2 сентября 2016

2 сентября 2016 | Футбол

ФУТБОЛ

ТОВАРИЩЕСКИЕ МАТЧИ

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

Обозреватель “СЭ” подводит итог первого матча нашей национальной команды подуправлением СтаниславаЧерчесова сточки зрения тактики иготовности игроков.

ПРОГРЕВОЧНЫЙ КРУГ СБОРНОЙ РОССИИ

Евгений ЗЫРЯНКИН

Первый матч нового цикла - как предисловие книги. Введение, в котором рецензент рассусоливает об уровне автора и качестве содержимого, а автор длинно и нудно или же вскользь, лаконично описывает природу изначального замысла, его пошаговую реализацию и способствовавший инструментарий, да заодно оправдывается - с видом, впрочем, весьма заносчивым и самовлюбленным, - зачем вообще он все это написал. Обыкновенный человек подобную галиматью читает редко; занимательна она разве что завзятым книгофилам, проглатывающим даже выходные данные, да въедливым литературоведам.

Так и в футболе с первой циклической игрой - с той лишь разницей, что и автор, и рецензент, подводя читателя к произведению, уже знают конечный счет, а футболисты, тренеры, обозреватели и зрители будут дожидаться его год-два. В остальном все то же самое. Бывает, конечно, что этот затакт с первых же предисловных строк захватывает и будоражит, но куда чаще охота эти самые строки перелистнуть поскорее, не глядя вовсе, оставить их на пересуд экспертов и комментаторов.

Ничего неожиданного, никаких прогрессивных идей и цепляющих мозг и душу свежих впечатлений матч с Турцией не обещал - и предсказуемо не преподнес. Стандартное предисловие к долгой эпопее, типовой экспериментальный спарринг, как и планировалось. В самом деле никто ведь в здравом уме и трезвой памяти не станет требовать от Черчесова, чтобы собранная им почти заново команда, оттренировавшись два дня, с разбегу, экспромтом выдаст концерт, какого предыдущий созыв, цельный, сыгранный и планомерно подготовленный, не устраивал даже в лучшие дни своего существования. Надо в конце концов понимать непреложную истину, что поменялись в сборной только имена - суть осталась прежней: ее составляют игроки из того же самого чемпионата, как и на Euro-2016, и на ЧМ-2014. Другие, но принципиально, в общефутбольном, так сказать, смысле - такие же, не лучше и как максимум не хуже.

НЕВОЗМУТИМЫЙ БРАТ. ВЫВЕРЕННЫЙ АКИНФЕЕВ

Впереди у Черчесова полноценная тренировочная неделя - вот после нее, в матче с Ганой, не просто хорошо бы, а обязательно надо увидеть проступающие очертания, контуры, прообразы игры, какую перелицованная сборная собирается культивировать. Тогда и спрос будет пожестче. А сейчас наш многострадальный национальный футбольный тарантас всего лишь проехал прогревочный круг. Не заглох - уже нормально.

Из того, что понравилось, можно выделить традиционно убедительные, по-профессорски выверенные и невозмутимые действия Акинфеева с Березуцким, чьи отъемы мяча у соперников выглядели краше иных многоходовых комбинаций, особенно в условиях, когда комбинаций нет совсем. В то же время в оборонительной линии в целом проглядывалась несогласованность, вполне объяснимая, если учесть, что защитники по-настоящему перезнакомились и вгляделись друг в друга лишь в канун игры. Оттого и возникала неразбериха с контролем зон внутри штрафной и подстраховкой, когда забрасывали мяч Озану во вратарскую, и все пихали “проспавшему” турка Жиркову, когда Мор, собрав гурьбой троих защитников сразу, обогнул их и опасно простреливал, и когда хозяева забивали из офсайда.

История с тремя исполнителями в центре обороны, стоит заметить, была, в общем, прогнозируема, хотя Черчесов раньше и не склонялся к такой системе. Предматчевый разбор состава показал, что большинству защитников нынешнего состава сборной удобнее играть тройкой, как в клубе. В условиях цейтнота гораздо проще было не переиначивать футболистов, рискуя заморочить им головы, а синтезировать сыгранность и опыт, что тренер и сделал, внедрив Березуцкого в ростовский блок. Из этого отнюдь не следует, что сборная и дальше намерена держать в центре обороны трех человек, - из этого вообще ничего пока не следует. Пройдет неделя тренировок, потом месяц клубных матчей, которые у Черчесова уйдут на наблюдения и размышления, после чего и определится подходящий порядок.

СВЕЖИЙ ВЕТЕР ОТ МИРАНЧУКА

Еще из положительного - неизбывная активность Жиркова, пусть и кажущаяся иногда хаотичной, из-за чего Юрий способен успеть везде, и у тех, и у других ворот, когда никто не ждет, но порой может и опоздать, когда нужен. И, конечно, порадовал высоко поднятой и явно светлой головой Миранчук. Он сборной нужен, и ему сборная, это заметно, нужна. В условиях дефицита на изобретателей, хитрецов, умеющих комбинировать, свободных от шаблонов, догм и слишком буквального следования игровой дисциплине, хавбек “Локомотива” - как свежий ветер. Так и хочется дописать - перемен.

Похвальное стремление Смолова к борьбе и остроте было нивелировано усталостью и вызванной ею заторможенностью. Когда турки неосмотрительно отбросили мяч назад, Федор столь долго включал стартер, что можно было подумать, будто он в тот момент задремал. Вот и не успел к дармовому мячу. В другом случае, выйдя один на один, неприсуще медленно соображал, как обыграть вратаря, и пока перебирал варианты, остался лишь один - тюкнуть мячом прямо в голкипера. В итоге дошло до того, что судья перестал верить в способность Смолова взорваться, сыграть резко, и сам отстал метров на 30 от ситуации, в которой нашего форварда уронили в штрафной.

А еще невозможно было скрыть, что с Миранчуком они друг друга совсем еще не понимают. Ну да это дело наживное.

МОМЕНТ ОЗДОЕВА - КАК РЕПЕТИЦИЯ ПЕРЕД ГАНОЙ

В первом тайме абсолютно растворился в толчее Оздоев. Игра к нему не шла, а сам он, создавалось впечатление, ее избегал; когда же мяч попадал к нему, спешил первым же касанием отдать его назад или ближнему. Возникло ощущение, что Магомед не знает, куда себя девать, - полномочия на раздаче мяча забрал себе Миранчук, а Тарасов полностью превзошел в двигательной активности, которая у Дмитрия иногда кажется бесконтрольной и непредсказуемой даже для него самого. Во втором тайме с выходом Газинского все изменилось: строгий краснодарец снял с Оздоева массу оборонительных задач, развязав тому руки и ноги, и Магомед сразу пошел к игре. Мог и забить, да слишком уж отвык участвовать в опасных эпизодах и шикарный навес Самедова загубил. Но было что-то неуловимо многообещающее в этом фрагменте. Для Ганы его можно и отрепетировать.

Прямой эфир
Прямой эфир