28 февраля 2006

28 февраля 2006 | Олимпиада

ОЛИМПИЗМ

TORINO-2006

ХОККЕЙ

КОМНАТА КРИВЫХ ЗЕРКАЛ

Павел СТРИЖЕВСКИЙ

ОТ ЛЮБВИ ДО НЕНАВИСТИ МЕНЬШЕ ШАГА

Смотреть на Дениса Куляша было больно. Засунув руки в карманы, он переминался с ноги на ногу в холле дворца Palasport Olimpico во втором перерыве полуфинального матча Россия - Финляндия рядом с президентом "Динамо" Анатолием Харчуком. В одном взгляде запасного защитника, осатаневшего от одинокого сидения в арендованной для него туринской квартире, было столько тоски и безысходности, что интересоваться его делами язык не поворачивался. Глаза Харчука, напротив, полыхали огнем. Гневно размахивая руками, президент чемпионов России и обладателей Кубка европейских чемпионов негодовал: так, мол, за сборную своей страны играть нельзя! И в доказательство сыпал фамилиями нападающих, которых, с его точки зрения, следовало бы изгнать из команды еще после первого же матча со Словакией. Его болельщицкую ярость понять было несложно: цифры 0:3, горевшие к тому моменту на всех цветных табло дворца, иной реакции и не предполагали.

С моей стороны было бы некорректно называть на всю страну фамилии, перечисленные в приватной беседе разгневанным Харчуком. Да и не так уж это важно. Тем более что и вспомнил-то я об этой сценке совсем не из-за форвардов, не оправдавших ожиданий, а из-за слов... Яромира Ягра, сказанных великим чехом всего за сутки до матча с Финляндией: "Из оставшихся в турнире четырех команд, лучшая - у русских. Если они смогут и дальше играть так, как играли до сих пор, справиться с ними будет крайне тяжело".

Разумеется, встреться мне Ягр во время полуфинального кошмара россиян, восторгов по поводу их игры в его интонациях было бы куда меньше. Не сомневаюсь, что несколько по-другому звучали бы на следующий день после четвертьфинала с Канадой и слова Харчука. Согласия и единства во впечатлениях по поводу сборной России образца Турина-2006 нет не только среди болельщиков, но и среди людей хоккейного мира. В том числе и людей, опрошенных нами практически одновременно.

Как же могло случиться, что команда, выигравшая на Олимпиаде пять матчей подряд с общим счетом 22:6, уничтожившая действующих и будущих олимпийских чемпионов с суммарным итогом 7:0, в решающий миг рассыпалась в прах? Где скрывалась та комната кривых зеркал, в которой в минувшие выходные погибла наша чудо-команда? Почему мы позволили этим зеркалам усмехнуться нам в лицо кошмарными 0:7 в двух судьбоносных матчах?

В шоке от случившегося до сих пор пребывают все, кто был каким-либо образом связан с этой командой: от ее капитана Алексея Ковалева до главы Росспорта Вячеслава Фетисова, от профессиональных хоккейных аналитиков до любого мальчишки, смотревшего олимпийский турнир по телевизору в родном Магадане. Во вчерашнем номере "СЭ" мой коллега Игорь Рабинер попытался разобраться в причинах случившегося. Я же последнюю туринскую ночь посвятил рассуждениям о том, что ждет нашу сборную в ее ближайшем постолимпийском будущем.

ПОЧЕМУ УХОДИТ КРИКУНОВ?

О своем уходе из сборной Владимир Крикунов объявил настолько буднично и мимоходом, словно весь мир знал об этом еще год назад. Два десятка российских журналистов, столпившихся возле главного тренера после полуфинала, настолько не были готовы к такой информации, что даже не задали Крикунову всех подобающих случаю вопросов.

Впрочем, основное понятно и без вопросов. Крикунова, как и всех его не освобожденных от клубной работы предшественников, начальство поставило перед жестким выбором: или клуб, или сборная. По моей информации, скрытое недовольство в совете правления "Динамо" по поводу совместительства тренерских должностей замаячило еще ранней осенью - то есть даже до того, как у бело-голубых разразился финансовый кризис, опустивший действующих чемпионов с лидерских позиций в конец первой десятки турнирной таблицы. Высказывать столь антипатриотические претензии накануне Олимпиады никто, понятно, не решался, хотя нетрудно догадаться, что с резким ухудшением результатов клуба количество этих претензий лишь возрастало.

Сам же Крикунов, оказавшись на распутье, без раздумий выбрал "Динамо". Невзирая ни на разницу в престиже и статусе, ни на то, что уходить в отставку из национальной команды его никто и не собирается просить, ни на то, что в "Динамо", по его собственным словам, "четыре месяца не платят зарплату". Удивляться тут нечему: в ведомстве президента ФХР Александра Стеблина труд тренеров сборной оплачивается так, что ради сохранения Юрзинова с Михайловым в роли своих помощников Крикунов был вынужден самостоятельно бегать в поисках спонсора тренерских контрактов. Все правильно: не самому же Александру Яковлевичу такие вопросы решать!

КОГДА УЙДЕТ СТЕБЛИН?

Впрочем, есть основания полагать, что в ближайшем будущем начальственных дел в Федерации хоккея России у Стеблина не останется вовсе. Если и можно найти в неудаче олимпийской сборной хоть какие-то положительные стороны, то главная, несомненно, заключается в том, что теперь шансы Стеблина усидеть на посту президента ФХР стремительно приближаются к нулю. По имеющейся у "СЭ" информации, завоюй Россия в Турине какие-нибудь медали, прежде, чем вежливо указать Александру Яковлевичу на дверь, ему дали бы возможность поздравить и наградить сборную. Теперь же, поскольку награждать некого и поздравлять не с чем, процесс его отстранения от руководства российским хоккеем может быть ускорен и принять куда менее почтительные формы.

Известно, что после питерской вакханалии Стеблину недвусмысленно рекомендовали воздержаться от появления в Турине. Тем не менее опальный президент ФХР на свой страх и риск туда отправился, вступив тем самым в прямую конфронтацию с оппозицией в лице серьезных государственных структур. Дескать, еще посмотрим, кто кого. Вел он себя на Олимпиаде, следует признать, пристойно: исправно посещал тренировки и матчи, "психотропными препаратами" на публике не злоупотреблял, Фазеля с Рогге не оскорблял, журналистов не бил, в спонсоров цитрусовыми не кидался, ни во что не вмешивался и вообще был тише воды ниже травы. Что, вероятно, и было в его ситуации оптимальной линией поведения.

Тем не менее, если отставка Стеблина действительно произойдет в ближайшие недели или месяцы, наиболее реальным кандидатом на этот пост следует, как и прежде, считать депутата Госдумы Павла Крашенинникова. Во всяком случае, он единственный, кто не отрицал подобных амбиций и кто сосредоточил в своих руках достаточную власть, чтобы с этим хозяйством справиться.

Кто бы ни сел в стеблинское кресло, в том числе и при случае, если этим человеком, несмотря ни на что, снова окажется сам Стеблин, его первоочередной задачей будет поиск нового главного тренера сборной. Крикунов, как порядочный человек и человек слова, добросовестно отработает нынешний цикл до конца, однако уговорить его остаться наверняка не удастся. Да и нет в этих уговорах смысла.

Дело даже не столько в деньгах или, если точнее, в неспособности нынешнего руководства ФХР достойно оплатить труд квалифицированного специалиста. Крикунов не раз говорил, что предпочитает иметь постоянную тренерскую практику в клубе и что работа освобожденного тренера сборной - не для него. Однако поскольку его динамовское начальство категорически против дальнейшего совмещения, после Риги-2006 сборная и Крикунов пожмут друг другу руки и отправятся каждый своей дорогой.

НАШ ИЛИ ИМПОРТНЫЙ?

В идеальном варианте имя преемника Крикунова следовало бы знать уже к окончанию рижского мирового первенства. Ясно, что на этот раз найти деньги на пристойные тренерские контракты ФХР придется при любом раскладе, ибо в то, что в нашем хоккее найдется еще один тренер-альтруист, лично я верить отказываюсь. Однако если все же представить, что деньги под тренера найдены, кому предложить саму должность?

Если ФХР, выражаясь словами Вячеслава Фетисова, скатится к очередному "латанию дыр в последний момент", то говорить здесь не о чем: сборную может возглавить кто угодно, вплоть до автора этих строк или очередного дачного соседа кого-нибудь из руководителей федерации. Если же наше хоккейное руководство впервые в российской истории попытается построить работу национальной команды не в пожарном, а плановом порядке, то тренерское кресло, без сомнений, должно быть предложено специалисту, способному проработать со сборной по меньшей мере четыре года - то есть весь олимпийский цикл, вплоть до Ванкувера-2010.

Среди действующих тренеров суперлиги необходимому уровню может соответствовать лишь один человек: Вячеслав Быков. Разговор с ним едва ли будет простым: в ЦСКА Быкова, насколько мне известно, все устраивает, а главное - от работы в родном клубе у него горят глаза. Нет также оснований надеяться, что и к совмещению должностей Быковым армейское руководство и болельщики отнесутся хоть сколько-нибудь лояльнее, чем динамовские - к совместительству Крикунова. Кроме того, адекватный и цивилизованный Быков, проживший полтора десятка лет в благоустроенной Швейцарии, стать прямым подчиненным нынешнего руководителя ФХР не согласится ни под каким видом. Следовательно, альянс Быкова и сборной, при всей его внешней привлекательности, даже теоретически возможен лишь при соблюдении огромного количества "если".

Других достойных кандидатов - во всяком случае, среди тех специалистов нового поколения, которые сейчас живут и работают у нас в стране - я, признаться, попросту не вижу. О том, какой тренер получился бы, скажем, из Игоря Ларионова, Сергея Немчинова или Валерия Каменского, можно рассуждать лишь умозрительно, да и то лишь в том случае, если хоть один из них изъявил бы желание вернуться жить в Россию. Ларионов с его непререкаемым авторитетом и феноменальным пониманием игры, положим, подошел бы сборной по многим статьям, но для того, чтобы прославленный центрфорвард согласился хотя бы подумать над подобным предложением, кадровый состав ФХР пришлось бы обновить на сто процентов.

Точно так же умозрительны и любые разговоры о приглашении на тренерскую должность иностранца. Если держать под прицелом Игры в Ванкувере, то, с учетом участия в турнире энхаэловцев, имело бы смысл поискать специалиста с серьезным опытом работы в заокеанской лиге. Но есть ли среди них такие, кто бы согласился, пусть даже за очень большие деньги, проработать в России четыре года, мне пока неизвестно. Локаутный эксперимент белорусов с главным тренером "Вашингтона" Гленом Хэнлоном для России не слишком показателен, поскольку в их случае речь шла лишь о разовой подготовке команды к чемпионату мира-2005.

А СДЕЛАЛ ЛИ ЧТО-ЛИБО БУРЕ?

Отдельного разговора заслуживает и будущее Павла Буре на посту генерального менеджера. В сущности, ничего откровенно плохого Русская Ракета за свои три месяца на этом посту не сделал. Правда, не совсем понятно, сделал ли он что-нибудь вообще. Да, в Турине Буре команду исправно опекал, Крикунову, по словам самого тренера, работать не мешал и, покуда дела шли нормально, с журналистами общался охотно. Неприятным сюрпризом стали последние два дня Олимпиады. Человек, по собственной инициативе взявшийся отвечать за результат наравне с главным тренером, почему-то не посчитал нужным сделать это ни после разгромного полуфинала, ни после проигранного матча за бронзу. Хотя в такой ситуации у нас были все основания ждать, что генеральный менеджер либо придет на пресс-конференцию вместе с Крикуновым, либо проведет свою собственную, либо, на худой конец, выйдет держать ответ в микст-зону. Буре в отличие от убитого горем и позором великого канадца Уэйна Гретцки не нашел в себе мужества сделать ни первого, ни второго, ни третьего. Как же так? Не пожелал ассоциироваться с неудачниками?

Во вчерашнем номере "СЭ" наиболее яркие мнения по поводу эксперимента с генеральным менеджером высказали Фетисов и Тягачев. Мнения эти получились почти диаметрально противоположными, но лично мне в данном случае намного ближе позиция главы Росспорта, в представлении которого "генеральный менеджер - это рабочая лошадка, а не картинка". Рабочей лошадкой Буре быть не пожелал: его трудовой вклад в олимпийскую сборную ограничился несколькими ни к чему не обязывающими встречами с легионерами в Нью-Йорке и Майами. Несмотря на то что в Турин, включая запасного Куляша, приехали девять игроков суперлиги, по городам России в преддверии Олимпиады Буре не ездил и с игроками внутреннего чемпионата не общался. Вы можете представить себе ситуацию, при которой генеральный менеджер сборной США Дон Уодделл, "джиэм" Финляндии Ярри Курри или тот же Гретцки взяли в свои сборные почти две пятерки игроков, с которыми они вообще не знакомы и которых видели на льду от нуля до двух раз в жизни?

Если говорить именно о реальной пользе, которую способен принести команде генеральный менеджер, то ее, как ни смешно, было даже больше от завхоза-хозяйственника Игоря Тузика, чем от "говорящей головы" Павла Буре. Соглашусь, что в плане поднятия имиджа российского хоккея в глазах мировой хоккейной общественности результаты от деятельности Буре и Тузика окажутся прямо противоположными в ста случаях из ста, но только при чем же здесь титул генерального менеджера? Разве не проще и не честнее было бы нанять форварда с мировым именем на должность штатного имиджмейкера сборной, если изначально нам был нужен именно он? С ней Буре, без сомнений, справился бы без малейших нареканий. В качестве же генерального менеджера нашей хоккейной команде намного нужнее работяга, чем бывшая звезда.

