9 августа 2004

9 августа 2004 | Футбол

ФУТБОЛ

РОССИЯ МОЛОДАЯ

Алексей БУГАЕВ

ВСЕ ГАДАЛИ, КУДА Я ОТПРАВЛЮСЬ: В ЗАГС ИЛИ В ПОРТУГАЛИЮ

АПРЕЛЬ

Дело было в последних числах апреля. В гостиницу "Измайлово", где обосновалась вторая сборная России, я приехал к Александру Панову, ставшему лучшим футболистом месяца по оценкам "СЭ". Соседом его по номеру оказался другой торпедовец - Алексей Бугаев. В конце нашего разговора Панов неожиданно предложил: "Возьмите интервью у Бугаева. А что? Молодой, перспективный защитник", - вполне серьезно добавил он. Я лишь отмахнулся: "Вот станет, как вы, игроком месяца, тогда и поговорим". Панов улыбнулся. А Бугаев, которого, каюсь, признал не сразу, и бровью не повел, продолжая в углу невозмутимо изучать газету.

С тех пор прошло без малого четыре месяца. Повторить апрельское достижение Панова Бугаев пока не сумел. Но сенсационный вызов в сборную России, попадание на чемпионат Европы и два уверенно проведенных там матча в основном составе сделали 22-летнего торпедовского защитника фигурой весьма заметной. И вот уже Сергей Петренко, услышав в коридорах Лужников о цели визита вашего корреспондента, качает головой: "Опять к Бугаеву. Сейчас куда ни глянешь - всюду он. В телевизоре, в газетах, журналах..." При этом в голосе главного тренера "Торпедо" звучали нотки удовлетворения успехами своего молодого игрока.

СБОРНАЯ

- Сильно изменилась ваша жизнь после возвращения с чемпионата Европы? - обращаюсь к Бугаеву.

- Главное - ниже определенной планки мне теперь опускаться нельзя. Ну и внимания, не скрою, прибавилось. Интервью, например, за это лето дал больше, чем за все предыдущие годы.

- На улице стали узнавать?

- Редко. Разве что соседи. Да в магазинчике возле дома встретили словами: "О, наш футболист вернулся. Что ж вы так выступили плохо?" Вообще мне почему-то часто говорят, что по телевизору я совсем иначе выгляжу. Повыше и помощнее. Даже мама, когда из Португалии приехал, сразу поинтересовалась: "Сынок, ты похудел? На экране казался здоровее". Хотя вес мой не менялся.

- А правда, что вы на метро предпочитаете ездить?

- Родители жены живут в Медведкове, и мы, чтобы быть поближе к ним, в том районе квартиру снимаем. По утрам на проспекте Мира всегда такая пробка, что на дорогу в Лужники часа два с половиной уходит. А на метро добираюсь за час. К тому же баул с формой тащить не надо - все в раздевалке лежит. Газет набрал с собой в вагон - и читаешь спокойно. Заодно нервы экономишь.

- Что первое приходит вам на ум при словосочетании "чемпионат Европы в Португалии"?

- Страшное пекло, из-за которого поначалу еле засыпал. Ажиотаж, море болельщиков. И еще - огромная ответственность. Когда выходишь на поле и знаешь, что на тебя смотрят миллионы.

- Это давило психологически?

- Чуть-чуть. До первого касания мяча. Отдал своему точный пас, выдохнул - и дальше уже просто играл в футбол. Я и зрителей не слышал - так, гул какой-то в ушах стоял, и все. Во рту мгновенно пересохло, а к бровке подбежать и промочить горло не было возможности. Игра шла почти без пауз. С греками матч, пожалуй, полегче сложился. И волнения поубавилось, и жара малость спала.

- Как Георгий Ярцев оценил ваш дебют?

- "Молодец, - сказал, - не подвел". Ребята тоже подбодрили.

- Дома просматривали эти матчи?

- Только игру с Португалией. Впечатление осталось довольно странное. Совершенно другой футбол увидел. На поле-то мне казалось, что играем очень быстро - решения приходилось принимать в доли секунды. Едва получил мяч, а на тебя уже на всех парах соперник несется. По телевизору же все было, как на замедленной кинопленке. Не раз с удивлением обнаруживал, что мог и не спешить. Здесь зона свободная, там партнер один стоит. Но во время матча этого не замечаешь.

