Федор Емельяненко: «Пальцев одной руки много, чтобы посчитать, сколько боев мне осталось провести»

18 ноября 2019, 20:00
Федор Емельяненко. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Последний Император — о бое с Рэмпейджем, Макгрегоре, жене и фильме о себе

Федор Емельяненко в понедельник провел встречу со студентами в Дипломатической академии МИД России. Она длилась часа полтора, и на ней Император отвечал на самые разные вопросы.

О том, как начал заниматься спортом:

— Мама преподавала в техническом лицее, тренер был там мастером. Я часто терял ключи от дома, и тренер говорил маме: давай, приводи бойца ко мне, там я и начал заниматься самбо и дзюдо. В 11 лет. Первая секция моя была в бомбоубежище, с очень толстой железной дверью. Вот там я начал заниматься. Я спустился туда, слышу там ребята занимаются, и голос оттуда: «Федор, заходи». И я зашел. До сих пор не ушел из профессионального спорта

О жене и батюшке:

— Жена, конечно, очень переживает. Она давно мечтает, что я закончу карьеру. Сначала она согласилась, чтобы я продолжил выступать, а потом говорит: «Давай, если батюшка тебя благословит, то я согласна, чтобы ты дальше дрался. Но только если он благословит». Я удивился: ты же вроде уже согласилась. В итоге пошел к батюшке, и он сказал, что не видит никаких проблем: выходи, бейся, побеждай. Я сказал жене, она была в шоке, думала, что батюшка не даст благословение. Но он дал, и поэтому я продолжаю карьеру

О волнении:

— Перед боями я сплю хорошо. Мы же долгое время готовимся к своим экзаменам. С годами мы учимся настраиваться на соревнования. Перед боями коленки не трясутся, слава богу. Но в день боя я испытываю соревновательный мандраж. Это нормально. До боя я могу отгонять всякие мысли, но в сам день боя волнение присутствует. Стараюсь их отгонять, отвлечься, команда поддерживает. Но как только начинается разминка, волнение уходит. Моментально. На ринг когда уже выхожу, ничего не трясется.

О бое с Вердумом:

— Если будет реванш с Фабрисио Вердумом, то да, шанс у меня будет. Шанс всегда есть. Я знал этот прием, который он прове, готовился к нему, но в каком-то смысле поспешил и попался. А он воспользовался этим моментом. Но если мы еще раз встретимся, шанс у меня будет.

О новом сопернике, Квинтоне Джексоне:

— Он очень силен физически. У него есть нокаутирующий удар, есть колоссальный опыт. Помню его по временам Pride, был чемпионом мира в UFC, но у него есть минусы. О них пока не расскажу.

О допинге:

— Я не пощусь. Хотя когда есть такая возможность, я это делаю, но не во время подготовки к поединкам. Если говорить про вес, то я один раз произвел замер: за одну тренировку по боксу я потерял 5 кг. До занятия я весил 105 кг, а после — 100. И тут необходимо питание для восстановления, применять добавки. Но сейчас молодежь использует запрещенные препараты. Слава богу, я никогда этого не употреблял и другим не советую. Принимая запрещенные препараты, можно остаться калекой на всю жизнь.

О фильме о себе:

— Отрицательно отношусь к такой возможности. Не хотел бы видеть фильм о себе. Во-первых, никто не знает нюансов моей жизни. Да, она вроде на виду, но это не так. Во-вторых, не хотел бы смотреть на самого себя. В-третьих, вот вы говорите «легенда», но я точно такой же человек, как и все. Есть очень много людей, которых мы не знаем, но они отдаются делу.

Чем бы занимался, если не единоборства:

— Я долго думал над вопросом, кем бы я стал, если бы не единоборства. Если честно, ответа не нашел. Тут моя фантазия не сработала. У меня было много интересов по жизни. Я всегда любил учиться. Спорт привил и дисциплину, и трудолюбие.

О завершении карьеры:

— Моя карьера уже давно идет к завершению, мне 43 года. Я своего рода динозавр в спорте. Помню, как боролся на чемпионате России по дзюдо, мне было 20 лет или 21 год, а Сергею Косородову, чемпиону СССР и России, было 34 года. Мы смотрели на него, как на что-то старое, древнее, как на легенду спорта. А сейчас я гораздо старше, чем Сергей тогда. Но скажем так, я чувствую себя хорошо, здоровье позволяет выступать. И мне самому хочется этого. Но я понимаю, что мне предстоят последние бои. Пальцев одной руки будет много, чтобы посчитать, сколько мне осталось. Мне предстоит поединок с Рэмпейджем, я к нему готовлюсь, а что будет дальше, не знаю. Думаю, даже Bellator пока не знает, с кем я буду драться после этого.

О трэш-токе и Макгрегоре:

— Когда я начинал выступать, всей этой грязи, оскорблений соперника было минимум. Бойцы зарабатывали деньги и завоевывали болельщиков своим мастерством. Один из святых сказал так: отпускающий шутку в чью-то сторону все равно, что кидает факел в дом. А что, в шутку же? Кого-то шутка может обидеть. Сейчас уже нет ничего святого. Позволяют себе всякую мерзость, пакость как в сторону страны, так и в сторону семьи, конкретного человека. Недавно Макгрегор сказал неприятное в сторону дагестанцев, наши бойцы начали осуждать это все, хотя сами занимаются тем же. Да, не в адрес народа, а определенного человека. А как человека можно вытащить из народа? Этот человек и есть часть народа. Сейчас много грязи. Хотел бы, чтобы у вас оставались ценности.

Результаты опроса

проголосовало: 12030
Все опросы
Кто должен стать следующим соперником Хабиба?
Тони Фергюсон, настало время
81.5%
Жорж Сен-Пьер, он должен вернуться с пенсии
3.0%
Конор Макгрегор, нужно больше хайпа
12.3%
Джастин Гэтжи, победитель Дональда Серроне
3.2%

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
4
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир