11:32 7 февраля 2011 | Футбол — РФПЛ

Владимир Быстров:
"В душе мне по-прежнему 18"

Полузащитник "Зенита" и сборной России Владимир БЫСТРОВ. Фото Александра ФЕДОРОВА, "СЭ" Фото "СЭ"
Полузащитник "Зенита" и сборной России Владимир БЫСТРОВ. Фото Александра ФЕДОРОВА, "СЭ" Фото "СЭ"

Интервью газете "Наш "Зенит", выходящей в рамках совместного проекта с "СЭ", дал полузащитник невского клуба и сборной России Владимир Быстров, недавно отметивший 27-летие.

НА ПИАНИНО УЖЕ НЕ ИГРАЮ

- Правда ли, что в восемь лет вы, когда еще жили в Луге, чуть не утонули?

- Было такое - в болото упал.

- Какая сила вас туда понесла?

- Тритонов с друзьями ловили. А в какой-то момент меня случайно столкнули в воду.

- Перепугались?

- Если честно, тогда толком не понимал, что происходит и что могу утонуть. Но испугаться - испугался. Вылез-то из болота весь в тине. Вот и подумал сразу, что от родителей точно теперь влетит за то, что у болот ошивался (улыбается).

- В детстве вы занимались не только футболом, но еще и музыкой с хоккеем, так?

- Просто наша школа помимо обычных уроков подразумевала занятия по музыке и танцам. Ходил на них и я. И хотя музыкантом стал бы вряд ли, в свое время на пианино сыграть мог. Хоть песенку, хоть просто какую-нибудь мелодию.

- Вам нравились эти занятия?

- Да, тем более у нас была хорошая учительница. Впрочем, в детстве - все интересно.

- А сейчас сыграть на инструменте можете?

- Уже нет (смеется).

- А что по поводу хоккея?

- Ну, это и занятием-то по большому счету не назовешь. Просто играли во дворе зимой, причем без коньков. К слову, хоккей мне до сих пор очень нравится. Но моя жизнь - это футбол.

- Когда вы это поняли?

- Наверное, когда оказался в футбольной школе "Смена". Правда, и тогда еще до конца не осознавал, что он станет моей профессией. Просто мне очень нравилось играть в футбол. Настолько, что ни о чем другом даже не думал.

ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ КОНТРОЛЕРЫ НЕ ПОЙМАЛИ

- Когда отец привез вас в школу "Смена", вам было 13 лет. А потом вы с Сергеем Николаевичем каждый день мотались из Луги в Питер и обратно, проводя по 6 часов в электричке…

- Да, поездить пришлось.

- Тяжело было?

- Скорее - интересно. Во всяком случае я никаких проблем в этом не видел. Для меня это были совершенно новые ощущения, особенно если учесть, что каждый день я попадал в большой город из маленького.

- Допускаю, что один, ну два раза в неделю съездить из Луги в Питер - интересно. Но каждый день...

- Самое главное, что у меня появилась возможность тренироваться с ребятами из "Смены", попробовать себя на этом уровне. Жить же в Питере тогда возможности не было, вот и приходилось ездить. Кстати, бывали случаи, когда мы приходили в "Смену", а уже на месте оказывалось, что тренировку сегодня отменили. Получалось, что в такой день катались туда-обратно просто так.

- Но зато именно в такой день можно было походить по городу, что-то посмотреть, разве не так?

- Да не было все равно этого времени. Маршрут всегда оказывался один: электричка – вокзал – метро – автобус – трамвай – "Смена", и обратно. Сами понимаете, что под конец дня просто хотелось побыстрее попасть домой.

- Станции от Питера до Луги небось наизусть знали?

- Конечно.

- А как время в дороге "убивали"?

- В той же электричке главной задачей было, чтобы тебя контролеры не поймали (смеется). А если серьезно, ездили по сменовским удостоверениям. Как правило, "прокатывало".

- Свои первые ощущения от занятий в "Смене" помните?

- Ребята из Питера относились по-разному. Дело было еще и в том, что поначалу я был слабеньким, а большинство одноклассников по "Смене" - явно посильнее. Но несмотря ни на что, все равно очень хотелось тренироваться, прогрессировать. В итоге где-то через полгода после таких поездок наш тренер Василий Александрович (Костровский, тогда тренер, ныне - директор "Смены". – Прим. С.Ц.) сказал, что меня окончательно берут в команду, но надо решать вопрос с жильем в Питере, поскольку в интернате мест на данный момент нет. Потом, года через два, место появилось, да и я к тому времени стал заметно прибавлять.