- Были разочарованы?

- Немножко. Пока не взглянул на себя со стороны, считал, что отыграл получше.

- Признайтесь: сбили вы Фигу в штрафной, когда судья решил пенальти не назначать?

- Вот еще один пример, до чего порой обманчива "картинка". После многочисленных видеоповторов и у меня было впечатление, что все-таки сфолил. Вроде бы явная подножка. Хотя на деле Фигу сам наткнулся на мою ногу. Арбитр рядом находился и никак на его падение не отреагировал. А я успел португальскому капитану крикнуть: "Вставай, ничего не было".

- И что ответил Фигу?

- Улыбнулся и побежал к своим воротам. Мы с ним потом на допинг-контроле встретились. От нас там были Кержаков и я, а от хозяев - Фигу с Мигелом. Поболтали немного по-английски. Луиш спросил, из каких мы команд. Но ни про "Торпедо", ни про "Зенит" он никогда не слыхал. "Из ваших клубов только "Локомотив" знаю", - поведал Фигу.

- Как он вам при личном знакомстве?

- Нормально. Обыкновенный мужик. Без гонора и каких-то звездных замашек.

- Футболками не обменялись?

- Нет. После матча я с Нуну Гомешем махнулся. А Фигу свою футболку отдал на допинг-контроле девушке, которая там бегала и собирала автографы.

СВАДЬБА

- Из-за чемпионата Европы вам пришлось на полтора месяца отложить свадьбу, что, по-моему, вы до последнего держали в секрете?

- Да, помимо Семшова и Панова в сборной об этом было известно только Сенникову, который дружит с торпедовским вратарем Бородиным. Уж больно неожиданно все получилось. В российской премьер-лиге надвигался перерыв, и 5 июня мы с Оксаной должны были расписаться. Кто же весной, когда подавали заявление, предполагал, что меня вызовет Георгий Ярцев? Заявку на чемпионат Европы оглашали 2 июня. И вся родня гадала, куда я 5-го отправлюсь - в загс или в Португалию. Ко мне уже и друг на свадьбу из Германии приехал - раньше в ФШМ с ним занимались. В итоге даже не удалось пообщаться - лишь по телефону да мельком в аэропорту, когда улетала сборная.

- А Оксана не бросила в сердцах фразу: дескать, ох уж этот твой футбол.

- Нет. Она меня поздравила и - по крайней мере, на словах - никак не показала, что огорчена. Оксана все понимает. Мы уже третий год вместе. Познакомились в летнем кафе. Она сидела за соседним столиком. Увидев ее, подумал: "Хочу, чтобы эта девушка была всегда со мной". Влюбился, можно сказать, с первого взгляда. Вообще-то я очень стеснительный, но тут набрался храбрости и к ней подошел.

- И когда вы поженились?

- 26 июля. Это было ближайшее свободное число. Гуляли в ресторане в Лужниках. Благодарен родному клубу, который взял на себя организацию банкета. Поэтому никаких проблем, связанных с его переносом, не возникло.

- Из "Торпедо" на свадьбе были все?

- Все. Игроки, тренеры, руководство.

- В том числе Владимир Алешин?

- Да, я его лично приглашал.

ТРАВМА

- После Euro-2004 в чемпионате России на поле вы провели пока всего полчаса.

- Увы. Сначала ждал окончания 5-матчевой дисквалификации, затем в первой же игре с ЦСКА травмировал плечо. Прикрывал мяч корпусом, а Рахимич подтолкнул меня в спину, и я неудачно упал на бок. Вдобавок босниец споткнулся и сверху рухнул на меня всей своей могучей массой.

- Торпедовский врач Анатолий Прояев после матча заметил: "Бугаев был бледен, покрылся испариной. Поражаюсь мужеству футболиста: как он сумел провести четверть часа с такой травмой".

- Неужели у меня был такой вид? Сперва и не догадывался, что все настолько серьезно. Плечо ныло, но несмертельно. Тайм, надеялся, точно выдержу. Но когда минут через 15 в верховой борьбе меня опять слегка задели, боль усилилась. Пришлось просить замену. Досмотрел игру на скамейке запасных, спустился в раздевалку и тут понял, что не могу пошевелить рукой. Боль пронзила адская. Даже одеться сам был не в состоянии - спасибо массажистам, помогли. Помчались с доктором на обследование в больницу. Диагноз звучал таинственно и витиевато - разрыв акромиально-ключичного сочленения. Сейчас уже на поправку иду. Бог даст, 15 августа с "Москвой" сыграю. Хорошо, что в чемпионате пауза была. Хоть не так много матчей пропустил.

УДАЛЕНИЕ

- А что тогда в мае у вас во встрече с "Шинником" произошло? На пресс-конференции Петренко был категоричен: "Полностью согласен с удалением. Бугаев будет оштрафован". Но позже изменил точку зрения: "В пылу борьбы не разобрался, дал волю эмоциям".

- Какое нелепое оно было, это удаление! Никого я умышленно не бил. Луценко врезался в меня в центре поля. Оба упали. Он вскочил, рванулся назад и по инерции налетел на мою ногу. После чего снова рухнул на газон и заорал. Главный судья эпизода не видел. Красную карточку предъявил, лишь посовещавшись с резервным арбитром.

- С Луценко потом не разговаривали?

- Нет. Только с Ширко... Его реакция меня неприятно удивила. Еще в прошлом сезоне он выступал в нашей команде, у нас были нормальные отношения. А тут он будто с цепи сорвался: "Эй, молодой, ты чего творишь?!" Другие обидные слова произнес. Полез толкаться. От кого угодно этого ожидал, но не от Ширко. Тем более, повторяю, преднамеренной грубости с моей стороны не было.

- Вас оштрафовали?

- А как же. На сумму премиальных за победу в том матче. Что ни говори, а команду я подвел. От Петренко в раздевалке влетело как следует. После выходных, правда, он сказал: "Не разобрался до конца. Был не прав". Однако штраф все равно остался в силе.

- Но вас, наверное, гораздо больше огорчило известие о 5-матчевой дисквалификации?

- Конечно. "Торпедо" идет на первом месте - и на тебе, отдыхай пять игр.

- Прежде в вашей карьере подобное случалось?

- Однажды, в Томске. Но там я действительно был виноват. Игрок хабаровского СКА нарушил правила против меня, а я в отместку пнул его коленом. Самое забавное, что накануне главный тренер "Томи" Валерий Петраков предупредил: "Ты "висишь" на карточках. Поэтому завтра желтую получи". Но я перестарался. И на КДК влепили 5 матчей.

- В "Томи" вас тоже наказали рублем?

- Да, как в "Торпедо".

- А все отмечают, что по характеру вы флегматичный, мухи не обидите.

- Верно. Дрался в последний раз еще в школе. Но на поле эмоции, бывает, перехлестывают. И если выводят из себя, иногда могу ответить.

ФШМ

- Запомнил фразу из интервью Вагиза Хидиятуллина: "В 79-м "Спартак" стал чемпионом, и всем игрокам вручили по радиоприемнику. На нем железка с надписью - от министра гражданской авиации Бугаева". Не родственник ваш?

- Может, очень дальний? Отец у меня милиционер, в отставку вышел в звании майора, а мама - бухгалтер. Когда был маленький, папу время от времени посылали в наряд на футбольные матчи в Лужниках, и он меня брал с собой.

- Строгий у вас отец?

- Не-е, хороший.

- В детстве мог на вас поднять руку?

- Никогда. Максимум - накричать. Но и для этого я поводов особых не давал.

- Почему вы начинали вратарем?

- Во дворе полюбил в воротах играть. Но в ФШМ меня, как голкипера, с ходу забраковали. "Роста не хватит", - сказал тренер.

- В ФШМ вы, кажется, в одной группе с Маратом Измайловым занимались?

- Нет, он играл в команде на год младше. Марат там со своим закадычным другом Кареном Оганяном на фоне остальных прилично выделялся. Измайлова я прекрасно помню - хилый, метр с кепкой, но техника потрясающая. И забивал немало.

ТОМСК

- Пребывание в торпедовском дубле для вас завершилось летом 2001-го арендой на полтора года в "Томь". Сомнения одолевали: ехать в Сибирь или поискать местечко поближе, потеплее?

- Это был осознанный шаг. По работе в "Торпедо" я неплохо знал Петракова и согласился сразу. Надоело болтаться в дубле. Понимал, что надо расти, двигаться вперед. Пусть первый дивизион, но все-таки другой уровень.

