Выход на замену не Смолова, а Заболотного, показал: Карпину важнее не проиграть. И его решения куда больше похожи на черчесовские, чем многие думают

2 сентября, 11:30

Статья опубликована в газете под заголовком: «Миранчук оказался очень близко к воротам хорватов, Головин – слишком далеко от них»

№ 8517, от 03.09.2021

Валерий Карпин. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Маринато Гильерме защищает ворота. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II 1 сентября. Москва. Россия — Хорватия — 0:0. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Валерий Карпин. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Обозреватель «СЭ» — о рабочей нулевой ничьей в матче Россия — Хорватия.

Матч полутонов и ничья по игре

В оценке важного матча, чтобы вызвать бурную реакцию публики, или, как теперь модно выражаться, поймать хайп, журналисту достаточно занять какую-нибудь крайнюю позицию. Но бывают игры, когда любая крайность — от восторга до отвращения — означает глупость.

Эти 0:0 стали матчем полутонов, а не черно-белых красок. Ничья была абсолютно по игре, и наша новая сборная не оконфузилась. Но мне смешно и грустно, когда читаю фанатские отзывы вроде: «За эту сборную хочется болеть, от предыдущей хотелось блевать». Признаться честно, при всем различии тактических задумок Станислава Черчесова и Валерия Карпина не вижу ни особо смелого футбола, ни чего-то другого, что принципиально отличало бы новую сборную от предыдущей.

Хотя есть и профессионалы, которые эту смелость усматривают, — и я общался с такими и после первого тайма, и по окончании матча, благо в «Лужники» пришла большая группа молодых тренеров, которые скоро будут сдавать экзамены на лицензию Pro, а сейчас проходят обучение. Так, Мурада Мусаева впечатлил агрессивный прессинг команды Карпина в начале матча, а Романа Шаронова — то, как высоко играли наши защитники.

Все это было. Но, на мой взгляд, все это — частности. Сборная Карпина не могла принципиально отличаться от сборной Черчесова. Потому что других футболистов у нас нет, а времени на постановку другой игры у нового тренера быть не могло. И даже чистых форвардов для проявления этой самой смелости на поле у нас не имелось. Поэтому глобально — что было, то и есть. И иначе быть не могло. Фамилия тренера тут значения не имеет, потому что любому специалисту нужен соответствующий материал, а с шашками наголо никто нестись не будет.

Миранчук, исполняя ложную «девятку», не превратился у Карпина мановением волшебной палочки в лидера атаки — хотя уже на Евро, забив победный мяч финнам, перестал быть представителем «золотого актива». И находящийся, казалось, в блестящей форме Смолов, которого Черчесов прокатил мимо Евро, не вышел даже на замену. И Антон Заболотный оказался нужнее него, когда форварду требовалось в том числе и прессинговать, и серьезно отрабатывать в обороне. Только представьте, чего бы наслушался в свой адрес Черчесов, замени он в перерыве домашнего матча с Хорватией Миранчука на Заболотного.

Единственным из 11 игроков стартового состава, не игравшим ранее в официальных матчах сборной, стал Арсен Захарян, за появление которого в стартовом составе безоговорочно Карпину респектую, — но ведь и его предшественник вызвал 18-летнего динамовца на сбор перед Евро, однако тот заболел. Джикия, Дивеев, Фернандес, Караваев, Миранчук, Головин, Кузяев были задействованы во всех трех матчах чемпионата Европы; Баринов — в двух, Ионов не играл, но находился в заявке, и они с Гильерме были твердыми игроками основы в отборочном турнире. То есть — никаких кадровых революций.

И никаких, заметьте, противопоставлений Черчесову. А то кто-то реально думает, что новый тренер хочет все сделать в пику старому. Это точно ерунда. Размышляй Карпин и вправду подобным образом, Смолов у него обязательно был бы в стартовом составе.

Конечно, двум тренерам виднее, чем одному журналисту, — и даже одному тренеру виднее, чем двум журналистам. Но мне все же кажется, что Карпин невыставлением Смолова минимизировал и так не такие большие шансы сборной России забить Хорватии — ведь Федор способен создать гол из ничего, и мы не раз видели тому подтверждение.

