14:45 20 октября 2018 | Футбол — РПЛ
Газета № 7766, 22.10.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «"Мамаев купил стиральный порошок. Кокорин получил первые передачи"»

"Мамаев купил стиральный порошок. Кокорин получил первые передачи". Жизнь футболистов в СИЗО

Александр Кокорин и Павел Мамаев. Фото "СЭ"
Александр Кокорин и Павел Мамаев. Фото "СЭ"
Ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы Иван Мельников рассказал в интервью "СЭ", как форвард "Зенита" Александр Кокорин и полузащитник "Краснодара" Павел Мамаев живут в СИЗО.

"В "Бутырке" бывают проблемы с доставкой продуктов и товаров"

– Как футболисты отреагировали на то, что апелляцию на арест не удовлетворили? Ваш коллега Павел Пятницкий рассказывал, что Кокорин подавлен.

– Футьолисты по-прежнему раскаиваются в содеянном. Видны их переживания, они хотели бы, чтобы была изменена мера пресечения. Никому не желают оказаться в такой ситуации. Признание вины – крайне важно. Это шаг на пути к исправлению. Соглашусь, Александр действительно сильно переживает. Тем более, недалеко от него находится его младший брат – за него тоже очень переживает. Самочувствие у Александра, может быть, не очень. Ведь находиться там – большой стресс.

– Кокорин не получил еще передач?

– Александр уже получил первые передачи. И у его брата тоже есть передачи.

– У заключенных есть лицевой счет, который могут пополнять родственники или друзья. Как им пользоваться?

– Такой счёт очень долго открывать – может потребоваться до двух недель. Потому должен прийти бухгалтер, все показать, объяснить. И деньги могут идти долго. Поэтому сейчас тяжело утверждать – отправляли деньги Кокорину или нет. Это могут рассказать родственники.

– Что можно купить в камере? Там есть меню?

– Есть списки, где указаны продукты питания, средства личной гигиены, элементарные вещи вроде носков. Павел Мамаев буквально недавно получил свои первые покупки: стиральный порошок, тазик. Что-то дополнительно из продуктов питания. Хотя их и так достаточно, ведь он получил передачи от родственников.

– Какие цены в СИЗО? Сколько стоит порошок?

– Чуть выше, чем в сетевых магазинах. К тому же в некоторых СИЗО есть несколько видов на выбор. Порошки закупаются СГУП – специализированным государственным унитарным предприятием, оно организуют продажу и доставку продуктов. Конечно, есть вопросы по ценообразованию. Какие-то вещи могли бы стоить подешевле. Периодически к нам обращаются с жалобами по поводу завышенных цен. Мы находимся в постоянном диалоге со СГУП, они рассматривают все обращения. Думаю, у Кокорина и Мамаева таких проблем нет и, надеюсь, в ближайшее время не будет. В любом случае, есть возможность заказывать, не выходя из камеры.

– Долго ждать доставку?

– Когда как. В некоторых изоляторах быстро приносят, в некоторых – долго. В "Бутырке" бывают проблемы с доставкой продуктов и товаров. Приходят к нам обращения, что вовремя не были доставлены продукты питания.

– Как сделать заказ?

– Пишется заявление, оно передается сотруднику СИЗО, который отдает его в магазин. Точно такие же заявления на пишутся и на другое – на занятия в спортзале, к примеру.

19 октября. Москва. Мосгорсуд. Рассмотрение апелляции на заключение под стражу Павла Мамаева.

"Они поддерживают форму на турниках во время прогулок"

– Кокорин и Мамаев подали заявление для посещения зала. Когда они смогут туда пойти?

– В самое ближайшее время. Мамаев очень надеется, что его выведут в зал уже в понедельник. Павел уже был в храме. Его дело рассматривалось первым, а потом было время, и его отвели в храм. У Кокорина пока такой возможности не было.

– В тренажерном зале они не смогут пересекаться друг с другом?

– Ни в коем случае. Их выводят по расписанию, строго выводят так, чтобы одновременно на занимались в зале те, кто проходит по одному делу.

– Как зал оснащен?

– Оборудование несовременное. Там есть теннисный стол, есть тренажер для становой тяги, скамейка для жима лежа, гантели, гири. Зал небольшой, в принципе – это камера, которая переделана в тренажерный зал.

– В зале при этом будут и другие обвиняемые и заключенные?