- До этого не закрадывалась в голову мысль - вы столько сил и времени потратили на футбол, а вдруг все это зря?

- А я об этом даже не думал. И по большому счету не забивал себе голову тем, пригодится мне все это в дальнейшем или нет. Просто на тот момент футбол был единственным занятием, которое мне нравилось настолько, что ради него я готов был на многое. Мыслей же, что этим впоследствии можно будет зарабатывать деньги, и близко не было.

- Судя по всему, отец очень сильно помог вам стать футболистом?

- И родители, и бабушка, с которой жил какое-то время в Петербурге.

МОЛОДЕЖЬ В "ЗЕНИТЕ" - КАК РЫБА В ВОДЕ

- А как оказались в "Зените", помните?

- Скорее, как пригласили в дубль. Мне позвонил Анатолий Викторович Давыдов, чему я был очень рад.

- Именно тогда в дубле началась ваша дружба с Игорем Денисовым?

- С Игорем еще в "Смене" играли в одной команде. Так что мы давние знакомые. Правда, не могу сказать, что у нас с самого начала сложились очень уж близкие отношения. Нет, они и тогда были дружескими, как у всех нас в сменовской команде. Но по-настоящему сильная дружба началась, когда вместе оказались в дубле. Там же, к слову, познакомились и со многими другими ребятами. Например, с более опытным Денисом Угаровым. При этом в команде Давыдова все помогали друг другу, а мы, в свою очередь, - учились играть в футбол.

- Говорят, вы с Игорем Денисовым были самыми "заводными" в том дубле: и пошутить могли, и в меру похулиганить?

- Шутить, если честно, поначалу не очень-то хотелось. Все-таки в команде было много ребят опытнее нас. Но атмосфера при этом была нормальной, рабочей. Гораздо сложнее пришлось при переходе из дубля в основу. Этот период, пожалуй, оказался самым тяжелым.

- В чем заключалась главная трудность?

- "Дедушки", которые кричат, орут на тебя на поле и так далее. Мне кажется, сейчас такого в команде нет, и молодые ребята чувствуют себя в "Зените" как рыба в воде. Им остается только прогрессировать и играть. Раньше же надо было преодолевать еще и определенный психологический барьер, проходить через тот период, о котором я уже сказал.

- Трудно не согласиться, что сейчас в "Зените" все по-другому. Как вы думаете, в чем тут дело: изменились времена, тренеры или ваше поколение иначе относится к молодежи по сравнению с тем, как в свое время относились к вам?

- Действительно, изменилось многое, в том числе отношение к молодежи. Лично мне, например, не очень хочется, чтобы мои дети прошли через то же самое, через что в свое время прошел я сам.

- Ровно год назад во время полета в Дубай я невольно стал свидетелем того, как вы в самолете собрали вокруг себя практически всю молодежь и, подключив несколько футболистов основы, от души играли с ними в "Мафию".

- А почему нет? Хочется, чтобы они комфортно чувствовали себя в коллективе. Тогда все остальное будет зависеть уже только от них самих. Проявил себя - попал в обойму. Нет - ничего не поделаешь. Но в данном случае в голову к молодому футболисту, чтобы понять, почему у него не складывается, уже не залезешь.

- Глядя на вас в роли ведущего "Мафии", невольно появилась мысль: вы без особых проблем могли бы поступить в театральный вуз. Во всяком случае вашему умению общаться с аудиторией могут позавидовать многие телеведущие. Это у вас врожденное или приобретенное?

- Не знаю.

- Но играть в "Мафию" вы, судя по всему, любите?

- Конечно. Мы и в Питере довольно часто играем, причем можем и 2-3 раза в неделю собраться человек по 5-7 из команды.

- При этом вам нравится быть именно ведущим?

- Нет, мне нравится играть. Просто тогда в самолете мало кто знал правила, поэтому ее и пришлось вести мне.

ЕСЛИ ПРАВ, БОЯТЬСЯ НЕЧЕГО

- Вы дебютировали в "Зените" в 2002 году, но по-настоящему раскрылись в 2003-м, когда главным тренером команды был Властимил Петржела. Однако потом во многом именно из-за него вам пришлось покинуть Питер. Как относитесь к этому специалисту сейчас, когда с тех пор прошло много времени?

- Абсолютно нормально. Тем более что у каждого из нас - своя жизнь.

- И все-таки чего в вашей карьере, связанного с Петржелой, больше - хорошего или не очень?

