20:12 15 февраля 2011 | Футбол

Нефутбольные войны

25 ноября 1999 года. Судейская комиссия осматривает стадион "Динамо" накануне матча Кубка УЕФА "Спартак" - "Лидс", который в итоге был перенесен в Софию. Фото Алексея ИВАНОВА, "СЭ" Фото "СЭ"
25 ноября 1999 года. Судейская комиссия осматривает стадион "Динамо" накануне матча Кубка УЕФА "Спартак" - "Лидс", который в итоге был перенесен в Софию. Фото Алексея ИВАНОВА, "СЭ" Фото "СЭ"

Ситуация, сложившаяся вокруг первого матча 1/16 финала Лиги Европы между "Рубином" и "Твенте", заставила "СЭ" вспомнить случаи переносов встреч еврокубков с участием российских клубов.

"Холодная война продолжается". Под таким заголовком вышел "СЭ" в далеком ноябре 1999 года, когда матч 1/16 финала Кубка УЕФА между "Спартаком" и "Лидсом" был перенесен на нейтральное поле в Болгарию. Все сомнительные решения УЕФА о переносах, переигровках и так далее Россия воспринимала как унижение. Сейчас, по прошествии времени самые яркие эпизоды футбольных войн можно вспомнить без лишних эмоций. А учитывая ситуацию, сложившуюся вокруг матча "Рубин" - "Твенте", повод самый что ни на есть подходящий!

ЭПИЗОД ПЕРВЫЙ: АРМЕЙСКИЙ (МИРНЫЙ)

16 сентября 1992 года последний чемпион СССР стартует в Кубке европейских чемпионов, который с группового этапа получал новое название - Лига чемпионов. Успешно преодолев 1/16 и 1/8 финала, где была бита "Барселона", армейцы становятся первым российским участником нового турнира.

Однако календарь составляется таким образом, что домашние матчи ЦСКА должен проводить 9 декабря, 3 марта и 7 апреля.

Становится ясно, что в Москве условия играть не позволят, и тогда, учитывая рекомендации УЕФА, принимается добровольное решение провести номинально домашние встречи в Германии, где поддержку армейцам мог обеспечить на тот момент еще внушительный контингент Западной группы войск.

9 декабря в Бохуме ЦСКА проигрывает "Рейнджерс" - 0:1. На матче присутствуют 16 тысяч военнослужащих. 3 марта 1993 года в Берлине на глазах у 12 500 зрителей армейцы играют вничью с "Марселем" - 1:1. 7 апреля там же, в немецкой столице, российский клуб уступает "Брюгге". 

С двумя очками ЦСКА заканчивает групповой этап на последнем месте.

ЭПИЗОД ВТОРОЙ: РАЗМЕРНЫЙ

30 сентября 1997  года. Ответный матч 1/32 Кубка УЕФА. "Спартак" на поле стадиона "Локомотив" принимает швейцарский "Сьон".

За 20 минут до планируемого начала матча президент швейцарского клуба Кристиан Константен, бывший некогда вратарем, выходит на поле и, как он потом сам скажет, по привычке протягивает руку к перекладине. Размер ворот кажется ему низким и он подает протест делегату УЕФА. Стартовый свисток задерживается на 25 минут, так как судья матча Клод Коломбо из Франции и делегат Паоло Казарин из Италии в присутствии двух капитанов -  Ивана Кентена и Сергея Горлуковича - производят замер ворот. После этого принимается решение все-таки провести матч, и он завершается ничьей 2:2. Результат москвичей полностью устраивает - в первой встрече благодаря голу Валерия Кечинова спартаковцы одержали победу со счетом 1:0.

На следующий день Константен объявляет о намерении подать протест. Становятся известны цифры, которые указал в своем докладе делегат. И одни, и вторые ворота по центру имели высоту 2.29 при норме в 2.44.

Швейцарцы требуют засчитать "Спартаку" техническое поражение. Среди других вариантов развития событий говорится также о возможном переносе игры на другое поле.

3 октября КДК УЕФА принимает решение аннулировать результат матча и переиграть встречу в Москве не позже 15 октября. Также "Спартак" оштрафован на 10 тысяч франков. Красно-белые решению подчиняются, швейцарцы недовольны и подают апелляцию, которая позже будет отклонена.

15 октября 1997 года на стадионе "Локомотив" при заполненных трибунах проводится переигровка. "Спартак" громит соперника со счетом 5:1, а грустные футболисты "Сьона" называют своего президента бараном.