Возможно, в этом плане главный тренер также рассчитывал на Миранчука и Головина — тоже ведь могут. Но первый для этой цели оказался слишком близко от чужих ворот, а второй — слишком далеко. Такой вот парадокс.

Маринато Гильерме защищает ворота. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Маринато Гильерме защищает ворота. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Гильерме оказался правильным выбором

Кстати, о Гильерме. Он мог на поле и не выйти. Виталий Кафанов до последнего выбирал между Маринато и... Андреем Луневым, пока не сыгравшим ни одного матча в бундеслиге. Уж больно хорош, говорят, был Лунев на тренировках. Но все-таки тренер голкиперов из-за большего международного опыта и текущей игровой практики предпочел Гильерме.

И, как выяснилось, правильно сделал.

Локомотивец был как в своих лучших матчах отбора Евро — спокоен, вездесущ, длиннорук. А иной раз и длинноног — как в, возможно, решающем эпизоде этого матча ближе к концу первого тайма, когда вертикальный пас разрезал центр обороны сборной России и вывел Крамарича один на один с Гильерме. Но тот оказался в идеальной позиции, чтобы выскочить за пределы штрафной и ликвидировать угрозу.

А будь он на метр ближе к своим воротам — не успел бы. Но в этом и заключается один из невидимых нюансов работы Кафанова, для которого такое внимание, с которым сейчас за ним следят, очень непривычно: все-таки работа у него не самая публичная. Однако Карпин, озвучив, что выбор вратарей будет только за Виталием Витальевичем, невольно вывел его на авансцену.

Кстати, в связи с этим надо отдать должное Карпину — на неудобные вопросы он, по крайней мере на данный момент, реагирует нормально и отвечает адекватно. Решил проверить этот момент на предматчевой пресс-конференции. При этом сам с собой договорился, что такой вопрос с моей стороны будет только один, а остальные — нейтральные и позитивные. Потому что та пресс-конференция была предыгровой, и сильно баламутить обстановку и выводить из себя тренера своей сборной, считаю, неправильно. Как неправильно уже спрашивать и о том, что к игре совсем не имеет отношения, — например, уточнить кое-что про Жиркова и Новогорск.

Но один вопрос, имеющий отношение непосредственно к футболу (это не значит -к тактике, схеме, поскольку футбол вмещает в себя гораздо больше), задать было можно и нужно. О том, что Карпин — первый тренер в истории сборной России, кто озвучил, что решение по основному голкиперу будет принимать только тренер вратарей. Может, так было и раньше, но никогда вслух не звучало. «Можете объяснить логику своих слов? — спрашиваю Карпина. — Означает ли это, что если завтра, не дай бог, вратарь допустит ошибку, то виноват в этом будет Кафанов, а главный тренер вроде как и ни при чем?»

Карпин, как бы он наверняка сделал это в тренерской молодости, огрызаться не стал. Ответил так: «Если ты, Игорь, напишешь плохой текст в «СЭ», кто будет в этом виноват — ближайший руководитель или главный редактор? В конце концов виноват будет главный редактор. Так и я. А то, что тренер вратарей должен делать выбор, — это мое личное мнение. С голкиперами работает, проводит с ними 80% времени тренер вратарей. Их психологию, их состояние может понять только человек, который с ними долгое время находился».

Ответ я засчитал, потому что Валерий Георгиевич принял-таки на себя итоговую ответственность в том числе и за выбор основного вратаря. Никакого перевода стрелок на Кафанова в словах главного тренера не просматривалось. При этом ощущалось доверие помощнику.

Может, он заматерел и сборная позволит ему подняться на новый уровень без «ну и» — никто бы, думаю, не возражал. Надо смотреть на дистанции — точно как в плане результатов сборной. И напомню, что жизнь одним матчем с Хорватией не ограничивается. На том же Кипре по жаре будет адски тяжело.

