12:35 10 мая 2014 | FINA-2015 — Плавание

Аркадий Вятчанин:
"Я всеми силами хотел остаться в России"

Аркадий ВЯТЧАНИН. . Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Аркадий ВЯТЧАНИН. . Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

Один из самых неоднозначных российских спортсменов, двукратный призер Олимпийских игр, четырехкратный призер чемпионатов мира Аркадий Вятчанин вот уже год как находится в свободном плавании. Напомним, в апреле 2013 года 29-летний на тот момент спортсмен принял решение отказаться выступать за сборную России. О своей нынешней жизни, понятии "патриотизм" и критериях выбора новой страны Вятчанин рассказал корреспонденту "СЭ".

- Как теперь строится ваш обычный день?

- Все примерно так же, как и два года назад. Живу во Флориде, тренируюсь у Грегга Троя. Каждую неделю у меня девять тренировок на воде, четыре раза "железо" в зале и плюс к этому работа на суше.

- В зале работаете самостоятельно?

- Есть отдельный специалист, который занимается с представителями всех видов спорта, существующих в университете: легкая атлетика, волейбол, женский футбол и так далее.

- Вы хоть и продолжаете тренироваться во Флориде, но с недавних пор выступаете за "New York Athletic Club". Почему?

- В первую очередь, потому что Нью-Йоркский клуб поддерживает меня финансово. Платит небольшую стипендию и финансирует выезды по стране на этапы Гран-при.

- Это ведь ваш единственный источник дохода? Хватает?

- Единственный стабильный. Остальное - призовые с Гран-при, других крупных соревнований.

- С Гран-при у вас, к слову, все в порядке. За два этапа до конца идете на третьем месте, опережая, например, Янника Аньеля и Сезара Сьело, притом от первого отстаете всего на два очка.

- В принципе, второе или третье место - это неважно. Вот за первое есть специальный приз - автомобиль "БМВ", правда, с оговорками. Там что-то вроде предоплаченного кредита на год.

- То есть, за нее еще нужно будет платить?

- Если хочешь оставить - то да. Но мне это не грозит - я по умолчанию не могу выигрывать главный приз, потому что он только для американцев. Мне полагаются только призовые, которые я могу заработать за отдельные дистанции.

- Но для внутреннего удовлетворения задача выиграть эту серию стоит?

- Нет, даже не думал об этом. Очень удивился, когда увидел себя на третьем месте.

- В Шарлотт, где 15-18 мая пройдет очередной этап, поедете?

- Обязательно, но буду под нагрузкой. Сейчас мы очень много работаем, а "снижаться" будем через несколько недель. Если стану вторым-третьим с неплохим результатом - буду доволен.

- К чему будут "снижаться" американцы и, что важнее, к чему вы?

- У американцев свой чемпионат и потом Панамериканские игры - аналог чемпионата Европы. Я же в начале июля выступлю на открытом чемпионате Франции. Это единственные соревнования высокого уровня, на которых мне позволили выступить за клуб, а не за страну.

- Хочется, наконец, вернуться на старты международного уровня?

- Хочется. Очень даже хочется...

- Тем более, результаты позволяют. Зимой в Остине вы показали 53,88 на 100 м, а в феврале победили в Орландо на 200 м с 1.56,91

- Да, в Орландо получилось проплыть быстро. Но и к тем соревнованиям я особо не подводился – просто за неделю немного сбавил нагрузки в зале и скинул вес.

- С пятикратным олимпийским чемпионом Райаном Лохте тренируетесь в одно время?

- Он несколько месяцев назад переехал в Шарлотт и тренируется с Дэйвом Маршем. 

- Кто у вас тогда сейчас в группе?

- Она очень интернациональная. Сейчас есть два мексиканца, два венесуэльца, китаец, португалец, американцы, поляк, южноафриканец…

- Среди них есть спинисты?

- Есть среди тех, кто недавно закончил выступление за университетскую команду и перешел в профессионалы. Кстати, просятся люди из других стран. Как и ожидалось, перед Рио группа растет.

