19:30 16 марта | Футбол — РПЛ
Газета № 7876, 18.03.2019

Почему у Игнатьева не получится "трюк Зинченко"

Иван Игнатьев. Фото ФК "Краснодар" Сергей Галицкий. Фото Виталий Тимкив
Иван Игнатьев. Фото ФК "Краснодар"
Кому будет нужен форвард "быков" через 3,5 года игры в ФНЛ?

Константин Алексеев

20-летний Иван Игнатьев прилично всколыхнул футбольную Россию. Не как Кокорин с Мамаевым, конечно, или Глушаков с его лайком и бракоразводным процессом, но ситуация все равно получила большой резонанс.

Если в историях с более известными футболистами общественность тут же начала прессовать игроков, то в случае с переводом молодого "быка" во вторую команду народ мечется. Выступит главный тренер "Краснодара" Мурад Мусаев с критикой воспитанника академии, тут же раздается гул: да что себе позволяет нападающий? Ответит Игнатьев – и реакция прямо противоположная: почему своего ценят в десять раз дешевле сидящего на скамейке легионера?

Все верно, поскольку тут, на мой взгляд, своя правда есть у обеих сторон.

Правда Галицкого

Разве сложно понять владельца "Краснодара" Сергея Галицкого? Он вложил огромную сумму в постройку шикарной академии не для того, чтобы собственные воспитанники затем ему "фигвамы" рисовали. Владельцу клуба не так уж просто – он продал свою ретейлинговую империю, дававшую подпитку банковскому счету. Плюс на "быков" давит финансовый фэйр-плей УЕФА.

Понятно, что хочется максимально сэкономить там, где только возможно. Реально это сделать на Скопинцеве или Фьолусоне? Крайне проблематично, ведь при нерыночном предложении они просто-напросто выберут другие варианты. А вот на своих воспитанников давить гораздо проще, ведь от долгосрочного контракта не так просто убежать.

Это ведь не ноу-хау "быков", на выпускниках пытаются сэкономить все. Пусть, скажем, Игнатьев поинтересуется у лучшего бомбардира премьер-лиги Чалова, на каких условиях он продлил соглашение с ЦСКА в январе нынешнего года. Или поговорит с Головиным. В этих случаях речь даже близко не идет о сумме, скажем, в миллион евро в год, о которой грезит молодой форвард "Краснодара". Что уж заикаться о менее звездных выпускниках армейской школы.

Или вспомните, сколько спартаковцев со скандалом уходили из клуба, обвиняя красно-белых в пренебрежении к воспитанникам школы: Сычев, Торбинский, Погребняк... Список можно составить длинный. Да и сейчас мало кто из молодежи Тарасовки купается в роскоши.

А в том же "Динамо" даже во времена Кураньи и Вальбуэны подраставшие Зобнин, Морозов, Ташаев, Живоглядов могли только мечтать о том предложении, которое Галицкий сделал Игнатьеву. Так что распространенное в народе мнение, что в топ-клубах дублеры получают миллионы рублей в месяц, далеко от реалий.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Когда выпал снежок ❄️ 😇#happymoments

Публикация от Ivan Ignatev (@ignatev1013) 27 Фев 2019 в 7:25 PST

 

Правда Игнатьева

Но трудно ли понять эмоции Игнатьева? Конечно, нет. Любому бы стало обидно, если бы сидящие на скамейке запасных иностранцы и российские воспитанники других клубов получали гораздо больше, чем коренные "быки", выходящие в стартовом составе и приносящие реальную пользу.

Форвард вполне может чувствовать неуважение к себе, когда его работу оценивают в десятки раз дешевле партнеров. К своим 20 годам Иван сыграл уже под тридцать матчей на высшем уровне, забил девять голов. Для начала – вполне серьезные показатели. А уж на фоне сверстников он вообще топ. За один только 2017-й год оформил пять покеров: по два в первенстве дублеров и в юношеской лиге УЕФА (один из них – пента-трик), плюс один за молодежную сборную страны. Игнатьев вслед за Чаловым – главная надежда России в атаке в следующем десятилетии.

