29 апреля 2011

29 апреля 2011 | Фигурное катание

ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

ЧЕМПИОНАТ МИРА

Артур ГАЧИНСКИЙ: "ПОВЕШУ МЕДАЛЬ НА СТЕНУ И БУДУ ЛЮБОВАТЬСЯ"

Екатерина КУЛИНИЧЕВА

из "Мегаспорта"

- Перед произвольной программой вам пришлось справляться с огромным давлением. Что чувствовали, выходя на лед? - вопрос 17-летнему бронзовому призеру чемпионата мира.

- Я немного нервничал сначала, но в конце концов все волнение ушло. Когда выходил на лед, был абсолютно спокоен и готов к работе. У меня была конкретная задача - справиться с произвольной программой. И это удалось. Считаю, этот успех - результат той огромной работы, которую мы с Алексеем Николаевичем Мишиным проделали после чемпионата Европы.

- Всем довольны в произвольной программе? Или есть то, что хотелось бы сделать лучше?

- Единственное - получше бы сделать первый тройной аксель. Хотел прицепить к нему тройной тулуп и немного не справился. А в целом откатался хорошо, чему очень рад.

- Вы рассказали о своих эмоциях до и во время проката. А что чувствуете сейчас, уже имея бронзу чемпионата мира?

- Восторг. Больше ничего не чувствую.

- Не было искушения включить в произвольную второй четверной?

- Было, и очень сильное. Думал либо о риттбергере, либо о тулупе. Но в итоге решил оставить все, как есть.

- В концовке программы вы позволили себе как никогда бурные эмоции…

- Держался до того момента, пока не закончатся прыжки и другие сложные элементы, чтобы ничего не сорвать. А потом смело дал волю эмоциям.

- Не боялись переборщить и оступиться, что называется на ровном месте?

- Нет, не боялся. Ноги двигались правильно, словно сами собой, а я тем временем был весь в эмоциях.

- Довольны тем, как зрители приняли вашу программу?

- Да. Здесь публика великолепна, хлопали, поддерживали. Особенно это чувствовалось в середине программы. Такая поддержка меня завела, и я продолжил кататься, забыв об усталости. Сказывается долгий сезон, так что в какой-то момент кататься было тяжеловато.

- Мишин после вашего выступления попросил прессу подождать с интервью и отправился смотреть выступление оставшихся фигуристов. Вы принципиально не стали этого делать?

- Да. Не люблю смотреть, как катаются другие. Мне важнее конечный результат. А для собственного развития я потом посмотрю в протоколы, кто что и как сделал. Оттуда и буду отталкиваться, чего мне не хватает.

- Что случилось с коньком Такахаси, также не видели?

- Нет. Но в любом случае сочувствую ему и желаю удачи. Это очень обидно.

- Что делали в то время, когда произвольные программы представляли катавшиеся после вас конкуренты?

- Пошел в раздевалку отдыхать.

- От кого узнали, что вы - третий?

- Вышел в зону для спортсменов попить водички и увидел, что результаты уже есть.

- Где будете хранить свою медаль?

- Повешу на стену и буду любоваться.

- Номер для показательных выступлений заранее продумывали?

- Если честно - нет. Разве что в глубине души. Теперь будем думать, что исполнить.

- После короткой программы вы обмолвились, что медали обязательно будут. Откуда была такая уверенность?

- (Смеется.) На самом деле я говорил о будущем. Никак не думал, что это случится так скоро.

- Удалось ли спокойно провести вечер, ночь и день после короткой программы?

- Да, ночью перед произвольной я прекрасно спал, очень крепко. Никакого особенного настроя не было. Сходил к друзьям - Никите Кацалапову и Дмитрию Соловьеву, они оценили мое выступление в короткой программе. Посмотрел до конца соревнования пар, потом дождался повтора, чтобы со стороны взглянуть на собственное выступление, и лег спать.

- И какую оценку дали коллеги-фигуристы?

- Им очень понравилось. Только насчет тройного риттбергера, на котором вчера вышла помарка, сказали: какой же ты глупый.

Прямой эфир
Прямой эфир