Я предполагал, что Кафанов будет выбирать на хорватов из кандидатур Гильерме, Юрия Дюпина и Александра Максименко. Но Лунев обогнал Максименко — притом что Кафанов, знаю, с большой симпатией относится к спартаковцу. Совсем не удивлюсь, если в перспективе ставка будет сделана на него.

Однако тут нужен был опытный человек. Дюпин, блестяще начавший чемпионат, не лучшим образом сыграл в последнем туре в Краснодаре и, что не менее важно, не провел ни одного матча за сборную. Даже товарищеского. А тут — вице-чемпионы мира, с которыми психологически, если что не так, недолго и поплыл.

Гильерме этот опыт имеет, пусть и не всегда позитивный. Но за его плечами — успешный отбор к Евро, несколько групповых турниров Лиги чемпионов и Криштианы с Суаресами по ту сторону баррикад. Потому-то в его пользу и был сделан выбор.

До сих пор до конца не понимаю, почему Станислав Черчесов и Гинтарас Стауче отцепили его от сборной перед Евро. Когда речь шла о предыдущей осени, завершившейся 0:5 в Сербии, — да, Маринато провел этот отрезок неуверенно, дерганно, и его невызов, допустим, в марте был поэтому оправдан.

Но весной-то он был в порядке, и едва ли 1:6 от «Зенита», где к тому же он был далеко не главным виновником разгрома, должны были поспособствовать его невызову даже на сбор в Австрию. Почему Гильерме, отыгравший почти весь отборочный цикл Евро, вдруг впал в немилость, остается для меня одной из самых больших загадок последнего сезона Черчесова в сборной.

При «новой власти» Гильерме в сборную вернулся — и своим шансом воспользовался. До какой степени это надолго, учитывая, что ему 35, — вопрос. Но здесь и сейчас как Кафанов угадал с первым номером, так и Маринато его не подвел.

1 сентября. Москва. Россия — Хорватия — 0:0. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
1 сентября. Москва. Россия — Хорватия — 0:0. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

0:0 устроили всех

Таких хорватов можно было и обыграть, но спортивной наглости, которой было с лихвой у Карпина-игрока, его новой команде для этого не хватило. И прагматичные соображения, что не проиграть важнее, чем выиграть, у него как тренера взяли верх.

Мне стало окончательно ясно, что Карпина в этом матче вполне устроит ничья, когда вместо Алексея Миранчука в перерыве вышел не Смолов, а Заболотный. Форвард ЦСКА известен, в том числе и по предыдущей сборной, отличной игрой в прессинге и при начальной фазе обороны — по опорнику оппонента. Смолов делать это умеет гораздо хуже, хотя в разы лучше оснащен как снайпер, пристрелялся к чужим воротам, и мы в этом сезоне видим это из тура в тур. И тот же Мусаев ожидал увидеть его в стартовом составе, однако и то, почему его на поле не оказалось, понял.

Бывший главный тренер «быков» в перерыве обратил внимание на то, что при всей необычности схемы 4-3-3 с Миранчуком в роли «ложной девятки» Алексей постоянно играл по Брозовичу — одному из опорников хорватов, здорово разгоняющему атаки. И это наполовину превращало его в знакомую всем «десятку», с позиции которой, кстати, хавбек «Аталанты» и разогнал атаку с центра поля, и отдал пас Захаряну в моменте на 15-й минуте, когда Россия создала свой единственный голевой шанс первого тайма.

Не знаю, насколько и позиция центрфорварда, и игра по чужому опорнику комфортны для Миранчука. Так или иначе, в перерыве случилась его замена на Заболотного. Карпин позже подробно объяснит ее причину: мол, Алексей ни разу в сезоне еще не провел больше 45 минут, на которые и был готов; пропустил часть предсезонки из-за травмы, и штаб им по матчу очень доволен. Правда это или стремление оградить футболиста от внешней критики — судить не готов, но в любом случае Карпин тут выступил достойно.

Заболотный же, выйдя, работал по тому же заданию, что и Миранчук. Почему и оказался в центре поля в роли разгоняющего, который сохранил мяч и отпасовал Головину, запустившему в край Ионова, — вот только у Захаряна к тому моменту уже почти не оставалось сил.