Тягачев уже выразил надежду, что Буре вернется в сборную России в прежнем качестве и на следующей Олимпиаде. От себя к надежде президента ОКР добавлю еще одну: что в преддверии возвращения в почти родной Ванкувер Русская Ракета поработает чуточку усерднее...

ПРИЕДЕТ ЛИ КОВАЛЕВ И ПОЗОВУТ ЛИ КОВАЛЬЧУКА?

Игры в Турине стали последними для целой плеяды звезд мирового хоккея. Впереди планеты всей - 44-летний капитан американцев Крис Челиос. Помимо него в арьергарде великих, попрощавшихся с Олимпиадами, Яромир Ягр и Доминик Гашек, Петер Бондра и Кейт Ткачук, Дуг Уэйт и Джо Сакик, Матс Сундин и Теему Селянне, Роб Блэйк и Никлас Лидстрем...

Обратили внимание, что в списке нет ни одного россиянина? Ни про одного из наших олимпийцев-2006 невозможно сказать со стопроцентной уверенностью, что дорога в Ванкувер будет закрыта для них из-за возрастного ценза. Да, скорее всего, не будет другого шанса у Максима Соколова - самого старшего в нынешней сборной. Едва ли понадобятся в Ванкувере-2010 37-летний к тому времени Дарюс Каспарайтис, 36-летние Алексей Яшин и Максим Сушинский, 33-летний Александр Харитонов. Те же 37 во время ванкуверских Игр стукнет и нынешнему капитану сборной России Ковалеву, хотя его шансы пригодиться команде, несмотря на преклонные года, кажутся мне все-таки более высокими. Остальные же, если будут в добром здравии, вполне способны побороться за Олимпиаду, которая, по мнению большинства, станет последней с участием игроков НХЛ. Малкину будет всего 23, Овечкину - 24, Ковальчуку и Тютину - 26, Фролову - 27, Волченкову - 28, Дацюку - 31, Набокову - 34. За четыре года, хочется верить, зажгутся на нашем небосклоне и новые звезды.

Намного печальнее ситуация с ближайшим чемпионатом мира. Из всех, кто только что упустил медали в Турине, со стопроцентной вероятностью свободными от участия в плей-офф Кубка Стэнли будут лишь Овечкин да Гончар. Вашингтонский снайпер уже дал безапелляционное согласие приехать к Крикунову в Ригу. Гончара о мировом первенстве, насколько мне известно, пока никто не спрашивал. Серьезные шансы не попасть в плей-офф есть и у Ковалева с Андреем Марковым, а также у Ковальчука. Что касается Ковалева, то он, по моей информации, остался не в восторге от некоторых аспектов работы с Крикуновым (в частности, от ротации звеньев в большинстве) и теперь еще сто раз подумает, прежде чем согласиться на прибалтийскую командировку после 100-матчевого сезона. На Маркова в случае фиаско "Монреаля" Крикунов, пожалуй, рассчитывать может. Главный же вопрос, разумеется, упирается в Ковальчука с его барахтающейся на рубеже зоны плей-офф "Атлантой": захочет ли Крикунов видеть его в своей сборной после посредственного ЧМ-2005 и проваленной Олимпиады?

ДО СВИДАНИЯ, ТУРИН!

Вчера олимпийская бригада "СЭ" попрощалась с Турином. Местные таксисты подобрали специальных корреспондентов "СЭ" из журналистских деревень и, словно сговорившись, по дороге на вокзал провезли каждого из нас мимо Stadio Olimpico, где в ночь на понедельник закрылись XX Белые Игры. Сегодня мы вернемся в Москву, а стремительно пустеющему Турину, так хорошо справившемуся со своей олимпийской миссией, в первые послеолимпийские дни наверняка будет ужасно сиротливо. Брошенным и забытым со своим погасшим олимпийским факелом он выглядел уже вчера.

В целом к российским олимпийцам Турин оказался благосклонен - завоевано 22 медали, в том числе 8 золотых! Но мне, целиком отработавшему свои первые Игры на одном хоккее, безумно грустно. Грустно оттого, что в отличие от коллег, хотя бы по разу ставивших триумфальные восклицательные знаки в концовках своих "золотых" репортажей, у меня набралось позитива лишь на унылое многоточие...

Турин - Москва

Прямой эфир
Прямой эфир