ЭПИЗОД ТРЕТИЙ: МОРОЗНЫЙ

25 ноября 1999 года. В этот день на стадионе "Динамо" должен состояться первый матч 1/16 финала Кубка УЕФА "Спартак" - "Лидс".

За неделю до этого в Москву, чтобы ознакомиться с полем и условиями проживания, в составе шести человек приезжает делегация от английского клуба. Их встречают представители "Спартака". Гостям показывают "Лужники", "Динамо", а также приглашают в ресторан. От приглашения англичане вежливо отказываются и уезжают обратно на родину.

Через два дня красно-белые узнают, что "Лидс" направил жалобу в УЕФА на то, что в Москве плохо встретили его представителей и не показали того, что они просили показать. "Спартак" заявляет об обратном. Вскоре в Москву приходит факс из "Лидса", в котором говорится об отказе от любой помощи по организации приема английской делегации, прибывающей на матч.

24 ноября в Москву прибывает судейская бриагада во главе со шведом Андерсом Фриском. Арбитр интересуется прогнозом погоды и высказывает мнение, что в таких условиях играть нельзя.

Утром, осмотрев поле стадиона "Динамо", Фриск приходит к выводу, что оно непригодно для проведения матча. Решение о том, состоится ли встреча, переносится на 13:00, а арбитры и делегат едут в "Лужники". "Спартак" дает гарантии, что к пятнице лужниковский газон будет готов к проведению встречи

В 13:00 проводится совещание, по итогам которого принято решение, что матч не состоится ни на "Динамо", ни в "Лужниках". Игра будет проведена на следующей неделе на нейтральном поле.

УЕФА остановит свой выбор на софийском стадионе имени Георгия Аспарухова. Там, в присутствии 5 тысяч зрителей, 2 декабря 1999 года "Спартак" одержит победу со счетом 2:1.

ЭПИЗОД ЧЕТВЕРТЫЙ: КОНТРТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ

13 сентября 2001 года "Анжи" должна была дебютировать в Кубке УЕФА, приняв в первом матче 1/64 финала шотландский "Рейнджерс" из Глазго.

Сразу после объявления результатов жеребьевки клуб из Глазго, чьим главным тренером был Дик Адвокат, высказывает озабоченность в связи с ситуацией на Северном Кавказе. Британский МИД из соображений безопасности рекомендует перенести игру на нейтральное поле. Шотландские газеты ежедневно публикуют информацию о взрывах и захватах заложников в Махачкале. 

 Российская сторона предоставляет необходимые гарантии безопасности, и 31 августа УЕФА подтверждает, что поединок пройдет 13 сентября в Махачкале. При этом "Анжи" рекомендовано заявить запасное поле в Москве, и 5 сентября махачкалинцы указывают в качестве резервного стадиона московскую арену "Локомотив".

10 сентября, несмотря на протест "Рейнджерс", УЕФА подтверждает срок и место проведения встречи.

11 сентября УЕФА распространяет официальное заявление, что просьба "Рейнджерс" о переносе игры на другой стадион отклонена. Шотландцы грозятся отказом от поездки и обращаются в Высший арбитражный спортивный суд в Лозанне. "В Махачкалу мы не полетим ни при каких обстоятельствах", - говорится на официальном сайте клуба.

12 сентября суд отклонил апелляцию "Рейнджерс". Решение фактически означает, что "Рейнджерс" грозит исключение из турнира.

В этот же день, в знак солидарности с жертвами террористических атак в Нью-Йорке, УЕФА переносит все матчи еврокубков. "Это означает, что у "Рейнджерс" появилось время на разрешение сложившейся ситуации", - говорится в заявлении шотландского клуба.

14 сентября "Рейнджерс" заказывает авиабилеты в Махачкалу на матч с "Анжи", который теперь должен состояться 20 сентября.

18 сентября УЕФА неожиданно принимает решение, что матч пройдет в четверг, 27 сентября, в Варшаве на стадионе "Легия". Все расходы по организации матча европейский футбольный союз берет на себя. Распространяется следующее заявление: "С учетом ситуации, сложившейся в течение последних 24 часов на границе между Чечней и Дагестаном, а также аннулированием страховки, предоставленной ранее "Рейнджерс", поединок Кубка УЕФА "Анжи" - "Рейнджерс" будет состоять из одного матча и пройдет на нейтральном поле".

Руководство РФС призывает подчиниться решению УЕФА.

27 сентября в Варшаве "Рейнджерс" одерживает победу над "Анжи" со счетом 1:0.

Дмитрий ЗЕЛЕНОВ

Материалы других СМИ