- 50 на 50. Ведь когда он только пришел в "Зенит", то дал команде многое. Но потом, видимо, потерял вкус к тому, что сам же прививал нам вначале. Ведь он приучал нас побеждать, а потом что-то начало отвлекать его от футбола – даже не знаю что.

- Вы и тогда, еще будучи молодым игроком, насколько я помню, не стеснялись говорить то, что думаете.

- Видимо, я просто такой человек. Если мне что-то не нравится - говорю об этом и не вижу тут ничего плохого. Например, раньше было много всяких "нельзя", но потом то же самое стали вовсю разрешать. Вот и выходит, что если ты говорил об этом в свое время, а потом к тому же все и пришло - значит, был прав.

- Но ведь говорить то, что думаешь, порой чревато последствиями.

- Ничего страшного. Главное, что есть люди, на которых можно положиться в любой ситуации и которые всегда тебя подержат.

- Семья является для вас таким надежным тылом?

- Безусловно.

- Вашей дочке Даше скоро будет 6 лет. Какие-либо свои черты в ней узнаете?

- Конечно. Носится, бегает, на месте вообще практически не сидит (улыбается).

- Судя по вашему характеру, вам длинные паузы и бездействие противопоказаны?

- Скорее всего, да.

- Если вернуться в 2003 год, как вы восприняли "серебро", которое в том сезоне завоевал "Зенит"?

- Как успех и большой праздник. Ведь тогда от нашей команды никто ничего подобного, считайте, не ждал. Но мы бежали, неслись, всех обыгрывали. Поэтому в конце сезона все были счастливы.

- Так же, как и в этом году после завоевания золота?

- Каждый этап в карьере воспринимается определенным образом, во всем есть что-то по-своему хорошее. Тогда была одна радость, сейчас - другая. Хотя завоевать золото, наверное, все же приятнее. Впрочем, после любого достижения хочется еще большего.

-  День рождения у вас 31 января. Как и у главы "Газпрома" Алексея Миллера.

- Что ж, хорошая дата и люди хорошие в этот день на свет появляются (смеется).

- Вам в этом году - 27 лет...

- ...а в душе все равно 18. Правда, невольно начинаешь понимать, что понемногу стареешь. Но на том, как себя ощущаешь, это все равно не сказывается.

В МОСКВЕ МОЖНО ЗАПРОСТО ПРОПАСТЬ

- Не могу не спросить вас о спартаковском периоде вашей карьеры. Правда ли, что вы так и не жили в самой Москве?

- Жил в Подольске, а на тренировки ездил по два часа - через МКАД. В Москву даже не заезжал, чтобы в ней случайно не пропасть, что с некоторыми футболистами бывало.

- Говоря "не пропасть", имеете в виду "не заблудиться"?

- Нет, не закончить с футболом.

- Слышал, что при каждом удобном случае ездили домой в Питер.

- Старался, потому что родители, близкие, друзья - все оставались здесь. А там было место работы - не более того. Мне же, как любому человеку, хотелось и дома побыть, и на любимом диванчике полежать, и с друзьями куда-то сходить. Но поскольку выходных у футболистов почти не бывает, в основном выбирался домой в отпуске или приезжал к кому-то на день рождения. Летать же каждый раз туда-обратно все-таки оказалось непросто. А вообще лучше, когда ты все время дома.

- Разницу в менталитете между питерцами и москвичами заметили?

- А как я мог ее заметить, если жил в Подольске? Правда, когда начал общаться с ребятами в команде, то они оказались в некотором шоке, поняв, что такие вещи, как "парадное-подъезд", "мост-виадук", "булка-батон" и так далее, - не шутка и что в Москве и Питере действительно говорят по-разному. Но я на такие вещи внимания не обращал. Мне, если честно, без разницы, что "хлеб", что "батон".

- Как вам показалась атмосфера в "Спартаке"?

- Не сказать, что она плохая, но в "Зените" все роднее. В "Спартаке" каждый в большей степени сам за себя что ли. У нас же ребята дружат по-настоящему и могут постоять не только за себя, но еще и за товарища. А в "Спартаке", когда я в него только перешел, вообще трудно было что-то понять, особенно после ситуации с Аленичевым. Если бы она развивалась при мне с самого начала, то, может, и высказал бы свое мнение по этому поводу, но я застал только ее концовку.

- То, что "Спартак" - клуб с традициями, чувствовалось?

- Да. История для ребят значит очень много, и ей в клубе, как и в "Зените", уделяется много внимания. Есть и свои традиции. С другой стороны, иностранцам, которых в "Спартаке", как известно, немало, мне кажется, не до истории.

