева с Салманом Жамалдаевым (турнир АСА 93, Балаев проиграл единогласным решением судей, но бился почти пять раундов со сломанной ногой. — Прим. «СЭ»). Еще назвал бы две защиты Тагира Уланбекова (в лиге GFC. — Прим. «СЭ»), оба поединка закончились удушающими. Это хорошие бои.

— Есть ли боец, который разочаровал вас в 2019-м?

— Есть.

— Кто?

— Абубакар (Нурмагомедов, двоюродный брат Хабиба; он проиграл Давиду Заваде на турнире UFC Fight Night 163 в Москве. — Прим. «СЭ»).

— Боец, от которого ждете мощного прорыва в 2020-м?

— Усман.

— Лучший российский тренер вне зависимости от вида спорта?

— Майрбек Юсупов, который работает в сборной Казахстана по вольной борьбе. Казахстан обошел таких грандов, как Иран, Турция, Америка, и стал вторым на чемпионате мира.

— Сейчас многие порталы составляют свои списки лучших бойцов десятилетия. Кого бы назвали вы?

— Джона Джонса, Сен-Пьера и Хабиба.

— Хабиб — на первом месте?

— Не определю его на первую строчку, пусть это делают другие. Тем не менее у Хабиба нет поражений, он пока самый доминирующий чемпион UFC. Баллов он наберет больше, чем другие. Да и фанатов у него больше, плюс та общественная работа, которую он проделывает, гораздо больше, чем-то, что делает вся десятка вместе взятая.

— Один из трендов уходящего года — нестандартные бои вроде Емельяненко — Кокляев. Сейчас раскручивают бой между Кадыровым и Александром Емельяненко. Может, это и шутка. Чего можно ждать от такого боя?

— В этом бою может быть все, что угодно. Как вы думаете, если Рамзан Ахматович упадет, как это скажется на его республике?

— Думаю, это невозможно в любом случае.

— Это (такой бой) не стоит делать. Рамзан Ахматович очень хорошо готов физически, думаю, будет достаточно, если он будет чемпионом среди руководителей регионов страны, он там лучший. В физическом плане он — один из самых крепких среди чиновников.

— Вы с ним в хороших отношениях. Не доводилось его тренировать?

— Тренировочного процесса не было, но мы часто оказывались в залах, где проходила подготовка моих бойцов. У него интернациональная, мощная команда.

Хабиб Нурмагомедов — Тони Фергюсон: когда бой, дата поединка UFC 249

Опрос

проголосовало: 7019
Все опросы
Хабиб Нурмагомедов — Тони Фергюсон: как закончится бой?

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
40
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир