Газета
17 октября 2003

17 октября 2003 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

КАК ДЕЛА?

Борис РАЗИНСКИЙ

Родился 12 июля 1933 года в Люберцах. Вратарь. Заслуженный мастер спорта. Выступал за команды ЦСКА, "Спартак", обе - Москва, "Динамо" Киев, "Металлург" Липецк, "Черноморец" Одесса, "Арарат" Ереван. Олимпийский чемпион 1956 года. Обладатель Кубка СССР 1955 года.

- Чем сейчас занимаетесь, Борис Давыдович?

- Я на пенсии. В 70 лет тяжело уже активно работать. Рад, что нахожусь в добром здравии. Стараюсь ежедневно поддерживать физическую форму. Жаль, в футбол уже практически не играю.

- Во время недавнего празднования юбилея не устали от шумихи вокруг своего имени?

- Очень рад, что меня не забыли и уделили столько внимания. Вы не представляете, как было приятно, что меня поздравил президент России. Вообще, сейчас ситуация с обеспечением ветеранов значительно улучшилась. Во всяком случае, мы, олимпийские чемпионы, забытыми себя не чувствуем.

- Каким командам сопереживаете?

- Главное внимание - сборной России. Очень переживаю за Симоняна и Ярцева, хочется, чтобы у них все получилось. А российский клубный футбол мне неинтересен. Считаю, в наше время мастера были совсем иного уровня. Удивляюсь, как можно брать в команду легионеров такой низкой квалификации? Да в наше время в спортшколах тренировались тысячи таких же молодых ребят! Думаю, во многом виноваты президенты клубов. Во-первых, главное, что их сейчас занимает, - бизнес. Отношения строятся на уровне "купи-продай", причем часто в это вовлечены и тренеры. Во-вторых, давно пора приглашать молодых наставников. Рад, что в нашем футболе появились Шалимов, Чернышов. Эти ребята сами поиграли на уровне сборных, видно, что они люди творческие, а не дельцы.

- У вас тренерская карьера не сложилась. Почему, например, вы лишь несколько дней в 2001 году возглавляли новороссийский "Черноморец"?

- Меня назначил глава администрации Новороссийска, президент клуба. Но, к сожалению, там не он всем командовал, а люди, которые содержали "Черноморец". Им-то я и не понадобился: не сошлись в некоторых принципиальных вопросах. Обидно, что не дали нормально заняться постановкой игры, творчеством. Цели у клуба были в тот момент не спортивные.

- Вы прославились не только виртуозной игрой в воротах, но и действиями в атаке. Специально как-то отрабатывали удары, обводку?

- В юности уделял этому какое-то время. Вообще, всегда любил играть впереди, забивать голы. Чего там скрывать, умел это делать. Но так как всегда был основным вратарем команд, за которые играл, тренеры моего увлечения атакой не разделяли. Сейчас-то я их понимаю, ведь получишь в чужой штрафной травму - оставишь команду без основного голкипера. А в молодости жутко обижался.

- Молодым не посоветуете, как до 40 лет продолжить карьеру?

- Самое важное - хотеть играть. Если тренер видит, что ты не слабее конкурентов, то обязательно доверит место в составе. К тому же я всегда соблюдал режим.

- Сейчас много претензий предъявляется судьям. У вас как складывались с ними отношения?

- Раньше арбитры тоже ошибались, но в каких-то закулисных играх их так часто не обвиняли. Мы, кстати, со многими судьями дружили - все-таки вместе институт оканчивали.

- Игроки на поле в ваше время были сдержаннее?

- Тут как посмотреть. Возмущались мы, конечно, реже. Но в исключительных случаях могли обидчику и ответить. Иногда даже по физиономии двинуть. Это сейчас за такое могут дисквалифицировать матчей на 10, и ты лишишься солидных денег. А тогда мы играли по большей части ради удовольствия и были свободнее в выборе профессии. Могли на все наплевать и без особых материальных потерь пойти на завод.

- Какое из воспоминаний самое яркое?

- Олимпиада 56-го. Не могу выделить в этом грандиозном событии что-то одно - игры в памяти слились в одно яркое пятно. Никогда не забуду, как нас встречали в Москве. К тому же в Мельбурне познакомился со многими спортсменами, с которыми потом дружил: Владимиром Куцем, Аркадием Бочкаревым, Ларисой Латыниной...

Сергей ДЕРЯБКИН

Материалы других СМИ
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...