- Хотите сказать, что зенитовские легионеры проникаются традициями в гораздо большей степени?

- Но ведь у нас и россиян гораздо больше, чем в том же "Спартаке". Так что если вдруг что – мы поможем.

- Правда, что, когда вы отправлялись на встречу с представителями фанатских объединений после возвращения в "Зенит", с вами хотели пойти Александр Анюков и Игорь Денисов, но вы настояли на том, что отправитесь один?

- Да. Это была моя ситуация, и я должен был решать ее сам. Но ребятам за то, что поддерживали меня тогда и продолжают делать это и сейчас, все равно огромное спасибо. Без помощи друзей и близких, думаю, ничего бы у меня не получилось.

СОПЕРНИКОВ НЕ ИЗУЧАЮ ПО СЕЙ ДЕНЬ

- Вы уже довольно давно выступаете за сборную России. Какое значение имеет это для вас?

- Думаю, любой российский футболист хочет выступать за сборную России.

- Перед отъездом на свой первый чемпионат Европы вы говорили, что не знаете футболистов в командах-соперницах, поскольку вас это не интересует. Так и было?

- Я и сейчас на состав соперников не смотрю. Правда, тогда так говорил, потому что футбол смотрел по телевизору довольно редко и знал три-четыре зарубежные команды.

- Но ведь для футболиста это, согласитесь, не типично?

- Я ведь жил в Ленинградской области, а там возможностей в этом смысле не много. Что показывают по главным каналам, то и смотришь. Журналов футбольных тоже нет, а если что и приходило, то с большим опозданием. Сейчас, конечно, слежу за ведущими европейскими чемпионатами. А когда есть время - смотрю матчи по телевизору.

РЫБАК РЫБАКА…

- Не секрет, что вашим увлечением является рыбалка. Это у вас с детства?

- Да. Я ведь с рождения жил у озера – так меня к рыбалке, видимо, и приучили.

- Этот процесс требует большой усидчивости – рыбак должен часами выжидать на берегу. Как это сочетается с вашим взрывным характером?

- Знаете, один я могу вообще целый день просидеть с удочкой. Уйти на рыбалку в шесть утра, а вернуться в шесть вечера. Правда, чаще ходишь с кем-нибудь, и тогда начинается нытье - "хватит уже, поехали домой" и так далее. Приходится возвращаться раньше... Что касается вашего вопроса, то могу сказать, что получаю огромное удовольствие от самого процесса.

- Улов имеет для вас значение?

- Это не самое главное. Впрочем, на уху и так всегда наловишь.

- Правда ли, что залезать в чужую расставленную сеть у рыбаков считается дурным тоном, если не сказать - страшным грехом?

- Если она стоит где-нибудь в кустах - да. Но если ты едешь на "моторе" и в ней запутывается винт, после чего минимум полчаса уходит на то, чтобы распутаться, то - нет. Лично я в таких случаях вытаскиваю сеть и просто выкидываю.

- У вас есть любимые места для рыбалки или главное, как вы сказали, это сам процесс, а где он происходит - дело второе?

- Обстановка тоже значение имеет. Правда, когда просидишь целый день, тоже устаешь. Бывает, придешь домой, а тебя уже хватает только на то, чтобы рыбу почистить. Пока же уха варится - прилег на диванчик и, не дождавшись ее, уснул.

- То есть рыбу вы сами чистите?

- Куда деваться - заставляют (улыбается).

- Есть другой устойчивый стереотип в отношении рыбаков. Считается, что они частенько преувеличивают размер своего улова и любят травить разного рода байки...

- Если люди рассказывают что-то интересное – значит, так оно и было. А насчет улова скажу так. Если я буду тащить рыбу, но не поймаю ее и даже не увижу, то, конечно, скажу, что она была никак не меньше метра!

- Каким трофеем на рыбалке гордитесь больше всего?

- Огромных экземпляров не ловил - в основном стандартных. Но щуки по 2-3 кг бывали.

- Каким способом вам рыбачить интереснее всего?

- Если я один и впереди 2-3 дня выходных, могу пойти на плотву, подлещика, окуня. Если же времени мало - можно спининг вечерком побросать. Мне все нравится.

- То есть почти как в футболе. К слову, по первому сбору в Дубае показалось, что команда очень далека от того, чтобы почивать на лаврах прошлого сезона.

- О нем все уже забыли. Да, мы стали чемпионами, но надо радовать болельщиков вновь и вновь. Иными словами, раз уж мы забрались на гору, теперь надо постараться на ней удержаться.

Сергей ЦИММЕРМАН

Материалы других СМИ