1 августа 2008

1 августа 2008 | Олимпиада

ОЛИМПИЗМ

До открытия ОЛИМПИАДЫ-2008 - 7 дней

НА ЧЕМОДАНАХ

ЗАПОЗДАЛОЕ ПОКАЯНИЕ

Лев РОССОШИК

Грядущее пекинское столпотворение станет для меня уже девятым олимпийским форумом, который посчастливилось освещать. Из восьми предыдущих выделяю два - Игры в Москве, что естественно, и еще в Сеуле.

Двадцать лет прошло с памятной командировки в столицу Кореи, а все происходившее там забыть невозможно. Не поверите, но до сих пор помню даже, как по-корейски будет 1503 - "тён обек сам". Это номер моей квартиры на 15-м этаже многоэтажки в Олимпийской деревне, в которой прожил три олимпийские недели.

Вспоминается корейское путешествие еще и потому, что даже сегодня, спустя столько лет, чуть ли не ежедневно что-то да напоминает о нем.

Недавно перед переездом на новую квартиру я обнаружил несколько слайдов с замечательной командой рапиристов, выигравшей тогда, в Сеуле, олимпийское золото, - Романьков, Мамедов, Апциаури, Корецкий, Ибрагимов. За несколько дней до этого во время командировки в Киев на чемпионат Европы по фехтованию услышал печальную весть: скончался выдающийся белорусский тренер Эрнест Асиевский, с которым мы в Сеуле делили кров в Олимпийской деревне. А еще чуть раньше неожиданно раскопал в своих редакционных архивах две олимпийские аккредитационные карточки Сеула. Да-да, я не ошибся, именно две карточки. И обе - стопроцентно подлинные!

Как же это возможно, если Олимпийская хартия что-либо подобное категорически запрещает? Каюсь, два десятка лет назад вынужден был пойти на такое вот "преступление". А все потому, что число аккредитаций, выделенных редакции "Советского спорта", где я тогда работал, было ограничено. Наша самая крупная в стране (да и в мире, наверное) спортивная газета направила в Сеул всего трех корреспондентов, еще один - Михаил Азерный из Свердловска - приехал в Корею в составе журналистской тургруппы. Но все равно для освещения столь крупного соревнования этого было явно недостаточно.

Я же был оформлен переводчиком при сборной фехтовальщиков. Преимуществ была масса: никому из коллег ни до, ни после не доводилось жить в Олимпийской деревне. Заходить в обитель олимпийцев приходилось, но только в так называемую интернациональную зону. Проходить же в жилые корпуса журналисты не могли. Я же как член делегации ходил куда хотел, потому что жил по соседству со спортсменами - в доме для так называемого вспомогательного персонала - и пользовался теми же правами, что и остальные обитатели деревни.

Короче, как сейчас любят говорить, сплошной эксклюзив был газете обеспечен. Но у всего этого была и оборотная сторона: по аккредитации F с определенной пиктограммой я мог посещать только данный вид спорта. В моем случае - фехтовальный турнир: проход на другие олимпийские арены был для вашего покорного слуги закрыт. Вот тогда-то мы и решили получить еще и журналистскую аккредитацию. Как? Требовалось всего-навсего обмануть компьютер, в то время еще не настолько совершенный, как сейчас.

Дело в том, что в моей фамилии буква "ш" по-французски (а персональные данные в загранпаспортах в те годы почему-то писали на французский манер) выглядела как "ch", а в английском написании как "sh". Уловка сработала, и я стал обладателем сразу двух олимпийских документов. Теперь, подходя к Олимпийской деревне, я надевал карточку члена делегации, а за ее пределами - журналистскую.

За все происшедшее двадцать лет назад приношу извинения МОК и корейским организаторам. Но, в конце концов, срок давности даже за более тяжкие "преступления" давно истек...

Очень скоро выяснилось, что в нашей многоэтажке был всего один телефонный аппарат - в вестибюле первого этажа. Да и тот после передачи первого же репортажа с церемонии открытия (а мне довелось пройти по стадиону в составе советской делегации) исчез. И никто не мог объяснить, что же произошло.

