23 ноября 2007

23 ноября 2007 | Футбол - Чемпионат Европы

ФУТБОЛ

До EURO-2008 осталось 197 дней

А ВЫ ВИДЕЛИ ПЛЯШУЩЕГО БОРОДЮКА?!

Такого матча в моей журналистской карьере еще не случалось.

Всей ложе прессы было абсолютно не до того, что происходило на поле. Каждый либо впивался глазами в ноутбук, нещадно тратя деньги на интернет, либо лихорадочно нажимал кнопки мобильника, дабы соединиться с друзьями, находящимися у телевизора. С одной лишь целью - узнать, что там, в Лондоне.

Ваш корреспондент сидел во время матча рядом с пресс-атташе сборной Ильей Казаковым и двумя футболистами, не попавшими в заявку, - Игорем Акинфеевым и Виктором Будянским. И когда над нашей ложей прессы уже в первые 15 минут раздались два вопля подряд, я впервые в этот день услышал фразу, ставшую лейтмотивом всего сумасшедшего вечера: "Так не бывает!" Произнес ее полузащитник сборной России.

Повидавшие на своем веку множество побед и поражений журналисты шикали друг на друга: "Только не надо преждевременных эмоций! Тихо! Замрем и скрестим пальцы!" Эмоции проявили лишь один раз, когда Сычев забил вроде бы обязательный, но такой не быстрый гол.

А потом Хауге дал свисток к окончанию тайма, и Акинфеев, рискуя сорвать голос, окликал уходившего с поля коллегу: "Габул! Габул!" - хотел поддержать, сообщив радостные вести из британской столицы.

Габулов их, безусловно, и так узнал в раздевалке. Но следующий вздох-всхлип трибуны (почти наполовину российской), если и дошел до вратаря, мог его только расстроить, ибо случился по поводу первого гола англичан. А еще шесть минут спустя ложа прессы просто умерла: Крауч сравнял счет.

- Ну вот и все. Сказка кончилась, начались суровые будни, - подытожил кто-то. А второй обреченно поинтересовался у телефонного собеседника:

- Скажи, там игра или маскарад?

И только Акинфеев, не теряющий оптимизма нигде и никогда, уверенно объявил автору этих строк:

- Не расстраивайтесь. Сейчас Олич или кто-то из его партнеров еще раз забьет, и хорваты выиграют - 3:2. Обязательно запишите, что я это сказал на... какая сейчас минута?

- 72-я.

- Вот-вот, на 72-й.

Я лишь махнул рукой - но уже через пять минут прыгал в общем порыве, обнимаясь со всеми окружающими. Казалось, даже футболисты на поле бросили играть и смотрели, что происходит на трибуне. Наши - с пониманием, андоррцы - с недоумением: таких эмоций на своих играх они совершенно точно не видели никогда. И только Акинфеев сидел с непроницаемой улыбкой сфинкса...

Но вот, наконец, суровый Хауге дал последний в этой игре свисток. Что тут началось! Такой кучи-малы не было даже в Раменском, где "Зенит" завоевал свое первое российское чемпионство. Качали Хиддинка, прыгали, обнимались, орали так, что крошечная Андорра содрогнулась от испанской границы до французской.

Сумасшествие продолжилось в раздевалке, куда корреспонденту "СЭ" удалось проникнуть, обманув бдительных андоррских полицейских - они не пускали туда прессу даже вопреки согласию российской делегации.

Вы когда-нибудь видели пляшущего на стуле под хоровое исполнение "Яблочка" Александра Бородюка? А половецкие пляски в исполнении 20 полуголых мужчин, образовавших единый круг? А Хиддинка, поливающего шампанским туфли руководителя российской делегации Сергея Куликова? Чего там только не было...

Впрочем, шампанского-то поначалу как раз и не было. Но быстро сообразили отправить кого-то в ближайший буфет. И вот уже раздевалка залита шипучим напитком по щиколотку, а Виталий Мутко, Сергей Прядкин и Евгений Калакуцкий - с ног до головы. Но Габулову и этого показалось мало. Он вылетел в коридор и начал обливать всех, кто попадется под руку. Обалдевшие андоррские полицейские чуть табельное оружие с перепугу не применили.

Хиддинк, заметив в раздевалке корреспондента "СЭ", не стал хмурить брови, как обычно делает, когда нарушается заведенный порядок, а напротив, воскликнул: "О, Алонсо! И ты здесь?"

Как я стал "Алонсо" - история особая. Накануне на предматчевой пресс-конференции Хиддинка у меня зазвонил телефон: родная редакция, как обычно, вышла на связь в самый неподходящий момент. Я приложил трубку к уху: "Сейчас не могу", - и отключил аппарат. "Мы вам не мешаем?" - поинтересовался в своей ироничной манере голландец.

Пресс-конференция продолжалась, но редакция "СЭ" так просто не сдается. Обнаружив, что основной телефон отключен, Москва стала звонить на запасной, лежавший в сумке метрах в трех от меня.

По залу пошли звуки, напоминавшие старт болида "Формулы-1". Я, ничего не подозревая (по этому аппарату мне еще не звонили), безмятежно думал: ну вот, кто-то повторил мой "подвиг". До тех пор, пока с ужасом не обнаружил, что Хиддинка никто уже не слушает - все смотрят... на мою сумку.

Представляете гомерический смех всего зала, когда я к ней бросился!

Однако Хиддинк, тот самый Хиддинк, который три дня назад проиграл "матч века" и должен был быть зол на весь мир, не проявил и капли раздражения, обратив ситуацию в шутку:

- О, Шумахер!

-Нет, не Шумахер, лучше - Алонсо, - только и нашелся я. Что еще больше рассмешило Хиддинка.

Гуляния продолжились в отеле, на праздничном ужине. Не бойтесь, господа руководители клубов, - ничего крепче пива на столах не было. Но градус веселья это отнюдь не понижало.

Разошлись где-то к половине второго. Кто-то отправился поспать хотя бы часа три-четыре: выезд из отеля был назначен на 6 утра. А кто-то и вовсе уже отбывал к месту постоянной европейской дислокации: Саенко - в Германию, Будянский - в Италию, Кержаков - в соседнюю Испанию. Александра сопровождала очаровательная супруга Мария, которая специально приехала поддержать команду и принесла ей удачу.

- Испереживалась, спасу нет, - рассказала она. - И у наших ничего не получалось, и у Хорватии - то 2:0, а то уже 2:2. Но закончилось все, как в кино. В жизни так не бывает.

"Где-то я это уже слышал", - подумал ваш корреспондент и обратился к Кержакову:

- Теперь надо на июнь бронировать места для Маши в Австрии или Швейцарии.

- Обязательно! - откликнулся форвард. - Вот завтра этим и займемся.

В 11.10 по испанскому времени Ту-154М взял курс на Москву. В победном самолете было необычно тихо - после бурных событий последних дней и короткой ночи большинство просто спали. Остальные с удовольствием общались друг с другом и с журналистами. Самолет между тем пошел на посадку над заснеженной Москвой. Там команду ждало несколько десятков болельщиков и десяток телекамер.

Борис ЛЕВИН

Андорра-ла-Велья - Москва