24 ноября 2006

24 ноября 2006 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ЕВРОПЕ Бориса ТОСУНЯНА

А ВЫ, ГУС, ОКАЗЫВАЕТСЯ, ИЗОБРЕТАТЕЛЬ

Интересно - насколько круто порой какая-то мелочь способна изменить твои планы! Вот недавно был ваш покорный слуга проездом в Цюрихе - и конечным пунктом путешествия в итоге оказался совсем не тот, куда я первоначально собирался. А все из-за того, что на вокзале мой взгляд случайно упал на обложку местного журнала в газетном киоске.

Изображен на ней был Дэвид Бекхэм в образе Терминатора. На место левого глаза у робота-двойника английской звезды был вмонтирован оптический прицел, а под кожей скул угадывались некие скрытые механизмы. Заинтересовавшись, решил перелистать журнал - и обнаружил, что таким образом художник решил проиллюстрировать материал о некоей уникальной лаборатории в Голландии. А занимается она разработкой аппаратов, позволяющих тренерам дистанционно управлять футболистами во время практических занятий. Может быть, это и не вдохновило бы меня на дальнейшие изыскания, если бы не самый интересный факт: инициатором создания лаборатории был назван не кто иной, как Гус Хидцинк!

Как тут не поменять планы? Словом, пришлось брать билет на поезд до Эйндховена, где, согласно все тому же журналу, и шли удивительные эксперименты. Предварительно, понятно, связался с руководителем революционного проекта - Франсом Лефебером, который охотно согласился рассказать о своей работе и даже любезно встретил корреспондента "СЭ" на перроне эйндховенского вокзала.

Как выяснилось, в ту пору, когда нынешний главный тренер сборной России работал в ПСВ, 50-летний ученый был у него своего рода помощником по изобретениям. Не откладывая дело в долгий ящик, Лефебер повез меня в свою лабораторию, расположенную в местном отделении крупнейшего в стране научно-исследовательского института. По дороге объяснил, что содержится центр в основном на деньги концерна Philips, за счет которого в Эйндховене существует очень многое. Гигант электронной индустрии поставил жесткое условие: все 5 тысяч человек, работающие в пяти филиалах НИИ, обязаны делать что-то полезное для спорта. Лефебер решил сконцентрировать усилия на близком его сердцу футболе.

Мы идем по гулким помещениям современного здания, заглядываем в одну лабораторию за другой и, наконец, доходим до комнаты, которую занимает мой новый знакомый.

- Прежде всего, - говорит он, - хочу показать вам один любопытный экспонат. С него-то, собственно, и началось наше тесное сотрудничество с Хиддинком. Как-то в разговоре со мной он посетовал: "Что-то в последнее время с тревогой замечаю, что мои подопечные стали туго понимать меня на тренировках. Иной раз так и хочется их слегка поторопить - дать, как говорится, пинка под зад. А возможности нет - слишком далеко от меня они находятся. Не бегать же за каждым с указаниями, как себя вести в том или ином эпизоде. Может, придумаешь что-нибудь, Франс, чтобы управлять ребятами на расстоянии?"

"Нет проблем, шеф, - бодро ответил я (кое-какие мысли на этот счет у меня у самого давно возникли). - Можем просто переоборудовать под наши цели жилет, который используют экипажи боевых вертолетов. Пилоты используют его для подсказок, сообщая друг другу, с какой стороны атакует противник".

Сначала я предложил Гусу вариант, в котором сигналы подавались с помощью электрических разрядов. Но он его с ходу отверг как слишком опасный и малоприятный для его воспитанников. Тогда родился другой - с вибрацией. Эту идею Хиддинк тут же одобрил, и наша группа, окрыленная похвалой уважаемого специалиста, принялась за работу. Увы - когда "продукт" был окончательно готов, заказчик, к нашему великому сожалению, уже отправился на работу в Россию.

Лефебер лезет под стол, извлекает из лежащей там сумки свое детище и предлагает мне его примерить, попутно сообщая, что Хиддинк тоже успел это сделать. И остался, если верить моему собеседнику очень довольным новинкой. "За такими вот техническими чудесами, - цитирует изобретатель тренера, - будущее футбола".

Наконец, я облачен в жилет, оснащенный какими-то хитроумными приспособлениями на поясе и плечах. Лефебер нажимает кнопку на своем командирском джойстике - и на моем левом плече загорается большая красная лампочка, а кожа ощущает, как начинает работать скрытый от глаз вибратор.

