26 декабря 2021, 11:15

«Чтобы Дацик захотел со мной драться, мне нужно 10 лет не тренироваться и жрать бургеры». Вагабов победил друга Рыжего Тарзана

Корреспондент
Очень брутальный боец.

Вагаб Вагабов, 35 лет. Полутяжелый вес. Статистика в ММА: 29 побед, 1 поражение, 1 ничья.

Весной 2020 года Вагаб Вагабов вышел из тюрьмы (был осужден за вымогательство, вину отрицает), начал тренироваться, выиграл два боя в ММА. В 2021-м довел рекорд в смешанных единоборствах до 29-1-1, стал чемпионом AMC Fight Nights в полутяжелом весе. После выхода на свободу он побеждает в ММА только нокаутами. Имидж Вагаба (спокойный, но опасный брутальный боец) помог ему развиться в плане медиа — теперь его интервью меньше 100 тысяч просмотров на YouTube не собирают.

25 декабря же дагестанец дебютировал в профессиональном боксе. Его соперником был 20-летний, 130-килограммовый Дамил Шарафутдинов из Нижнего Новгорода. Шарафутдинов — спарринг-партнер Вячеслава Дацика. Это важно, поскольку не так давно планировался боксерский бой между Вагабовым и Дациком в Fight Nights. Договоренность уже была достигнута, но затем Вагаб сделал пост в Instagram, в котором назвал Дацика хозбандитом и заявил, что собирается разобраться с Рыжим Тарзаном из-за всего того, что тот творил с простыми заключенными, когда был в неволе. Дацик это опроверг (но не полностью), а от боя отказался. Сейчас команда Вячеслава всячески сторонится того, что связано с его тюремным прошлым, — тут нужно помнить, что в ноябре прошлого года Дацик вышел по УДО и его испытательный срок еще продолжается.

Бой между Вагабовым и Шарафутдиновым получился упорным. Вагаб был потрясен в первом раунде (всего их было четыре), но не пал духом и в итоге выиграл единогласным решением судей. После боя Вагаб дал обстоятельное интервью журналистам.

— На первой минуте боя вы пропустили довольно серьезный правый оверхенд, и показалось, что вас немного качнуло. Сильный удар был?

— Я помню этот удар, пропустил его на встречном шаге. Качнуло, соответственно, он поймал меня ударом навстречу, пришлось сделать шаг назад. Удар был, я его видел, услышал. Услышал гонг — боксеры поймут меня. После этого удара я пропустил намного сильнее удар локтем. Да, была неприятная ситуация.

— Почувствовали, что ноги заиграли немножко?

— Само собой. Я почувствовал удар навстречу, само собой, пришлось [сделать шаг назад]. Если бы вперед ноги пошли, то это было бы неправильно и опасно.

- С третьего раунда вы часто указывали на то, что соперник идет на вас вперед головой и бодается.

— За удары головой — особо нет. Мы оба шли друг другу навстречу. У меня были претензии из-за того, что у него прошли три-четыре удара локтем. Я думаю, что это было видно. Он сам говорил, что у него где-то грязный, корявый бокс. Это было вне правил, поэтому я делал ему замечания.

— Вы его за это бросили?

— Я бросил не то чтобы за это. Я отрабатывал немного борцовскую технику. За 10 дней я узнал, что будет бой по правилам бокса. Чтобы [борцовсвие тренировки] не прошли зря, мне пришлось проверить один бросок здесь. (Улыбается.)

— Не боялись, чти снимут очки за это?

— Нет. Как старый боксер я знаю правила — что за первое, так скажем, случайное нарушение очки не снимают.

— Вы, когда бросили его и оказались сверху, что-то говорили ему. Он в ответ вам тоже что-то сказал. Что за диалог это был?

— Я ему сказал, чтобы он был осторожнее с локтями, не нарушал правила. Он ответил: «Все братан, я понял». Что-то вроде этого, короче говоря.

— Было ощущение, что вы немножко в режиме агрессии пребывали какую-то часть боя, как будто что-то небоксерское начнется. После броска это ощущение увеличилось.

— Я думаю, в бою и у него, и у любого правильного соперника будет отношение к бою с агрессией. Он, грубо говоря, хочет убить тебя, и ты его также. Поэтому это правильное отношение к сопернику и, само собой, без не нарушений правил. Он нарушил, и я немножко нарушил в своем стиле и бросил.

— Дамил — спарринг-партнер Вячеслава Дацика. А вы с ним до или после боя Вячеслава как-то обсудили в этом контексте?

— Да мне этот тип (Дацик. — Прим. «СЭ») неинтересен. Слишком много про него вопросов. Человек отказался от всех возможных поединков. Ну, я даже говорить о нем не хочу. Я думаю, что мой сегодняшний соперник на три головы выше, чем он, — и в боксе, и в ментальном плане, и как человек, так как я немного разбираюсь в людях. По глазам видно, что он (Шарафутдинов. — Прим. «СЭ») хороший парень, а не то что этот тип (Дацик. — Прим. «СЭ») с грязной историей.

