Газета № 7936, 04.06.2019
Статья опубликована в газете под заголовком: «Абдулманап Нурмагомедов: “Если Конор снова будет оскорблять Хабиба, никто не удержит нашу команду”»

Абдулманап Нурмагомедов: “Если Конор снова будет оскорблять Хабиба, Дана Уайт не удержит нашу команду”

Абдулманап Нурмагомедов и Хабиб Нурмагомедов. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Абдулманап Нурмагомедов и Хабиб Нурмагомедов. Фото Дарья Исаева, "СЭ"

Отец Хабиба Нурмагомедова объясняет текущую ситуация с первым боем сына после дисквалификации.

Отец и тренер российского чемпиона UFC в эксклюзивном интервью “СЭ” рассказал о том, что соперника для боя 7 сентября в Абу-Даби выбирают из трех претендентов, пригрозил Макгрегору и UFC действиями в случае провокационных заявлений ирландца и выразил отношение к происходящему в “Анжи” и “Спартаке”.

Теперь бой нужен Конору, а не нам

– Вы только что выступали на Книжном фестивале на Красной площади и сказали, что соперник Хабиба 7 сентября еще неизвестен и что идут тяжелые переговоры. Почему они тяжелые, как считаете? Это давление Конора?

– Да, скорее всего, это Конор давит на Дану Уайта и UFC. Сторона Дастина Порье заслуженно подошла к этому бою. Они провели все бои, которые им предложили, они выиграли их. Поэтому считаю, что Дастин – достойный соперник. И также считаю, что незаслуженно забрали временный пояс у Фергюсона. Да, он споткнулся, ошибся, ему не дали биться за титул, но он заслуживает быть претендентом, это мое личное мнение.

Конор – яркий боец, с ним шоу, с ним можно заработать. Но дело не в деньгах даже, это не главное. Теперь ему нужно все это. Но нужно ли это нам? Тем более он может вытворить непонятно что. То, что ему прощали первый раз, второй раз прощаться не будет. До прошлого боя мы все вытерпели. Еще раз повторю: бой нужен ему, а не нам.

– Что значит то, что вы не будете терпеть?

– Если он снова будет оскорблять, Дана Уайт не удержит команду, в зале или где-то еще. И на этом все закончится, вся карьера там. Потому что мы потеряли 750 тысяч долларов, в рублях это порядка 50 миллионов. Может быть, для кого-то это не деньги. А для нас это деньги. Понимаете, да? Сейчас повторные санкции могут быть больше. Скажут – сто, двести миллионов.

– Избежать повторных санкций не получится?

– Он не изменился, мы не намерены терпеть это! Мы с первых же встреч, с первых минут начнем… (пауза) Пусть только скажет что-то лишнее!

– Может быть, не ходить с ним на общие мероприятия до боя?

– Возможно. Но перед боем же надо взвеситься, выйти на пресс-конференцию.

– Получается, если Конор что-то скажет, Хабиб будет сразу бить?

– Хабиб не будет терпеть то, что терпел. Потому что та победа нужна была для страны, для клуба, для меня как отца и тренера, для него самого. Было много мотивов, ради которых стоило потерпеть, пока закроют клетку. Но и в клетке было тяжело терпеть то, что было после боя. Все видели, как ему кричали из угла эти оскорбления. Мы же ничего ему не кричали!

Дайте нам столько же, сколько дали Конору. Мы лучше его

– Одним из главных условий в переговорах было возвращение Зубайры Тухугова и Абубакара Нурмагомедова. Дисквалификацию им скостили, значит ли это, что они выйдут в Абу-Даби?

– Они выйдут раньше, чем Хабиб. В один вечер. Был такой уговор – Хабиб не выйдет, пока они не выйдут. Считайте, что он завершил карьеру. Если Хабиб не выступает в трех оставшихся боях – это примерно 1,8 миллиарда долларов убытков для UFC. Мы знаем, чего мы сейчас стоим. Поэтому нам нужно договариваться. Не кичиться, а договариваться.

Мы лучше, чем Конор. Дайте столько, сколько дали ему. Мы лучше, он нам сдался. Если вы не хотите платить российскому бойцу, тогда нечего нам там выступать.

– Можете ли вы назвать порядок цифр, сколько тогда примерно вы просите?

– Цифру мы пока назвать не можем, пока это официально не озвучено. Иначе это будет нарушение контракта. Сегодня три бойца рассматриваются: Дастин Порье, Тони Фергюсон, Конор Макгрегор. Если мы объявим, что мы с кем-то договорились на такую-то сумму, это будет неправильно.

– Можете раскрыть подробности подготовки? Хабиб поедет в Америку?

– Думаю, Хабибу нужно 45 дней подготовки в США и 30 дней в горах. Время еще есть, он сейчас в очень хорошей физической форме. В связи с тем, что в вечерние часы было разговление, ночью примерно с 7 часов вечера до 4 утра мы должны были есть три раза. И после утреннего намаза можно было поспать около семи часов.

– Пост в Рамадан сложно держать, если выполнять все предписанное?

– Выйти на оптимальную форму и выступить очень тяжело, но получать 60-70% нагрузок возможно. При условии соблюдения жесткой дисциплины.

В московских и питерских школах сливают дагестанских футболистов

– Наверняка слышали про ситуацию вокруг “Анжи”, который может лишиться профессионального статуса. Вы и Хабиб – небедные люди. Нет у вас в планах желания помочь клубу, обращались ли к вам оттуда?

– Давайте так: разными другими проектами, другими видами спорта мы не можем заниматься, пока Хабиб будет вести свои три боя. Мы можем советовать, можем найти спонсора. На этих позициях у нас шли переговоры с руководством “Анжи”. Но мои претензии к руководству клуба такие – если там не играют воспитанники дагестанского футбола, мне “Анжи” не интересен. Представьте, я бы готовил бойцов со всего мира, но без дагестанцев. Где моя школа, где моя база? Вот о чем речь.

В Дагестане была создана очень хорошая академия. В основе могли вполне играть 4-5 человек оттуда. Но они не играют. Я всегда поддерживал “Анжи”, когда им было тяжело, и сейчас готов. Но я не вижу того, что я хочу. Где дагестанцы? В детско-юношеской команде любого московского или питерского клуба любой дагестанец или чеченец, даже если он прилично играет – ему не дадут пас.

– Есть же люди вроде бы. Бакаев, Гулиев в том же “Спартаке” росли, за который вы болеете.

– Только если в тренерском штабе работает кто-то, как Гаджи Муслимович Гаджиев, Курбан Бердыев, Валерий Газзаев, тогда нет проблем. Но иначе тебя просто не видят, тебя сливают. Ты можешь только взять мяч и с центра поля бежать делать игру. Это не новая проблема, она существует. Такого быть не должно.

– Что делать “Спартаку” в той ситуации, в которой он оказался?

– Я слежу за командой. У “Спартака” очень хорошая школа. Почему “Аякс” из года в год так хорошо играет? Потому что есть свои воспитанники. Пусть они заиграют не сразу, но через 3-4 года они дадут результат.

Газета № 7936, 04.06.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