- Из России никого не ожидается?

- В группе есть двое ребят, но их имен во избежание возможных проблем называть не хочется. Знаю, что еще один парень просился в университет, но мне пока неизвестно, взяли его или нет.

- В Москве, кстати, 13 мая стартует чемпионат России. Собираетесь следить?

- Да, мне интересно.

- Именно на весеннем отборе в прошлом году вы и объявили о решении прекратить выступление за сборную России.

- Чуть больше года уже прошло...

- Часто прокручиваете в голове случившееся?

- Бывает, конечно, как не думать об этом. Но я ни о чем не жалею. Поймите, это печально, когда людям мешают делать то, что они хотят и могут. Да еще, несмотря на то, что труды идут на благо страны. Объяснить ситуацию незнающим сложно.

Помню, в Тюмени у меня как-то спросили: патриот ли я? Знаете, да, я патриот! Я люблю свою Родину, русский язык, культуру, кухню. Мне кажется, это неплохие признаки патриотизма.

- А некоторые болельщики в интернете называют вас предателем.

- Отношусь к этому спокойно, потому что весь негатив стараюсь пропускать мимо себя. Люди многого не знают. Видел даже комментарий, мол, ушел туда, где предложили больше денег. А я сейчас получаю примерно в 10 раз меньше, чем год назад. Хватает только на то, чтобы заплатить по счетам: электричество, интернет. Поэтому к подобным мнениям я никак не отношусь. Люди, которые это пишут, не знают меня, я не знаю их. Даже те, которые считают, что владеют ситуацией, не знают картины в полной мере. Когда-нибудь я раскрою, что на самом деле происходило на том заседании в Казани, но всему свое время.

- Получается, окончательное решение не выступать за Россию вы приняли уже в Казани.

- Оно вызрело у меня в голове сразу после того заседания. До этого я еще колебался, думал. Сейчас, может быть, кого-то разочарую, но я всеми силами хотел остаться и найти пути возможного сотрудничества.

- Если гипотетически представить, что в российском плавании сменится руководство, вы бы могли вернуться?

- Это было бы возможно, но такого не произойдет. В федерации люди сидят уже десятки лет и скорее облака опустятся к земле, чем что-то изменится. Противопоставить что-то сложно. Вот пример с того же заседания в Казани. Меня начинали обвинять, что я не отвечаю на письма федерации по электронной почте и звонки - и показали распечатку январского e-mailа, в котором действительно было письмо с обращением к Аркадию Вятчанину. Но в моем адресе была сделана ошибка! Я сразу же об этом сообщил, и Анатолий Журавлев признал, что письмо действительно ушло не по адресу. На мою почту письмо отправили только 27 марта и в ответ на него план я предоставил.

Самое интересно, что Журавлев при мне признал ошибку, а потом, выйдя за дверь из зала, сказал журналистам: "Аркадий понял, что был не прав". Этика профессионального общения у нас, мягко говоря, страдает.

- С вами из России кто-то из спортивных руководителей пытался связаться после заявления?

- Президент Федерации плавания Республики Коми Юрий Колмаков. Изначально у нас шли переговоры по поводу проведения мастер-класса, но организовать это было сложно. А потом он завел разговор о возвращении, пообещал поддержать материально. Он хотел, чтобы я приехал на чемпионат России на короткой воде. 

- А вы?

- А как вы себе это представляете? Разговор был бы короткий - меня бы просто не допустили, потому что я не участвовал там-то, там-то, не присылал тренировочные планы и вообще не проходил медкомиссию. А Колмакова бы за такую инициативу ВФП быстро бы поставила на место. 

- Вы говорили, что ни о чем не жалеете, но реалии таковы, что сейчас вы в тяжелом материальном положении и без страны. А могли бы спокойно получать достойную зарплату и готовиться к чемпионату Европы. Скажите честно, это стоило того?

- Знаете, после того, как я принял решение, у меня настолько освободилась голова. Как будто произошло какое-то просветление, и с души упал серьезный груз. 