Но как же все-таки жаль, что Захарян не забил на 15-й минуте, когда его удар под перекладину вытащил Ливакович. Какая же это была бы красивая история — в восемнадцать-то лет. И улучшил позицию после паса Миранчука он здорово. Только удару точности не хватило.

А в перерыве, если бы Карпин реально хотел рисковать и играть на победу, то выпустил бы не Заболотного, а Смолова. Форвард ЦСКА означал осторожность и готовность к 0:0. Когда в концовке игры Черышев запрессинговал Ловрена и мяч отскочил к Заболотному — я сразу подумал о том, что Федор в этом сезоне и с такого острого угла положил бы в дальний (а надо, так и в ближний) уголок спокойно. Заболотный же, славный другими вещами, пробил прямо во вратаря.

Перед игрой я в Telegram-канале «РабиНерв» выражал удивление появлению Алексея Ионова в стартовом составе. Но вспомнил и о том, что все были в шоке этой весной на месте центрфорварда в матче «Краснодар» — «Зенит». А он вышел и забил два.

Но теперь Ионов был не на острие, а на краю. И удар в створ в самом начале второго тайма нанес после наигранного аута и скидки Дивеева именно экс-ростовчанин, которого Карпин хорошо знает. Однако не это самое знание выдвинуло Ионова в состав, а схема. 4-3-3 по этому тренеру подразумевают именно быстрых фланговых нападающих, а не переделанных игроков центральной зоны. Поэтому, как объяснил Карпин, Головин и оказался одним из трех центральных полузащитников.

И, признаться, игрок «Монако» там не убедил. Как творца мы его на этот матч потеряли, как организатора атак — не приобрели, а пахать в середине и другие могут. Использовать Головина как рабочую лошадку — мне кажется, все равно что забивать гвоздь микроскопом. Как и Миранчук, он в этом матче реализовал себя далеко не в полной мере.

Как, впрочем, и группа атаки хорватов. Хоть Мусаев и сказал мне в перерыве, что Брозович взял на себя и выполнил все функции Луки Модрича, но во втором тайме это сошло на нет. Без капитана у «клетчатых», казалось, нет связующего звена, человека, заставляющего всех играть в унисон.

И если после стартового прессинга россиян (по наблюдению Мирослава Ромащенко, к Брозовичу начал опускаться Ковачич, после чего прессинг пропал) последние полчаса первого тайма игра шла под контролем Хорватии, а на последних его минутах и вовсе мы еле-еле отбивались, то в перерыве Карпин подкрутил нужные гайки, и второй тайм Россия провела лучше первого. Тогда как команда Златко Далича после перерыва почти ничего не создала, сбившись на игру хоть и с контролем мяча (всего за матч — 59%), но довольно медленную и предсказуемую. Эта Хорватия — далеко не та, что играла с нами в Сочи в четвертьфинале ЧМ-2018.

Надежная защита, коллективное капитанство и охрипший Карпин

Но тут надо отдать должное российской защите. Вот к ней не может быть почти никаких вопросов. Абсолютно читались в составе два из трех центральных защитников времен Евро-2020 — Джикия — Дивеев. Правее от них Марио Фернандес — тоже. Караваев, как мне сказали, находился по всем показателям в сумасшедших кондициях — поэтому слева и вышел он, а не Самошников. Тому, чтобы проявить себя, тоже хватило и десяти минут.

Вообще, если искать в этой игре положительные моменты, то это — как раз действия сборной России в обороне и налаживающееся на глазах взаимодействие в тандеме центральных защитников Джикия — Дивеев. А найти и наиграть твердую и надежную пару в центре обороны — важнейшая задача для любой команды.

Еще один позитив — команда билась, выгрызала единоборства и не теряла концентрацию ни на секунду. И вот тут надо вернуться к ноу-хау коллективного капитанства, которое, будучи озвученным Георгием Джикией и Карпиным, вызвало немало удивления. Мы же хотим понимать суть вещей, их корни, а не скакать по вершкам. То, что мы услышали, слишком необычно, чтобы не пытаться разобраться в этом поглубже.

