21 января 1997

21 января 1997 | Футбол - ТИНЬКОФФ РПЛ

ФУТБОЛ

Александр ТАРХАНОВ

ВЫИГРАТЬ СПОР - ДЕЛО ЧЕСТИ

Александр Тарханов не намерен прекращать борьбу за свою команду, будучи в полной уверенности, что правда - на его стороне и рано или поздно она восторжествует.

-Какие изменения произошли в "деле ЦСКА" за последние дни?

- Стало очевидно, все может решиться 21 января на заседании КДК ПФЛ. На него приглашены представители обеих конфликтующих сторон, и каждая получит возможность документально доказать свою правоту. 23 января состоится Совет ПФЛ, который, по-видимому, и утвердит решение, принятое на КДК.

-Вы по-прежнему уверены в неуязвимости своих позиций?

- С тех пор закон не изменился, а он на нашей стороне.

-Почему же тогда столь уверенно ведут себя ваши оппоненты?

- Не знаю. Это, на мой взгляд, ничем не мотивированная самоуверенность. Вы не задумывались над тем, почему они до сих пор не могут с нами ничего сделать? Первый раз лицом к лицу мы встретимся с оппонентами на заседании КДК. Если бы такая встреча состоялась раньше, мы бы доказали безосновательность их претензий.

-Суть спора заключается в том, кому принадлежит контрольный пакет акций?

- Да. Согласно документам, Олег Ким располагает 68 процентами акций клуба. Кроме того, вопреки утверждениям Барановского у меня с ЦСКА есть действующий контракт, причем за подписью самого Барановского. Подняв все документы, мы также выяснили, что у меня есть и право на президентство, причем тоже с визой Барановского.

-Значит, он говорит неправду?

- Это мягко сказано. Он попросту лжет.

-Но почему же тогда именно ваша команда осталась без базы, автобуса, манежа?

- Все это нам не принадлежит, и распоряжаться этим действительно может Барановский.

-Стало быть, даже если вы докажете свою правоту, то все равно не сможете приехать в Архангельское, тренироваться в ЛФК, вернуться в офис на Ленинградском проспекте?

- Думаю, если мы докажем свою правоту, нам все вернут.

-Почему некоторые игроки, оставшиеся поначалу с вами, вдруг перешли к Садырину? В частности, Минько, Мамчур.

- А я никого не удерживаю в своей команде. Вот когда мы выиграем дело, у многих возникнут серьезные проблемы. Я, например, потрясен непорядочным поступком Герасимова, который приступил к тренировкам у Садырина, хотя мы выполнили все его условия, да и приглашал его в команду именно я. В такой ситуации еще можно понять, скажем, Лебедя, который является военнообязанным.

-Разве не вы сами выставили Лебедя на трансфер?

- В любом случае он стоит денег, которые в свое время мы затратили на его покупку.

-Что скажете о тех игроках, которые продолжают тренироваться у вас?

- Пока не разрешился конфликт, ни с одним из них разговаривать о будущем я не стану. Хотя давление на футболистов, тренирующихся у меня, со стороны так называемой "альтернативной" команды оказывается большое. Постоянные звонки с угрозами дисквалификации, всевозможные запугивания.

-Правда ли, что Хохлову по инициативе ваших оппонентов звонил из Краснодара его первый тренер и уговаривал футболиста перейти к Садырину?

- Действительно. Постоянное давление испытывает и Янкаускас, который принадлежит нашей команде. Он всем своим "доброжелателям" отвечает, что пришел в ЦСКА к Тарханову и никого из людей, пытающихся вести с ним переговоры на предмет перехода в команду Садырина, не знает. Его уговаривают подписать контракт с командой Садырина, что противозаконно по сути, поскольку права на печать и подпись принадлежат нам. На КДК мы обязательно поднимем этот вопрос.

-Вы всегда говорили, что хорошо относитесь к Садырину. За последнее время ничего не изменилось?

- Нет, я ничего не имею против Садырина и считаю его сильным специалистом. Наши пути раньше еще никогда не пересекались, хотя Павел Федорович думает иначе и даже осуждает меня за то, что в 1994 году я пришел в ЦСКА на его место. Когда меня приглашали, я задал вопрос тогдашнему президенту ЦСКА Виктору Мурашко о Садырине. Мурашко ответил, что созванивался с Павлом Федоровичем и тот сказал, что продолжение работы в ЦСКА в его планы не входит. Кстати, приглашали меня тогда в армейский клуб два человека - Барановский и Мурашко.

-Вы не раз подчеркивали, что ни в коем случае не отделяете нынешний ЦСКА от армии. С кем-то из военачальников в последнее время вы встречались?

- 17 января я был в Генштабе и подробно изложил ситуацию в ЦСКА. Объяснил, что меня пытаются убрать не потому, что Тарханов никудышный тренер, не сумевший выйти с командой в Евролигу, а совсем по другим причинам, не имеющим к моей работе никакого отношения. В частности, я всегда настаивал, чтобы футбольные сооружения принадлежали футболу, а не каким-то коммерческим структурам. Когда Барановский понял, что от своего я не отступлюсь, он решил от меня просто избавиться, доложив в министерство обороны, будто Тарханов собирается присвоить себе эти сооружения, хотя самим Барановским они уже давно либо проданы, либо сданы в аренду.

- Если вы выиграете затянувшийся спор, то ЦСКА станет частной командой, так как контрольным пакетом акций будет владеть физическое лицо?

- Нет. По-моему, не имеет значения, кто станет финансировать команду. Наш клуб как был, так и останется - ЦСКА. И уж кто искренне не хотел бы от военного ведомства отделяться, так это я, коренной армеец. Смею думать, что вернуть свое доброе имя футбольный ЦСКА сумел с моим приходом на пост главного тренера. Стали мы в последнее время и более независимыми, не полагаясь полностью, как раньше, на армейский бюджет. Кому-то это не нравится. Поэтому все, что мы сделали, хотят развалить, стремятся разрушить команду, которую я создавал два с половиной года. Между тем в нее вложены не только силы, но и большие деньги. Получается, теперь наши инвесторы могут остаться без всего. Это в высшей степени несправедливо. Поверьте, если бы я чувствовал, что последние два года для ЦСКА прошли даром, сейчас сам бы ушел. Но это объективно не так, а потому я продолжаю борьбу за команду.

-Вы не устали от этой борьбы?

- Я устал от другого - от навязчивого внимания к себе, связанного с конфликтом. Потому решил больше ни с кем из представителей прессы до 21 января не встречаться. Если вдруг наши оппоненты все-таки преуспеют со своими аргументами на заседании КДК, это будет большой бедой для ЦСКА. Именно нам удалось создать такую обстановку, в которой игроки с удовольствием шли в ЦСКА. Не дай Бог, вернутся прежние времена, когда все было иначе. Достоинство у "альтернативной" команды только одно - Садырин действительно сильный специалист. Но он еще не знает своего нового окружения. Люди, с которыми ему предстоит работать, абсолютно далеки от футбола.

- Правда, что вам поступило предложение от "Торпедо-Лужники" и вы можете уйти туда в любой момент?

- Предложение поступило, но я не привык так уходить. Для меня теперь выиграть этот спор - дело принципа, если хотите, чести.

-Возможна ситуация, при которой 21 января так ничего и не решится?

- Должно решиться. И я уверен - в нашу пользу.

-Почему бы вам, уверенному в своей правоте, не подать на оппонентов в суд?

- Причина очень простая, чисто житейская. Перед глазами пример тренера хоккейной команды ЦСКА Виктора Васильевича Тихонова, дающий представление о том, сколько сил и здоровья отнимают таскания по судам.

-Почему вы с командой не выехали на тренировочный сбор, который намечали провести в Израиле?

- Это еще лишний раз подтверждает то, что мы остаемся военной структурой. На выездных документах необходима подпись начальника Генерального штаба, а ее, как вы понимаете, не было. Я считаю, что это неправильно. До разрешения спора каждой из команд необходимо было предоставить равноценные возможности для подготовки. Впрочем, после моей встречи в Генштабе, надеюсь, там изменили свое мнение о сути конфликта.

Дмитрий ДЮБО