Наверное, переводчики у корейцев были неважные. Дело в том, что в момент, когда я диктовал в Москву материал об открытии Игр, какой-то солидный (в смысле крупный, что для местного люда редкость) кореец положил рядом с телефонным аппаратом диктофон - и записал все, что я говорил. Я же не скупился на похвалу организаторам Игр, повторял, как все в Сеуле здорово и неповторимо. Да после такого, казалось, корейцы должны были поставить мне персональный телефон! А вместо этого аппарат исчез навсегда.

Куда-то испарился и тот громила-кореец. Я столкнулся с ним дней через десять и выдал на русском такую непереводимую тираду, что мой "собеседник", ничего, естественно, не поняв, решил побыстрее ретироваться.

Репортажи в редакцию диктовал отныне либо из пресс-центра, либо из расположенной неподалеку квартиры в журналистской деревне, которую делили командированные в Сеул от газеты Владимир Гескин и Игорь Образцов.

А рассказывать, надо признаться, было о чем. Потому что более медаленосных Игр и припомнить невозможно - московские по известным причинам не в счет. И 55 золотых медалей советских спортсменов тому подтверждение. Навсегда запомнилась и взлелеянная главным редактором "Сов. спорта" (он тоже присутствовал в Сеуле, только не передал в редакцию ни строчки, хотя его фамилию непременно писали рядом с нашими) шапка к итоговым материалам из корейской столицы: "Вот такой бы урожай и на других полях!" Многие, наверное, помнят, какое это было время - 1988 год и какие проблемы испытывало отечественное сельское хозяйство.

Ничего подобного на сей раз не случится. И потому, что с урожаями на российских полях сейчас все иначе, и газета другая, в которой на политические заголовки (равно как и материалы) наложено табу. Но прежде всего потому, что выиграть такое количество высших наград россиянам будет не под силу.

Кстати, подсчитано, что на двух предыдущих Олимпиадах, проходивших в Азии - в 1964-м в Токио и в 1988-м в Сеуле, - сборная СССР доминировала как по сумме завоеванных золотых медалей, так и по общему их числу - соответственно 85 (30+55) и 228 (96+132). В Китае выиграть, увы, не получится. Скорее всего, будем третьими вслед за Китаем и США.

Ставлю их именно в таком порядке, ибо убежден, что у себя дома китайцы просто не могут проиграть. Тем более американцам. Не сомневался в этом с самого того памятного дня 13 июля 2001 года, когда в московском Центре международной торговли члены МОК, исполнив волю своего уходившего от дел многолетнего президента Хуана Антонио Самаранча, отдали свои голоса китайской столице. Более того, уверен, что при высочайшем уровне достижений традиционной китайской медицины и фармакологии хозяева Игр уже давно выискали некое средство (а может, и не одно), неуловимое при антидопинговых проверках, но позволяющее атлетам в конкретных видах спорта достигать невиданных доселе результатов.

Иными словами, следует ждать от китайцев побед в видах спорта, в которых они прежде даже не приближались не просто к вершинам, а даже не были и на подступах к ним. Вспомните хотя бы сенсационную победу китайской теннисной пары в женском турнире Игр в Афинах. Кто-нибудь из вас помнит имена олимпийских чемпионок? Я-то точно нет. Потому что ни до, ни после того невероятного успеха они никаких серьезных турниров не выигрывали.

На стороне хозяев будет, кроме уже сказанного, не только многоголосая поддержка соотечественников, но - этот фактор мне представляется важнейшим - и погодные условия (40-градусная жара при стопроцентной влажности), к которым зарубежным атлетам будет нелегко приспособиться. Кстати, не кажется ли вам странным, что Игры в Пекине проходят в августе, ведь общеизвестно, что самое благостное время в том же Пекине - сентябрь? Да и Игры-1988 в находящемся неподалеку Сеуле начинались 17 сентября...

В этой связи предлагаю: любую победу наших соотечественников, одержанную на "свежем" воздухе, а не в зале, причислять к подвигу.

Прямой эфир
Прямой эфир