- И неужто не было обидно, когда на предшествующем чемпионату мира US Open, вы победили на 100 с результатом 53,06. С таким временем стали бы вторым в Барселоне.

- Досада, безусловно, была. Мне вообще очень хотелось вернуться в Барселону, потому что мой первый чемпионат мира в 2003 году прошел именно там. Но чтобы что-то приобрести, нужно что-то потерять. Я просто принял ситуацию.

- Что для вас сейчас самое сложное?

- Материальное положение. Но это временно. Главный минус в том, что у меня нет страны. Из-за того, что непонятно за кого я буду выступать в Рио, не могу подписывать контракты. 

- А общение? Вы в Америке с женой, но есть ли у вас там друзья?

- Честно говоря, тренер Грегг Трой мне как второй отец. Он очень хорошо ко мне относится. Советуется даже по неспортивным вопросам. Да и вообще мы со всеми тренерами здорово общаемся. С каждым можем спокойно поговорить, все относятся к моей ситуации с участием. Но это не только ко мне, у них вообще принято хорошо относится к людям. Развею миф, популярный в России, мол, у них один тренер дает задание 500 спортсменам и ему наплевать, как они его выполняют. Да, здесь много спортсменов в группе, но тренер знает каждого поименно, его результаты и даже оценки в университете. Тут ведь за это сильно гоняют. Если у тебя "двойка" или "тройка", вместо тренировки ты идешь учиться.

- С языком проблем уже нет?

- Я в постоянном процессе обучения, но общаюсь уже без проблем.

- С тех пор, как вы перестали выступать за Россию, прошел год, но с новой страной еще так и не определились. В чем заключается основная сложность?

- В том, что в первую очередь нужно получить гражданство. Без длительного проживания в стране его получить практически невозможно. Законы жесткие и, к сожалению, в большинстве случаев их не обойти.

- Даже если это пойдет на пользу стране? Накануне Олимпийских игр в Сочи вопрос с шорт-трекистом Виктором Аном решился в России менее чем за полгода. Неужели та же условная Бразилия не пойдет на такой шаг ради домашней Олимпиады?

- Варианты есть, и я над ними работаю. Другое дело, что я ведь ищу страну, в которой мог бы себя видеть после плавания и жить там со своей семьей.

- Даже так?

- В противном случае, это было бы довольно подло по отношению к новой стране. Может быть, у меня идеализированные представления, но я хочу так. А после окончания карьеры я мог бы предложить новому государству свои услуги в качестве тренера или консультанта.

- В любом случае, нужно успеть определиться до чемпионата мира-2015.

- Стараюсь все для этого сделать. Все-таки пропускать третий чемпионат мира – это действительно перебор.

 - Символично, что чемпионат мира пройдет ни где-нибудь, а именно в Казани, где вы и объявили о своем решении.

- Есть такое дело. Было бы хорошо, как и в 2013-м походить по бортику от одного бассейна к другому (улыбается).

- Но Рио-2016 – это ведь не конечная остановка?

- Почему бы не продолжить? Я не чувствую себя старым и уставшим. Тем более, всегда можно отказаться от 200 м и сосредоточится на 100 м. "Сотня" на спине, дельфином, кролем, может быть "полтинники". Время покажет.

В этом сезоне я постоянно плыву шесть дистанций. Не всегда, конечно, попадаю в финалы, но кроме спины я везде соревнуюсь в тренировочных плавках. Хотя "дельфином" в прошлом году плавал 53,4. Кролем, думаю, из 50 в шортах всяко выплыву. При этом понимаю, что мне еще много, над чем нужно работать. Но в этом сезоне, уверен, я доплыву, наконец, до своих лучших "костюмных" результатов. Если все получится – это будут одни из лучших результатов сезона в мире.

2
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (2)

Cray

Предатель желаю чтобы тебя никто не взял !! УДАЧИ В США

22:07 14 мая 2014

gleboos

Желаю тебе золотого Рио! Ты заслужил его-и пусть страна будет другая, это даже к лучшему

01:22 13 мая 2014