Смолову уже 29, Дзюбе – 30, перспективы Кокорина в густом тумане, а за ними следует провал из пары поколений. Игнатьеву хочется, чтобы его статусу соответствовало состояние банковского счета. Его явно не согревает мысль оказаться в "клетке" до 25 лет, при том, что она, по представлениям футболиста, совершенно не "золотая" и даже не "серебряная", а какая-то среднестатистическая. Усредненный подход Галицкого к воспитанникам вполне логично не нравится самым талантливым из них.

Хотя не сказать, что в Краснодаре так уж бойко подрастает юная поросль. В том же "Спартаке", скажем, за последние полтора года в премьер-лиге дебютировали Максименко, Рассказов, Ломовицкий, Игнатов. Формально можно добавить и Гулиева, также закончившего школу красно-белых. У "быков" в стартовом составе никто так и не появился, лишь по паре раз вышли на замену Уткин с Голубевым, а Сафонов, Сулейманов и Игнатьев впервые сыграли за основу еще в 2017-м. Теперь есть риск потерять одного из этого трио, при том, что второй – Сулейманов – пока новый договор тоже не подписал.

По стратегии Галицкого "одиннадцать воспитанников на поле" может быть нанесен мощный удар. Есть ощущение, что со своими ребятами можно работать несколько гибче и деликатнее. Не заискивать, конечно, но и не бить наотмашь ультиматумами. Это задача спортивного директора – так выстроить диалог с футболистом, чтобы он не был шокирован в момент предложения нового контракта.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Открой двери, и все змеи , как кобры лезут на шелест👣

Публикация от Ivan Ignatev (@ignatev1013) 18 Фев 2019 в 2:10 PST

 

Правда наблюдателя

Чувства Игнатьева понятны, вот только к делу их не пришьешь. Надеюсь, у футболиста есть хоть какой-то план, но пока создается впечатление, что у Ивана на руках нет ни одного козыря и он просто блефует. Уж ответить в стиле Шапи "я подумаю", не загоняя одним махом ситуацию в тупик, ему точно никто не мешал.

При этом после недели размышлений, когда можно было в спокойной обстановке просчитать ходы, форвард еще и начал давать такие интервью, которые только ухудшают ситуацию и сжигают мосты.

Может за ним стоит какой-то могущественный агент, который уже знает выход из положения? В прессе очень много говорится о роли Алана Агузарова в сложившейся ситуации. Сам агент отказался от дополнительных комментариев, заметив, что добавить к словам, опубликованным в "СЭ", пока нечего. Напомним, что тогда Агузаров сказал: "Со мной у Игнатьева никаких бумаг нет, просто общение".

Я навел справки по этому поводу в окружении футболиста. Все указывает на то, что слухи действительно преувеличены. Машину Игнатьеву якобы не дарили, он сам скопил на нее за счет премиальных, бонусов и зарплаты. Ее стоимость меньше 3,5 миллиона рублей. Не было и 10 миллионов рублей агентству Германа Ткаченко, ранее занимавшемуся делами нападающего – просто контакт между сторонами закончился. И, самое важное, никто не обещает игроку какой-то переход летом или следующей зимой.

А если так, то демарш футболиста выглядит совершенно неразумным. Игнатьев так сильно хочет 3,5 года играть в ФНЛ или дубле за 300 тысяч рублей в месяц? И рассчитывает там так прибавить, что потом его забросают миллионными предложениями? Или он знает какой-то маневр для перехода в другой клуб? Может уповает на переход по истечении "защищенного периода" – трех лет договора? Полтора уже прошло, осталось еще столько же. Поэтому Галицкий и торопился с предложением, ведь летом от защищенного периода остается всего год?

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ADIOS, MARBELLA🤙🏻

Публикация от Ivan Ignatev (@ignatev1013) 7 Фев 2019 в 2:12 PST

 

Правда юриста

За консультацией я обратился к известному спортивному юристу Михаилу Прокопцу.

– Давайте встанем на сторону молодого футболиста, которого не устраивает предложение клуба по продлению контракта. Что он может предпринять? Дожидаться полтора года окончания "защищенного периода" и уходить за копеечную сумму его суммарного дохода?

