«Хабиб сделал предложение, от которого я не мог отказаться». Почему Шлеменко решил подраться в лиге Нурмагомедова

Ислам Бабаджанов
Корреспондент
9 сентября 2021, 20:20
Александр Шлеменко. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Александр Шлеменко. Фото Федор Успенский, «СЭ»
Интервью со Штормом.

Александр Шлеменко, 37 лет. Средний вес. Статистика в ММА: 61 победа, 13 поражений.

Артур Гусейнов, 37 лет. Средний вес, полутяжелый вес. Статистика в ММА: 27 побед, 10 поражений, 1 ничья.

8 сентября экс-чемпион UFC в легком весе Хабиб Нурмагомедов объявил, что 17 октября в Красной Поляне на турнире его лиги Eagle FC (EFC) состоится бой между ветеранами ММА Александром Шлеменко и Артуром Гусейновым. Вскоре после этого анонса Шлеменко ответил на вопросы корреспондента «СЭ».

— Когда начали переговоры о бое с лигой Хабиба?

— Вы все видели, как Хабиб сказал, что заинтересован во мне. Вот он высказался, по-моему, в субботу или пятницу, мне журналисты стали задавать вопросы, но было еще рано что-то говорить. И вот, кажется, в понедельник мне написал Сергей (Жаткин. — Прим. «СЭ») от Хабиба. Вот так у нас какие-то подвижки начались.

Во вторник мне прислали предложение, и оно меня устроило. Потом мы еще раз созвонились — непосредственно с Хабибом. Оговорили дату, соперника. Он мне сделал предложение, от которого я не смог отказаться, все профессионально и достойно. А в среду мне позвонили и сказали, что Артур Гусейнов готов к бою, что есть дата и место — 17 октября в Сочи.

— То есть долго не думали, когда вам предложили в соперники Артура Гусейнова?

— Ну, если честно, я пытался выступить на турнире Bellator (он пройдет в Москве 23 октября. — Прим. «СЭ»). И в принципе такая вероятность до сих пор остается: вдруг слетит кто-то из бойцов. Всякое ведь бывает.

Я посмотрел интервью с Артуром, которое, кстати, вышло у вас на канале, и понял, что, оказывается, этот бой был для него желанным уже давно.

— На сколько боев рассчитан контракт с лигой Хабиба?

— Как такового контракта у нас нет. У нас с Хабибом пока только устная договоренность. Вот и все. Думаю, контракт чуть позже подготовят, потому что все прошло очень быстро.

— В прошлом вам когда-нибудь предлагали бой с Артуром Гусейновым?

— Я предполагал, что могу с ним встретиться. Но мы дрались в разных организациях. Он дрался в М-1, а я — в Bellator, и наши пути как-то особо не пересекались. Чисто гипотетически я предполагал, что мы можем подраться, но в какое-то время он куда-то пропал, потерялся, ушел из боев, другим чем-то занимался, а я продолжал выступать. Но, знаете, мы встретились сейчас. Я бы сказал, что неизбежная встреча произошла (улыбается).

— Какие его бои вы смотрели?

— Да почти все. Я его знаю давно. Мы еще на любителях с ним выступали, по-моему, на одном турнире в Москве, но в разных весовых категориях. Я-то его давно знаю, и в профессионалы я перешел раньше, чем он. Когда он перешел в профессионалы, я уже был более матерым бойцом, на хорошем счету. Я так за ним следил, потому что какое-то взаимоуважение друг другу выражали. Плюс у нас похожая техника: мы оба по рукопашке выступали, с разворота любим бить. Но, как он сказал вам, у него техника лучше (улыбается). Поэтому... У нас она похожа, но у него она лучше (улыбается).

— Можете назвать Гусейнова одним из лучших средневесов России?

— Ну, однозначно он таким является. Почему? Не в обиду молодым, но все-таки... Что такое профессиональный спорт? Это медийная составляющая, это опыт выступлений, это зрелищность бойца. И в этих аспектах Гусейнов неплохо проявлял себя, согласитесь? Давайте вспомним его бой, когда он нокаутировал действующего чемпиона лиги Fight Nights в полутяжелом весе иранца Хасана Юсефи (бой состоялся в 2017 году. — Прим. «СЭ»). Может быть, кто-то со мной не согласится, но я считаю его одним из лучших средневесов России. Уж точно один из самых зрелищных средневесов. Да, его побеждали, но в основном залеживали или тактически переигрывали. Но шанс панчера всегда остается, согласитесь?