За пару дней до матча было собрание команды, и Карпин сказал примерно следующее — естественно, это не дословная цитата, а мысль. Поэтому без кавычек.

Лучшим капитаном в моей жизни был Виктор Савельевич Онопко (тут все взгляды оказались обращены на последний ряд, где сидел помощник Карпина). И знаете почему? Не потому что он в нашем «Спартаке» начала 90-х орал, пихал, командовал. А потому что он в быту вел себя так, что мы понимали: да, вот это ответственность.

Мы, молодые, тогда до позднего вечера курили, играли в карты. А потом приходил Онопко и всех разгонял со словами: «Ребят, завтра игра (или предыгровая). Пора». И все расходились, понимая, что он прав.

Зачем Карпин рассказал это про Онопко? Ну, в том числе наверняка и затем, чтобы укрепить его авторитет среди ребят. Но главное, чтобы объяснить: решение о коллективном капитанстве — для того, чтобы каждый в команде почувствовал в себе такую же ответственность за всех и за результат, как тогда Онопко. Чтобы остальным не говорили, что сегодня надо заканчивать уже не с картами и куревом (этого уже давно нет), а, например, с приставкой. Они должны понимать это сами, чувствуя себя капитанами.

Интересная, необычная философия. Жаль, что Карпин не привел пример с Онопко прямо на пресс-конференции, — это позволило бы лучше понять его идею.

Но, повторяю, сработает ли она — показать могут только сами матчи. В конце концов, одного Онопко в роли капитана «Спартака» хватило, чтобы пройти «Ливерпуль» с «Фейеноордом» и остановиться в маленьком шажке от финала Кубка кубков (будь ты проклят, португальский судья Коррадо в Антверпене), а через два года выиграть шесть из шести в группе ЛЧ — последнее, правда, уже без Валеры. Почему-то тогда у всех игроков, и того же Карпина в первую очередь, был достаточно взрослый менталитет, чтобы выйти на поле — и чувствовать себя капитанами даже при том, что повязка была у Виктора Савельевича...

Первый матч, на который временным (или теперь уже постоянным?) капитаном вышел Джикия, сработал хорошо. Но при этом именно Георгий и сам играл здорово, и после игры повел команду приветствовать болельщиков. Может, практика уже все показала и не нужно изобретать велосипед — достаточно вручить Джикии капитанскую повязку на постоянной основе? Впрочем, не будем забегать вперед и посмотрим, что будет дальше.

Главное впечатление от послематчевой пресс-конференции — абсолютно охрипший Карпин. Но отвечал на каждый вопрос подробно. Как и в предыдущий день, адекватно и не взрываясь. Самый интересный и живой момент — по выходу на замену Самошникова, который вначале почему-то побежал на правый фланг обороны вместо своего левого и на некоторое время там застрял.

— Самошников вышел очень прилично. У него был дебют, и он тоже, как и Захарян, не стушевался. Играл на своем хорошем уровне, как в «Рубине». А направо он убежал в запаре. Я, наверное, тоже виноват. Сказал ему: «Выходишь на свою позицию», хотя должен был: «Выходишь налево». Подразумевал, что он понимал: если тренируется слева, то туда и выходит. Но в запаре во время игры всякое может произойти. Я виноват.

Не знаю, винит ли себя Карпин еще в чем-то за этот матч, — скорее нет, чем да, потому что он в принципе не особо склонен к рефлексии и охотнее смотрит вперед, чем назад. Он не выразил особого удовлетворения игрой — это меня порадовало. В отличие от его же фанатов, готовых разоряться, как здорово сыграла сборная, сам главный тренер, думаю, прекрасно понимает: она сыграла стилистически чуть иначе, а по качеству — плюс-минус так же, как предыдущая.

А ведь сентябрь обычно — наш месяц. Брать в нем надо максимум, поскольку дальше «физика» у российских футболистов традиционно идет на спад и все становится хуже. А до низшей точки опускается к ноябрю. Когда у нас теперь и пройдет ответный матч с Хорватией...

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

227
Предыдущая статья Следующая статья