– Конечно, но не проходящие по одному делу. Я хотел бы обратить внимание на то, как ребята сейчас занимаются спортом. В прогулочных двориках есть турники, там они занимаются. Ну и в целом стараются поддерживать форму.

– Что можете сказать о питании в СИЗО, о его качестве?

– Через московские следственные изоляторы ежегодно проходят сто тысяч заключенных. Качество питания оставляет желать лучшего. Часто это зависит от поваров, от начальника учреждения. В некоторых изоляторах уровень питания заметно выше – в том же четвертом СИЗО. В "Бутырке" бывают жалобы на питание. Вот в изоляторах временного содержания МВД предоставляют готовые обеды. А здесь все делают на кухне, и расчет по затратам на еду для каждого заключенного очень небольшой. Бывает, что мяса нет с капустой, хотя по закону должно быть. Мы проверяем периодически, пишем замечания по качеству питания. Откровенно говоря – могло быть и хуже. Но все равно все едят. Павел Мамаев уже говорил, что понимает – тут не курорт. Надо отметить, что можно заказывать обеды в камеру.

– Что вы имеете в виду?

– Родные и близкие могут заказать обеды заключенным. И не только они. Стоит зарегистрироваться в интернете, выбрать заключенного и заказать обед.

– Их будут готовить не в тюрьме?

– Да, и по качеству питания они на порядок выше. Думаю, что сейчас ребята освоятся в этом вопросе, и будут получать обеды. Из питания в СИЗО им понравилась рисовая каша.

"После ремонта в камерах телевизор прекрасно показывает"

– Какие у футболистов камеры?

– Кокорин и Мамаев находятся не в спецблоке, это отдельные камеры. Важно понять – там нет круглосуточного видеонаблюдения. Камеры достаточно комфортные. У Александра и Павла – современные. В качестве эксперимента несколько камер оборудовали видеосвязью. Сотрудник СИЗО, не заходя в камеру и не открывая кормушку, может связаться с заключенным и побеседовать. Камеры – двухместные, есть телевизор, туалет, холодильник. И Кокорин, и Мамаев, и брат Кокорина находятся не в четырехместных камерах, а в двухместных. Это очень-очень даже неплохо.

– Телевизор – хороший или старый?

– После ремонта телевизор прекрасно показывает. Есть возможность смотреть большое количество телепрограмм, в том числе – спортивных. Конечно, ребята интересуются спортом, смотрят матчи. Они благодарны тем футболистам, которые поддерживают их. Они следят за новостями о себе. Павел видел, что его поддерживают, и передавал футболистам привет. Он благодарен, что его не оставили. И Александр тоже благодарен за поддержку. Единственное – совсем скоро у него может поменяться сосед.

– Что случилось?

– Его сокамерник уедет во Владимирскую область. Он был объявлен в розыск в связи с отклонением от уплаты алиментов. Теперь его туда должны будут доставить, конвой его заберет. На все про все – не более месяца у сотрудников регионального управления федеральной службы исполнения наказаний. Поэтому скоро сокамерник поменяется.

– Как дела у брата Кокорина Кирилла?

– Он содержится в трехместной камере в отличие от ребят. Но в камере их там двое, хотя теоретически есть третья кровать, и кого-то туда могут подселить. Условия нормальные, как и у других камера после ремонта. У Кокорина свежий ремонт, а в камере у четвертого фигуранта дела – Александра Протасовицкого – прямо видно, что свежая покраска. Я еще интересовался, не мешает ли запах краски. Но он сказал, что все нормально. Открывают окна в случае необходимости – проветривают.

– Что еще можете сказать про Протасовицкого? Его явно обделяют вниманием.

– Он не просто их друг, но тоже футболист. Мы с ним и о футболе поговорили. Он тоже хочет форму поддерживать. Понятно, что звезды такого уровня, как Кокорин и Мамаев, его затмили, им не так интересуются. Но он тоже футболист, хочется тренироваться, поддерживать форму. Мы с коллегами рассказали ему о том, как он может попасть в спортзал и что нужно делать для этого. Он не знал, что можно записать заявление на имя следователя для разрешения на свидания. А у Александра трое детей. Главная мысль – увидеться с семьей.

Результаты опроса

214567 чел.

Кокорин и Мамаев в СИЗО. Справедливо?
58.8%
Да, ждем реального срока
23.9%
Да, но этого достаточно
5.6%
Нет, но клубы должны разорвать их контракты
11.6%
Нет, это перебор - они должны играть в футбол
Газета № 7766, 22.10.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