- И не пожалели?

- Ни капельки. "Томь" много мне дала. Прибавил в мастерстве, благо Петраков доверием не обделял. Характер закалил. Прежде-то с родителями жил, на полном довольствии, а в Томске сам себе был предоставлен. Первый дивизион - подходящее испытание на прочность. Бесконечные перелеты, жуткие поля, футбол, напоминающий, скорее, битву гладиаторов. А как забудешь, к примеру, водное поло, которое нам устроили в Чите?

- В каком, простите, смысле?

- А там дожди неделю лили. Газон напоминал грязный лягушатник с водой по колено. Матч тем не менее инспектор отменять не решился. Игра превратилась в сущую каторгу. Бежать невозможно, по мячу попадаешь через раз, отскок непредсказуемый. Мяч вообще не летел - только плавал. Бьешь уже в пустые ворота, а он в воде на полпути замирает. Кое-как 1:1 сгоняли. Таким мокрым и чумазым с футбольного поля я больше никогда не уходил.

- Не боялись, что так и застрянете надолго где-нибудь у черта на куличках, а в московских командах о вас никто и не вспомнит?

- Я слишком люблю футбол, чтобы пасовать перед трудностями. Не взяли бы меня в столичный клуб, поехал бы в провинцию. В первый дивизион, во второй. Играл бы там, где был нужен, терпел и ждал бы, что судьба, возможно, подарит шанс подняться. Впрочем, и в дубле, и в "Томи" меня не покидала уверенность, что рано или поздно в премьер-лиге не затеряюсь.

"ТОРПЕДО"

- Но останься в "Торпедо" Виталий Шевченко, похоже, и вы могли бы в Томске подзадержаться?

- При Шевченко дорога в "Торпедо" для меня, полагаю, была закрыта. Ну не нравился я ему, хоть ты тресни! Понятия не имею, с чем это связано. Никаких конфликтов между нами не было. Помню, один эпизод. Заключительный сбор мы проводили в Сочи, оттуда и полетели на стартовый матч сезона в Воронеж. Шевченко меня перед этим хвалил, сказал, что впервые включит в заявку на игру. Прибыли мы в Воронеж, и вдруг он вызывает: "Извини, но в число 18 ты не попадаешь. Бери билет на поезд, дуй домой". Я был страшно разочарован. Отвернулся, чтобы он не увидел моих слез. Почему тренер так поступил? Если не рассчитывал на меня, мог бы еще из Сочи вместе с дублем в Москву отправить.

- А далее были печально знаменитые 1:4 от "Сатурна", совпавшие с вашим долгожданным дебютом в стартовом составе, и слова Шевченко о том, что торпедовская молодежь, мол, никуда не годится...

- Меня тогда даже Алешин постарался поддержать: "Не переживай, ты по-прежнему в нашей команде. Я вижу, что у тебя есть перспективы..." Перед "Сатурном" в "Торпедо" косяком пошли травмы, дисквалификации, и Шевченко привлек нескольких дублеров, включая меня. Не спорю, отыграл я не лучшим образом. Но когда начался матч, Шевченко каждые пять минут стал выбегать к бровке и орать мне: "Что ты делаешь?! Что ты делаешь?!" В голове и так-то от волнения был сплошной туман, а тут и вовсе паника охватила. И вскоре я уже паковал вещи в Томск. Ничего. Думаю, сейчас доказал ему, что как игрок все же чего-то стою.

- А между Петраковым и Петренко много общего? Они ведь одной, торпедовской, закваски.

- Одинаковых тренеров не бывает. У каждого есть что-то свое. Да и как люди они совершенно разные. Петраков вспыльчивый, резкий, наговорить может что угодно. Петренко же значительно спокойнее. Когда я вернулся из Томска, он мне просто сказал: "Работай. Я в тебя верю". А мне больше ничего и не требовалось.

- Какие вы чувства испытываете, выходя на поле Лужников в ранге одного из лидеров чемпионата и видя на роскошной арене горстку зрителей?

- Обиду. Если на трибунах мало болельщиков, какие бы команды ни встречались, игра чаще всего получается скучной. Жалко, что в Москве народ перестал ходить на футбол семьями. Раньше в тех же Лужниках много детей было, даже бабушки внуков приводили. А нынче на стадионах в основном фанаты собираются - поорать, выпить, с милицией поскандалить. ..