- Вообще-то, - поясняет хозяин кабинета, - жилет рекомендуется надевать на голое тело - так он действует эффективнее.

-И в чем смысл сигнала?

- А разве вам не захотелось сейчас круто развернуться через левое плечо? Проверено многими экспериментами: футболист, сам того, может, и не желая, по сигналу инстинктивно поворачивается в указанном ему тренером направлении. Если вибрация ощущается сзади и слева, то в переводе с языка, принятого в нашей группе, это означает, что надо оттягиваться в оборону. Если на животе - "подопытный", согласно инструкции, должен нестись вперед. Кстати, Хиддинк, когда мы с ним обсуждали проект, смеялся: можете, дескать, сэкономить и без проблем отказаться от сигналов на спине - лично мне нужно, чтобы мои игроки бежали только вперед. В результате он заказал мне 14 экземпляров снаряжения, но я до его отъезда в Россию успел сделать только один.

-А что, кроме Хиддинка, никто интереса к вашему изобретению не проявлял?

- К нему примерялся и помощник главного тренера сборной Голландии Лук ван Агт. Он несколько раз намекал мне, что крайне заинтересован в приборе, но пока до конкретики не дошло. Зато одну из наших разработок уже взял на вооружение ПСВ - правда, для работы с молодежью, а не с профессионалами. Посоветовал это клубу, кстати, опять-таки Хиддинк.

Лефебер приглашает меня на одно из 14 полей популярного клуба, которое отдано под нужды исследовательской группы. Рядом с полем расположено административное здание, где в подвале и трудятся его помощники. Застаем мы их как раз за работой: пять человек то и дело отдают команды компьютерам, а в это время на газоне идет занятие юниорской команды ПСВ, все игроки которой снабжены специальными датчиками. Любое движение футболистов записывается в архив и отражается на дисплеях в режиме реального времени. Ни одно движение "подопытных" не укроется от внимания аппаратуры. У опутанных проводами парней нет шансов недовыполнить рекомендованные нагрузки - об этом тут же становится известно на "командном пункте". А если кто-то выбрал неправильную позицию, ЭВМ обязательно укажет ему на ошибку.

- Мы первые, кто нашел возможность выводить на чистую воду, назовем их так, лентяев, - радуется Лефебер.

Впрочем, испытания не обходится без небольшого сбоя: в какой-то момент монитор внезапно гаснет, что сильно нервирует руководителя проекта. На ликвидацию неполадок отправляются техники, и уже через несколько минут восемь видеокамер, установленные на вышках вокруг поля, возобновляют передачу сигналов. Правда, вместо "документального фильма" на экране появляется "мультик". Оказывается, техника для удобства наблюдения автоматически переделывает изображение реальных людей в рисованных человечков. При этом отчетливо слышно, что им советует делать штрихованный тренер. В процессе занятий поступает информация о скорости футболистов, о дистанции между ними и даже о том, как у кого работает сердце.

-Знают ли о ваших изысканиях в штаб-картире УЕФА? - спрашиваю Лефебера.

- Когда в прошлом году в Эйндховене проводился финал Кубка УЕФА, мы устроили для руководителей европейского футбола день открытых дверей. Пришло, наверное, человек 25. Рассказали им о своих достижениях, они внимательно выслушали, вроде остались довольны, но дальнейшей реакции пока не последовало.

-А кто еще из знаменитых тренеров интересовался вашими идеями?

- На том же финале Кубка УЕФА у нас в гостях был представитель "Челси". Однако он меня разочаровал, поведав, что Жозе Моуринью - противник всяких технических новшеств. Но я думаю, здесь какое-то недоразумение. Просто у тренера "Челси" и без нас есть в распоряжении передовые технологии, поэтому он и не обращает внимания на голландские разработки.

Разговаривал я и с Франком Райкардом. Главный тренер "Барселоны" вроде бы тоже хочет приобрести на пробу комплект. А вот "Милан", как я понял, нашим ноу-хау интересуется всерьез. Но мне, если честно, больше всего хотелось бы не искать каких-то новых партнеров, а продолжить сотрудничество с крестным отцом моих изобретений. Так что передайте Хиддинку: готов приехать к нему в Москву и возобновить работу, начатую четыре года назад.

Эйндховен - Вена

Прямой эфир
Прямой эфир