— И вы, и Артур дрались с Марсио Сантосом. По ощущениям, Гусейнов более опасный соперник, чем бразилец?

— Смотря с чем сравнивать опасность. Просто когда я дрался с Сантосом, я с ним дрался эмоционально очень уставшим. И это для меня был первый такой опыт — перед моим боем дрались мои ребята. Вот так вот сложилось. Я никого не виню, тогда я вот так вот отработал. Единственный минус в бою с Марсио Сантосом — это тот факт, что я его не финишировал. Вот и все.

Все-таки, как мне кажется, для меня опаснее Гусейнов. Он более взрывной, может нокаутировать. Марсио Сантос не является опасным бойцом. Он терпеливый, но у него нет нокаутирующего удара. Он не может срубить с одного удара, у него нет каких-то вертушек. Да, он настырный, с крепкой головой, он будет прижимать к сетке, пытаться забороть. А если у него этого не получится, то, по сути, он уже ничем не будет опасен. Он никому серьезного урона не наносил в ударной технике, согласитесь?

Артур все-таки может выкинуть какую-нибудь вертушку, удар с ноги — в печень, в голову. У него взрывные удары руками, а так можно и в нокаут улететь. Он однозначно опасный боец.

— Можно сказать, что как раз таки неожиданные удары Гусейнова — это его сильная сторона?

— Природная составляющая — это его сильная сторона. Все-таки он взрывной от природы. Он имеет хороший взрыв. Оттого что он имеет хорошую взрывную силу, у него получается наносить хорошие удары. Плюс у него довольно неплохая гибкость — хорошо машет ногами. Наносит быстрые, хлесткие удары ногами. Вот и все. Есть свои плюсы, а также минусы.

— Что могли бы сказать по поводу его последнего боя против Марсио Сантоса? Вы согласны с судейским решением (поединок прошел в конце августа и завершился вничью. — Прим. «СЭ»)?

— Сложно сказать. Это, наверное, какое-то политическое решение. Артур не был готов к этому бою (Гусейнов вышел на бой на двухдневном уведомлении. — Прим. «СЭ»). Марсио тоже, можно сказать, не был готов. Потому что если он готов, то он делает вес (изначально Сантос должен был драться с Фаридуном Одиловым в среднем весе, но после падения с трапа самолета заявил, что сможет выступить только в полутяжелом весе — так его соперником стал Гусейнов. — Прим. «СЭ»). А так они подрались интересно. В целом, наверное, закономерный итог.

— Кто лучше наносит бэкфисты — вы или Гусейнов?

— Ну вот мы это и выясним 17 октября (улыбается). Каждый по-своему их наносит. Но если взять статистику, то нокаутов с бэкфиста у меня больше. У меня и боев раза в два, наверное, больше, чем у него.

— Александр Емельяненко заявил о готовности подраться и побить брата Федора. Ваша реакция?

— Знаете, если честно, то вообще никакая. Почему? Илья Андреев (шеф отдела единоборств «СЭ». — Прим. «СЭ») мне скинул этот подкаст, даже тайм-код прислал. Я попробовал посмотреть, но, блин, мне стало как-то даже не очень приятно это смотреть. Не в обиду никому, но мне вообще не понравилось. Я даже и не стал ждать момента, где он говорит про Федора. Вот я слышал, что он об этом сказал, но я не смог себя пересилить и посмотреть. Поэтому я не знаю, что тут можно комментировать. И для чего вообще? Кому интересно, что он смог или не смог бы? Считаю, что неправильно такие разговоры вести.

— Публика жестко критикует Александра — люди даже говорят, что этими словами про брата он позорит русский народ. Вы разделяете такое мнение?

— Я бы не стал здесь цеплять народ, национальность и другие моменты. То, что это не очень красивое поведение... Опять же, здесь у кого какая правда. Мы же не все знаем об их отношениях, правильно? Поэтому, как мне кажется, так публично... Это их личное дело. Надо его лично решать. Зачем выносить на публику? Зачем сидеть и говорить: «Я бы побил его»? Тем более тут родная кровь... Для чего? Я не понимаю. Может быть, кто-то к этому и нормально относится, но мне этого не понять. Я так воспитан, что мне этого не понять, я этого не разделяю.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
7
Офсайд