— Бой с Дациком посмотрят явно больше, чем с Дамилом...

— Сегодня — да. Сегодня в тренды YouTube выходят вот такие поединки. Если будет такой бой, я не откажусь, я же говорю, что полный вперед. Я сам его предложил, я сам его придумал. Ждем ответа от него. Ждали и не дождались.

— А вы его сегодня хотели увидеть напротив себя?

— Изначально планировалось побоксировать с ним. Глава лиги «Правда» Хетаг пытался договориться с ним. И лига AMC Fight Nights, у которой есть лицензия на проведение боксерских поединков, тоже пыталась. Но не получилось.

— Что нужно для того, чтобы Дацик согласился в конечном счете?

— Для того чтобы Дацик согласился со мной драться, мне нужно лет 10 не тренироваться, жрать бургеры и пить кока-колу и всякую хрень. Ничего не делать. Может быть, он тогда согласится.

— Нет ощущения, что у вас бой с неклассическим боксером получился бы по правилам бокса интереснее, чем сейчас? Огня, что ли, какого-то не было. Вот, например, если бы с Дациком был бы бой, то было бы веселее.

— Ну здесь мне немного пришлось включить ноги, школу бокса, потому что с этим парнем, который разбирается в боксе, втупую рубиться было бы неправильно. А с Дациком это прокатило бы. Просто рубиться с Дациком было бы проще, чем с этим парнем.

— Не опасно рубиться с Дациком?

— Нет. Я сам люблю рубку и пропагандирую такой стиль ведения боя. Навстречу люблю, когда на меня идут.

— Так он не идет, а бежит...

— Это опаснее для него. Встречный удар бывает сильнее.

— Вы после боя назвали необычную фамилию — Сергея Билостенного. Разве не более логично было бы провести бой по правилам бокса с Владимиром Минеевым?

— Как я знаю, Камил Гаджиев хочет устроить бой между Александром Емельяненко и Владимиром Минеевым по правилам бокса. Когда Камил хочет чего-то, он зачастую добивается этого. Моя фамилия не фигурировала. Но я хотел бы провести бой с Минеевым по правилам ММА в лиге AMC Fight Nights, так как мы являемся чемпионами в разных весовых категориях. Но мы весим одинаково. Например, вчера я весил 101 кг, и это я был заплывший, грубо говоря. Поэтому интереснее было бы по правилам ММА, и если Камил хочет этого, то бой состоится.

— Еще одна фамилия — Григорий Пономарев, Гигант из зала Федора. У вас с ним будто бы мини-конфликт был перед этим боем. Что вас задело: сам факт того, что он говорил матерными словами, или слова о том, что Вагаб хватается за все подряд?

— Не то чтобы задело, но я не приемлю матерные слова в свой адрес. Это во-первых. Во-вторых, он говорил: «При чем тут Вагаб? Он не претендент». Как раз-таки я претендент. Я выступал в тяжелом весе больше, чем он вообще выступал. В-третьих, у него в предпоследнем бою поражение. О моем количестве боев и побед вы, наверное, знаете (29-1-1 в ММА. — Прим. «СЭ»). Я когда сначала увидел нарезки его интервью Ярику Степанову, то подумал: «Вот Гриша борщит». Я разозлился, думал, что начну писать, звонить. Потом зашел на YouTube и полностью посмотрел интервью. Ну да, человек сказал типа: «Почему Вагаб метит сюда?» В принципе, он мне объяснил, как он это сказал, свою позицию. Я не буду в массы выводить, так как это был лично мой с ним разговор, и он уже состоялся. Я не услышал ничего такого. Просто матерные слова не говорите, пожалуйста, в мой адрес. Это касается всех, кто слышит меня, — в том числе и Гриши.

— Он извинился или объяснился?

— Это пусть он сам вам расскажет. Я мужчина, и я не люблю выставлять на всеобщее обозрение тот разговор, который был между нами двумя. Если он посчитает нужным, то сам вам расскажет.

— Бой с Билостенным больше интересен по боксу или по ММА?

— Билостенный интересен по боксу на этом турнире. Вчера я видел с ним интервью, в котором он рассказал, что ему предложили меня в соперники и он согласился без проблем. Он спортсмен, хороший ударник. Как спортсмена его уважаю. Он согласился. Просто время не подошло. У него недавно был бой по ММА. Он не знал, как он там подерется. Он согласился, просто не на этом турнире. Если есть такой человек с именем, опытом, при этом ударник и пацан хороший, то почему нет.

— Всегда считалось, что в боксе гонорары больше, чем в ММА. Что выгоднее для бойца?

— На сегодняшний день я дерусь без контрактов в лиге AMC Fight Nights, и здесь у меня устные договоренности. Меня устраивают гонорары, которые мне после боя передают, приносят. В этом плане проблем нет. И Хетаг делает нормально мне, и Амир Мурадов делает нормально мне от лиги AMC Fight Nights. Нормально делай — нормально будет.

— Вы в одной команде с Александром Емельяненко, и многих людей в последнее время тревожит тот вид, в котором Александр появляется в Instagram. Есть ли такая тревога у вас?