– Не все так просто. Решение будут принимать по регламенту РФС, при расчете компенсации учтут остаточную стоимость контракта футболиста, затраты, которые понес клуб на его воспитание, приобретение, выплату зарплаты. При этом, например, в схожем случае с Александром Зинченко ФИФА рассчитало компенсацию в виде средней зарплаты футболиста в "Шахтере" и "Уфе". В Донецке было условно 300 долларов в месяц, в российском клубе стали платить условно 11 тысяч евро. В итоге в ФИФА присудили выплату компенсации из расчета примерно 10 тысяч евро в месяц. Понятно, что клуб не может рассчитывать на огромные суммы компенсации, если платил игроку копейки. Но есть нюанс: в договоре может быть указана фиксированная сумма за одностороннее расторжение, так называемые заранее оцененные убытки. Если у молодого футболиста, о котором вы говорите, она есть, то ее придется выплатить.

– По поводу Игнатьева говорят, что у него прописана сумма выкупа 20 миллионов евро. Это и есть то, о чем вы говорите?

– Нет, сумма выкупа – одно, а компенсация за одностороннее расторжение контракта – другое. Всегда нужно смотреть договор конкретного футболиста. Возможно, у того же Игнатьева не прописаны эти заранее оцененные убытки, или они невелики, но очень часто они равны сумме выкупа.

– Поначалу говорили, что у Игнатьева осталось 2,5 года пятилетнего контракта. Тогда бы получалось, что он его заключил в 17 лет. А в регламенте ФИФА по статусу и переходам футболистов есть запрет на подписание соглашений дольше трех лет с игроками, не достигшими 18-летнего возраста. Это могло бы стать причиной для разрыва договора?

– Я с такими случаями еще не сталкивался, трудно сразу дать однозначный ответ. Но мой опыт подсказывает, что футболисту будет трудно опираться на этот аргумент. По российским законам таких ограничений нет, а в регламенте ФИФА одна из ремарок в преамбуле гласит: многие нормы действуют, если не противоречат национальному праву. В нашем случае законодательство РФ не запрещает заключение таких договоров.

– Хорошо, предположим, что у футболиста неподъемная сумма компенсации при разрыве контракта после истечения "защищенного периода", но он не хочет 3,5 года сидеть во второй команде. Может он найти какую-то лазейку в действующем контракте, чтобы уйти в другой клуб?

– Как сказал мне как-то швейцарский коллега в ФИФА: "Если вы задаете мне такие вопросы, то где мой гонорар за консультацию?". Конечно, в первую очередь надо смотреть контракт, что в нем прописано. Но вообще в футболе во главу угла ставится стабильность трудовых договоров. Есть соглашение, и игрок, и клуб должны его уважать, иначе начнется вакханалия. При расторжении в одностороннем порядке существуют три вида наказаний. Первый: спортивные санкции к футболисту – дисквалификация на срок 4-6 месяцев. Второй: к следующему клубу – запрет на регистрацию новых игроков в течение двух трансферных "окон". Третий: финансовая компенсация пострадавшей стороне. Если кто-то готов к подобному, то может пробовать расторгнуть договор.

– Но вы же, например, помогли избежать серьезных санкций Зинченко, хотя у него действовал договор с "Шахтером".

– Юристы постарались.

– Вас можно только поздравить, но хотелось бы узнать алгоритм.

– Там все же была другая ситуация. Начнем с того, почему российский клуб избежал санкций. Удалось убедить судей, что "Уфа" не играла никакой роли при решении футболиста покинуть "Шахтер". Он побывал на просмотре в "Рубине", еще где-то, прежде чем оказался в "Уфе". Что касается дисквалификации самого Зинченко, то мы постарались найти аргументы. В частности, указывали, что на Юго-Востоке Украины начались боевые действия, выполнение профессиональных обязанностей было сопряжено с риском. В итоге все обошлось не очень крупной финансовой компенсацией "Шахтеру", если я правильно помню, 11-12 тыс долларов. Но в случае с Игнатьевым такое развитие событий в случае разрыва контракта представляется крайне маловероятным.

 

Газета № 7876, 18.03.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