- За границу вас когда-нибудь приглашали?

- После школы знакомый агент грозился организовать смотрины в Бельгии. Но родители и мой первый тренер, Юрий Карнов, отсоветовали. Я предпочел дубль "Торпедо" и, убежден, не прогадал. В 17 лет за рубеж одному отбывать рановато.

- А в какой из пяти элитных европейских чемпионатов вы бы согласились поехать, если бы это зависело исключительно от вас?

- В английскую премьер-лигу. На мой взгляд, там самый захватывающий футбол.

СУД

- А что за история приключилась с вами несколько лет назад, в результате чего вы на короткое время даже стали "невыездным"?

- Началось все с того, что в 2001-м двоюродный брат на моей "девятке" стал виновником аварии. Я в тот момент был с "Торпедо" на сборе на Кипре. Брат сразу успокоил: "Не волнуйся, все сам решу". Время шло, он ушел в армию, а я уже успел забыть об этом случае. Но в прошлом году меня вызвали в молодежную сборную на гостевой матч с Албанией. В аэропорту при прохождении паспортного контроля внезапно говорят: "Молодой человек, у вас проблемы. Вы не имеете права покидать страну". Руководство сборной попыталось объяснить, что я футболист и выезжаю всего на несколько дней, но тщетно. Из России меня не выпустили. Сборная улетела без меня. Сказать, что был в шоке, значит, не сказать ничего.

- Вам объяснили причину задержания?

- Да. Оказывается на меня подали в суд владельцы автомобиля, который разбил мой братец. Он только обещал быстро все уладить, но ничего не сделал. "Девятка" же была оформлена на меня, поэтому по закону и стал ответчиком в суде. Выяснилось, что мне уже полтора года шлют повестки. Вот только направляли их по адресу моей прописки в коммунальной квартире, где из нашей семьи давно никто не проживает. И как я мог об этом узнать?

- Чем же все закончилось?

- За границу на сбор с "Торпедо" я смог полететь уже через неделю - эту проблему удалось решить. А судебное разбирательство, как водится, растянулось надолго. Деньги в конце концов выплатил я, хотя ко всей этой истории никакого отношения не имею. Но ведь речь шла не о чужом человеке. А о брате, пускай двоюродном. Когда сможет - все вернет.

БЛИЦ

- Кто ваш лучший друг?

- Жена. От нее у меня секретов нет. С ней всегда делюсь самым сокровенным.

- У вас есть какие-нибудь комплексы?

- Иногда в силу характера стесняюсь о чем-то попросить, сказать что-нибудь лишний раз. И еще не выношу торговаться.

- Татуировку на плече давно сделали?

- Года три назад. Это уссурийский тигр. Я обожаю этих зверей. Когда в зоопарк прихожу, первым делом спешу к клетке с тиграми. Если когда-нибудь у меня появится свой большой загородный дом, даже хотел бы завести тигренка.

- Жена-то одобрит?

- Не сомневаюсь. Она тоже любит тигров.

- Какую самую тяжелую физическую работу приходилось выполнять?

- Наверное, это моя первая взрослая предсезонка. С непривычки ежедневный 10-километровый кросс осилить было безумно тяжело. Боялся, что не выдержу. Бежал и думал: "Все, сейчас упаду". Но потом ловил себя на мысли: "Стоп. Остальные-то бегут. Чем я хуже?" В общем, сумел себя перебороть. Уставал так, что, когда вечером возвращался в свой номер, падал на кровать и засыпал еще до того, как моя голова касалась подушки.

- У вас есть нефутбольная мечта?

- Научиться играть на гитаре. В детстве предлагали брать уроки, но помешала лень. Теперь жалею.

- Выходные обычно как проводите?

- Главное - хорошенько выспаться. Если время есть, гуляем с Оксаной по городу, на дачу ездим. Недавно всей командой побывали в театре Вахтангова.

- И часто в "Торпедо" такое практикуется?

- Пару раз в год. Инициатива обычно исходит от нашего капитана Сергея Кормильцева. Ходим в театр, на концерт, в боулинг-клуб. У нас дружный коллектив.

- А без чего вы не можете представить свою жизнь?

- Без жены. И без футбольного мяча.

Александр КРУЖКОВ