— Я за Instagram Емельяненко не слежу. Мы виделись на открытой тренировке нашего общего клуба — United Russian Fighters. Проводили мастер-класс, семинар, и он был там нормальный, в здравом, адекватном виде. Если вы знаете, что было, просто я не знаю, что стало с ним после...

— Тот факт, что вы из одной команды, исключает то, что когда-нибудь между вами будет бой?

— Я думаю, что наш бой не интересен никому. Все мы понимаем, о чем я. Какой бой? По ММА? Смысл? Я не хочу... Человек в такой, мягко говоря, не лучшей физической форме. На нем баллы набирать от того, что у него фамилия Емельяненко... Был бы он как в те годы — заряженным Александром Емельяненко, когда он дрался в Pride, то, конечно, мне это было бы интересно. А сейчас что мне выходить против него? Ради того, чтобы кто-то выиграл ставку? Неинтересно.

— Один из главных посылов Григория Пономарева был в том, что вы на все претендуете, и он сравнил это с Конором Макгрегором. А можно ли сказать, что вас это как-то подзадело?

— Я же говорю, что мне не понравились его общие высказывания, термины. Я уже говорил о матерных словах. Стиль Конора — это больше его стиль. Стиль Григория. Он говорит везде. Много матерных слов в Instagram. После этого интервью я зашел [в профиль Пономарева в Instagram], и там много таких моментов есть, которые я... Это его личное дело, да. Если бы увидел его, я посоветовал бы ему некоторые публикации удалить. Ну это так — дружеский совет спортивному, боевому товарищу. Мы должны пропагандировать такой образ, такой стиль. Здесь не Конор и какие-то там... И я это не приветствую. Он просто ляпнул после боя на эйфории, хотел сравнить меня с кем-то. Первое, что ему в голову пришло, он это и сказал.

— А как вы думаете, когда вы можете подраться?

— Я жду сейчас вызовов в тяжелом весе. Кто там в 120 кг дерется, с тем и подерусь. Смысл мне именно с ним драться? Вообще он в предпоследнем бою потерпел поражение. Он там не претендент. Даже я ближе претендент, чем он. Там есть ребята — мои земляки. Например, Шамиль Газиев, кому он проиграл. Есть Казбек Саидалиев. Юсуп Шуаев есть. Я жду, в общем. Мне вес гонять не надо. Если дадут время, я выйду через дней десять.

— Готовы подраться с кем-то из этой тройки супертяжеловесов?

— Проблем нет. С любым готов подраться. Я изначально придерживаюсь своих слов. Я хочу выиграть три титула в лиге AMC Fight Nights.

— А побоксировать с Сергеем Харитоновым было бы интересно? Он когда-то был в сборной России по боксу.

— Я думаю, Харитонову будет неинтересно со мной боксировать.

— Почему?

— Сложно ему будет. Немножко сложно. Он уже не в той форме. Может быть, форму сможет набрать, он тяжелый, бьющий, но немного медленный, конечно. И он сейчас больше двигается в сторону гонораров. Большие, тяжелые, толстые американцы ему интересны, как мне кажется. Возможно, за них больше денег платят. Сейчас он на закате карьеры, хотя он в довольно неплохой форме. Он не бухает, не кайфует. Может быть, отдыхает чуть-чуть, но не такой кайфарик. Он еще себя в форме держит. А так, конечно, интересный бой. Имя, титулы, регалии, спортсмен серьезный, который еще не сбитый летчик.

— Вы упомянули Пономарева, Билостенного, Емельяненко. А кто ваши три любимых русских бойца?

— Три не скажу, про любимых тоже не скажу. Мы все выросли на боях Федора Емельяненко. Это легенда. Само собой, он. А так не назову никого больше... Есть новые чемпионы. Хабиб Нурмагомедов на сегодняшний день. Просто он младше меня по возрасту. Пройдет некоторое время, и о нем начнут говорить, что он легенда. Из села человек вышел. Я просто знаю его историю. Я с его отцом покойным был хорошо знаком. Правда, не тренировался у него, но выступал на его соревнованиях часто. Федор — легенда. Хабиб — первый чемпион UFC от России. Официально он первый чемпион UFC от России.

— Мы с вами вчера общались, и вы упомянули имя Вадима Немкова. Можете ли назвать его лучшим российским полутяжеловесом?

— Лучший российский полутяжеловес — это Вагаб Вагабов. Вот кого я могу назвать. Если я буду драться в Bellator, я буду идти за титулом, а на сегодня титулом владеет он. Поэтому я упомянул его имя.

— Вадим Немков после вас идет?

— Надо дома сесть и конкретно подумать. Потому что там есть Магомед Анкалаев, который сейчас это услышит и зарубится со мной. Есть еще пара пацанов.

— А как победить Вадима Немкова мог бы Вагаб Вагабов?

— Не скажу сейчас. Это такой тонкий момент. Зачем такие вещи... Вы меня палите. Давайте не будем. (Улыбается)

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости