«Вы неправильно переводите, простите». Федор на пресс-конференции — осадил переводчика, вспомнил нокаут с Орловским

21 октября, 21:45

Статья опубликована в газете под заголовком: «Возвращение Последнего Императора»

№ 8552, от 22.10.2021

Федор Емельяненко и Тимоти Джонсон. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Контроль качества от Последнего Императора.

23 октября второй самый престижный ММА-промоушен в мире Bellator проведет свой первый в истории турнир в России. Ивент, который пройдет на московской «ВТБ Арене», станет первым в истории топовых американских ММА-организаций кардом, где абсолютно каждый поединок будет с участием российского бойца.

Главным же событием вечера станет бой Федора Емельяненко, возвращающегося в клетку спустя один год, девять месяцев и 24 дня с момента последнего поединка против Рампэйджа Джексона в декабре 2019-го. Соперником Последнего Императора по московскому турниру станет 36-летний Тимоти Джонсон — в отличие от Джексона, это уже не ветеран, а тонусный, дееспособный тяжеловес, который в июне этого года уступил молодому и сильному Валентину Молдавскому только решением.

За два дня до мероприятия Bellator во главе с президентом лиги Скоттом Кокером провел большую пресс-конференцию в отеле «Ренессанс-Монарх», на которой с журналистами общались хедлайнеры турнира Федор Емельяненко и Тимоти Джонсон, а также Виталий Минаков, Усман Нурмагомедов, Анатолий Токов и Шараф Давлатмуродов. «СЭ» собрал самое интересное из 45-минутного разговора.

— Вопрос Федору. Смотрю на ваш рекорд и вижу, что 9 лет назад вы победили Педро Риззо, и я помню, что вы тогда говорили, что завершаете карьеру. Если вспомнить следующий день после того боя, поверили бы вы, что проведете еще 8 профессиональных боев?

— Я заканчивал свою карьеру, да и не планировал ее продолжать на тот момент. Но время прошло, травмы ушли, слава Богу, появилась команда. И я понял, что могу побиться, что есть еще время. Оно быстро уходит, но побиться еще можно.

«Давайте без комментариев по поводу Александра Емельяненко»

После короткого ответа Федора журналисты задали целую пачку вопросов президенту лиги Скотту Кокеру. Один из них — про второго брата Емельяненко — ему, от греха подальше, даже не стали переводить.

— Вопросы Скотту Кокеру. Будут ли допинг-тестирования? Если да, то кто их будет проводить?

— Допинг-тестированием будет заниматься атлетическая комиссия Мохеган-Сан (Анкасвилл, Коннектикут) во главе с Майклом Мазули, мы с ними давно сотрудничаем, и они осуществляют тестирование бойцов на турнирах за пределами США, как, например, на турнирах в Лондоне, Дублине или Японии. Соответственно, они же будут тестировать бойцов в России. В будущем планируем сотрудничать с Союзом ММА РФ. Мы сами прилетели несколько дней назад. Будет присутствовать Майкл Мазули с командой очень высококвалифицированных сотрудников.

— Один из ваших самых ярких тяжеловесов — Виталий Минаков — два года не выступал из-за проблем с визой. Как вы планируете помочь ему решить этот вопрос? И как вы относитесь к тому, что он может завершить карьеру в случае отказа в американской визе?

— Сейчас другое время по сравнению с тем, что было 3-4 года назад. Тогда не было пандемии коронавируса, двери для всех были открыты. Поэтому я очень рад сегодня увидеть Минакова здесь, на этом турнире. Мы постараемся сделать все возможное, чтобы бойцы получали необходимые визы. Иногда у нас получается это организовать, иногда — нет. Так как мы расширяемся за пределы США, организовываем турниры в Англии и собираемся делать в Азии или на Ближнем Востоке, мы собираемся таким образом решить проблему с Минаковым, чтобы он смог вернуться в титульную гонку.

— Вы планировали прощальное турне с Федором. Обсуждались такие страны, как Россия, Япония и США. Актуален ли ваш план?

— Да, мы планировали прощальное турне из трех боев, но планы поменялись из-за коронавируса. Я начал говорить о прощальном турне еще в сентябре 2019 года, но коронавирус вмешался в дело. Давайте не будем торопиться. Время покажет. Не хотелось бы проводить такие бои без зрителей. Я ценю, что Федор проявил такое терпение. И вот сейчас мы здесь. После поединка с Джонсоном мы обсудим с Федором, что будем делать дальше.

— Были разговоры по поводу выступления Александра Шлеменко на турнире Bellator в Москве. Почему, с вашей стороны, это не состоялось? И возможно ли возвращение Александра Шлеменко в Bellator?

— Когда я занял пост главы этого промоушена, Шлеменко являлся чемпионом. Сейчас он не на контракте с нами, а Андрей Корешков — да. Но мы планируем над этим работать, в будущем это может произойти.

— Шли разговоры по поводу возможного выступления Александра Емельяненко на турнире Bellator в Москве. Насколько это правда? Действительно ли вы вели переговоры с Александром?

Вопрос перехватил переводчик — ведущий мероприятия: «Давайте без комментариев по поводу Александра Емельяненко».

— Планируете ли проводить турниры Bellator в других городах России?

— Мы ведем переговоры с партнерами. Я счастлив находиться здесь, в Москве. Я уверен, что вы еще не раз увидите наши турниры в России. У нас в ростере много российских бойцов, поэтому мы продолжим охватывать эту территорию. В каких городах планируем проводить турниры? Помимо Москвы, обсуждаются Санкт-Петербург, Екатеринбург, а также Сочи. Но основные турниры будем проводить в Москве или Санкт-Петербурге.

— Вопрос Федору. Ваш главный стимул, который заставляет вас просыпаться по утрам и идти на тренировку?

— Мотивация одна — я всю жизнь в этом спорте, и я люблю этот спорт. У меня замечательная команда, и мы прославляем Россию.

«Если меня уронят или проиграю, то отец и дядя постареют на пять лет»

Далее разговор втянул в себя остальных участников — Тима Джонсона, Виталия Минакова, Усмана Нурмагомедова, Анатолия Токова и Шарафа Давлатмуродова.

— Вопрос Виталию Минакову. Мешает ли ваша политическая деятельность подготовке к таким большим боям?

— В связи со сложившейся ситуацией с отсутствием визы у меня сейчас достаточно много времени и для того, чтобы заниматься общественной деятельностью, в том числе полноценно спортом, так как стабильных регулярных выступлений нет уже на протяжении двух лет. Поэтому я должен себя как-то занимать, наверное, двигаться дальше и жить не только спортом. Как показывает жизнь, могут возникнуть разные обстоятельства, в частности отсутствие визы, в связи с которыми ты не можешь активно продолжать свою спортивную карьеру. Поэтому я, естественно, живу не только спортом. Есть две стороны медали: спортивная сторона и иная сторона. Но когда стоит вопрос о подготовке и выступлении, у меня вполне достаточно времени, чтобы полноценно готовиться, тренироваться. И если у меня сейчас будет возможность восстановить визу, получить ее, либо даже в ее отсутствие выступать чаще чем раз в год, приоритетом будет подготовка к бою, к занятию спортом. Общественная деятельность отойдет на второй план.

— Сложно возвращаться после двухлетнего простоя?

— Я же два года на печке не сидел, и я продолжал тренироваться. Держу себя в форме в надежде выступить за океаном. Мне достаточно двух с половиной месяцев для того, чтобы вернуть форму.

— Вопрос Тиму Джонсону. Давит ли на вас ответственность из-за того, что вам предстоит сразиться с одним из самых лучших представителей этого спорта у него на родине?

— Это меня никак не смущает. Я один из немногих людей, которому представилась такая возможность. Я уже выступал в других странах вдали от дома. К этому надо относиться проще.

— Вопрос Анатолию Токову: Насколько тесна ваша дружба с Давлатмуродовым? И почему вы приняли этот поединок?

— Да, с Шарафом мы дружим. Что я могу сказать по этому поводу? Спасибо ему, что принял этот бой, потому что иностранцы не захотели ехать к нам. Если бы не Шараф, то я бы остался без боя.

— Вопросы Усману Нурмагомедову. Каково тебе драться на первом историческом турнире Bellator в Москве? Чувствуешь ли ответственность?

— Считаю, что мне выпала большая честь выступить в главном карде исторического турнира Bellator в Москве. Чувствую себя в своей тарелке, потому что я уже дважды подрался в США в Bellator.

— За вас будет болеть огромное количество родных, близких и болельщиков. Это давит или мотивирует?

— Если, конечно, меня уронят или проиграю, то отец и дядя постареют на пять лет, а так — не давит. В прошлом году дрался на турнире памяти моего дяди (Абдулманапа Нурмагомедова. — Прим. «СЭ»), и они тоже тогда были.

— У вас уже третий бой в Bellator. Наверное, фанаты задаются вопросом: как именно вам подбирают оппозицию? Потому что это люди не из рейтинга, их рекорды не близки к идеальным.

— Я дерусь у себя дома и заслуживаю более именитого, топового соперника, а они мне привели какого-то финна. Я уважаю его, но как бойцы мы с ним на разных уровнях, я это знаю. Они мне дали его, и я согласился, ничего не поделаешь. Надеюсь, что на следующем турнире будет топовый оппонент. Посмотрим.

«Если Орловский хочет повторный поединок, ему нужно будет уйти из UFC и подписать контракт с Bellator»

Из предбоевого рутинного разговора неожиданно выскочил вопрос нашего корреспондента Ильи Андреева, спросившего Федора о хрестоматийном нокауте в поединке с Андреем Орловском в январе 2009-го и возможном реванше.

— Вопросы Федору. В вашей карьере есть эпохальный нокаут, который случился в бою с Андреем Орловским. А как он произошел? Кто-то говорит, что это лаки-панч, а, например, на мой взгляд, это был прицельный удар.

— Это была определенная наработка, по движениям Андрея я понял, что могу попасть по нему этим ударом.

— Как вы относитесь к его выпадам в ваш адрес в социальных сетях и интервью? Как вы относитесь к идее проведения реванша с ним?

— К его выпадам никак не отношусь, мне кажется, все было ясно, был зафиксирован нокаут, а насчет повторного поединка — Андрею тогда нужно будет уйти из UFC и подписать контракт с Bellator.

— Вопрос Тиму Джонсону: Хабиб Нурмагомедов назвал вас опасным соперником для Федора. Приятно, когда о вас отзывается такой боец?

— Я очень ценю это уважение. Безусловно, приятно, когда о тебе такие приятные слова говорят такие большие люди. И я вообще не считаю себя каким-то презентабельным человеком. Меня, возможно, выдернули из толпы, как какого-то рандомного человека. И я не выгляжу опасным или очень серьезным — по крайней мере, мне так кажется. И мне очень приятно знать, что обо мне сказал Хабиб.

— Вопрос Шарафу Давлатмуродову. Каково бить своего друга [Анатолия Токова] в дебютном бою Bellator?

— Мы так долго ждали турнира Bellator в Москве. Обстоятельства сложились так, что мы друг друга выручили. Мы как профессионалы покажем яркий поединок. Мы с ним друзья. Прошу фанатов не вкладывать религиозные или национальные моменты. Мы останемся друзьями независимо от результата. Это будет бой двух джентльменов.

«Вы ошибаетесь в переводе. Таня, можешь перевести?»

Сделала же фактуру журналистам для характерных заголовков концовка пресс-конференции. Переводчик — ведущий мероприятия заплутал в переводе ответа Скотта Кокера на русский язык и выслушал вежливое, но убийственное замечание от самого Федора.

— Вопрос Скотту Кокеру. А какие еще варианты были для Федора Емельяненко? Говорили про Фабрисио Вердума, Алистара Оверима, Джуниора Дос Сантоса — с кем-то из них пытались говорить? И почему не получилось в итоге?

— На самом деле получилась интересная история. Честно, когда мы начали поиски оппонента для Федора, у нас был список из 20 имен. Все хотят драться с Федором, потому что когда ты дерешься с самой главной звездой в ММА за последние 15-20 лет, то ты станешь тем, чьи акции заметно возрастут. В итоге мы число желающих драться с Федором сократили до 3-4 имен, и Федор решил, что он хочет драться с рейтинговым оппонентом.

Когда Молдавский дрался с ним [Тимом Джонсоном], ко мне подошел Федор и сказал: «Если Молдавский уступит Джонсону в титульном бою, то я хочу драться с ним [Джонсоном]». Это говорит об уровне конкуренции Федора и его желании драться с топами. Он мог выбрать легкого соперника, который не входит в рейтинг лучших тяжей, но он хочет конкурировать на высоком уровне, поэтому его выбор пал на Тима. Он хотел драться с топовым бойцом.

Переводчик-ведущий: «Вы не поверите, но был огромный список желающих драться с Федором. Там было свыше 20 имен, и нам пришлось сократить этот список до нескольких человек, а Федор хотел драться непосредственно с кем-то, у которого есть какой-то ранг в Bellator. Когда Тим Джонсон победил своего последнего оппонента, Федор решил, что именно с Тимом он будет сражаться, потому что для Федора было важно...»

Федор перебивает переводчика: «Нет, вы ошибаетесь в переводе. Вы неправильно переводите. Простите. Таня, можешь перевести?»

Переводчик Федора Татьяна: «Я так поняла, что именно с Тимом, так как он уже одержал несколько побед и проиграл Валентину Молдавскому только по очкам. Федору интересно сражаться с теми, кто идет на хорошем уровне. Поэтому Тим был выбран как оппонент».

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

9
Предыдущая статья