Газета
14 сентября 1998

14 сентября 1998 | Теннис

ТЕННИС

US OPEN-98

Татьяна HAУMKO

ПОДАЮЩИХ НАДЕЖДЫ МНОГО, НО САФИН - ВНЕ КОНКУРЕНЦИИ

Евгений РУБИН

из Нью-Йорка

ПОКА ЧЕСНОКОВ НА КОРТЕ - Я С НИМ

- А вы знаете, что на этом чемпионате играют 7 человек с нашей Ширяевки? - заявила мне, едва мы успели поздороваться, Татьяна Наумко, с которой мы регулярно встречаемся раз в год в это время на стадионе Национального теннисного центра. Ширяевкой московские спартаковцы называют свой стадион на Ширяевом Поле в Сокольниках.

По тону моей собеседницы легко было понять, что сообщенный ею факт вызывает у нее чувство гордости. В ответ я признался, что для меня, живущего в Америке 20 лет, самым удивительным в ее сообщении было не это, а одно короткое словечко - "нашей".

-К вам-то Ширяевка какое отношение имеет? Вы ведь теперь не в Москве живете?

- Но я там много лет работала. Там вырос мой любимый ученик Андрюша Чесноков.

-Насколько я знаю, теперь вы поселились в Америке.

- Да, я вышла замуж за американца и с 1991 года здесь.

Муж Татьяны Федоровны вместе с ней аккуратно является на матчи, и за кулисами он всегда в компании российских тренеров.

-Судя по тому, что ваш муж чисто, без акцента, говорит по-русски, он эмигрант?

- А кто в Америке не эмигрант? Родители привезли моего мужа сюда 47 лет назад маленьким ребенком.

-Где вы поселились?

- Неподалеку от Нью-Йорка, в штате Коннектикут, в городе Страдфорд. Но в Америке я бываю довольно мало. До сих пор подолгу разъезжала вместе с Андреем. И рада этому. Во-первых, я люблю свою работу. Во-вторых, в разъездах встречаешь старых друзей. А заводить новых человеку не первой молодости трудновато.

Андрей Чесноков одним из первых в России вышел на арену профессионального тенниса и громко заявил о себе. Они с Наумко вместе работают много лет. И хотя Чесноков делит свое время между Москвой и Парижем, где у него есть постоянное жилище, а ее дом - по другую сторону океана, их сотрудничество продолжается.

-Почему не приехал Андрей в Нью-Йорк?

- Должен был приехать. И в список участников был включен. Но с ним случилась беда. Сезон складывался удачно. Андрей попал в четвертьфинал на турнире в Праге, выступал на Открытом чемпионате Франции, потом еще в нескольких соревнованиях участвовал. Начал готовиться к US Open. И вдруг повредил на тренировке сухожилие руки во время приема подачи. Его с острой болью увезли в больницу. Я возвратилась с мужем из отпуска и нашла на телефонном автоответчике такую запись: "Татьяна Федоровна, прежде чем слушать дальше, сядьте. Меня опять прооперировали". Ему сделали пересадку сухожилия. Он выбыл из строя на три месяца. Эта операция - четвертая за год.

-Захочет ли он снова выйти на корт? 32 года для теннисиста - не шутка.

- При первом нашем разговоре после операции он, сказал, что надоело лежать в больницах, и, видимо, придется заканчивать. А вчера мы с ним снова беседовали. Говорит, что начинает бегать. Я дала трубку всем нашим спартаковцам, передала привет от Ивана Лендла, Джона Макинроя, Пэта Кэша. Он услыхал эти имена и говорит: "Нет, никогда мне, наверно, не перестать играть. Назвали вы эти имена и зажгли они меня". Так что настроение у него неопределенное.

-А вы считаете, что ему следует продолжать играть?

- Для меня главное - чтобы он стал опять вполне здоровым человеком. А там пусть сам решает, что ему делать дальше. Перед последней травмой мне пришлось его мучить, заставить пройти через боль, преодолевать себя. И он восстановился. Сейчас цель та же.

-Ну а если его карьера окончена, что будете делать вы? Ведь сейчас он - единственный ваш ученик. Планируете взять других?

- Когда Андрей перенес операцию руки, и он, и я испытали шок. Что делать? Как быть дальше? Я думала: кто я? Тренер? Пенсионер? Полная неопределенность. Теперь мы оба успокоились. У меня есть разные предложения. В том числе и такое: взять нового ученика, помоложе. Но я пока внутренне к этому не готова. Пока Чесноков на корте - я с ним. А там буду думать.

ЛИДЕРЫ ПРИЕХАЛИ СЮДА ВО ВСЕОРУЖИИ

-Перейдем теперь от личных проблем тренера Татьяны Наумко и теннисиста Андрея Чеснокова к общим - вашего спорта. Работа с Андреем заставила вас особенно пристально следить за мужским профессиональным теннисом. Как он выглядит на нынешнем US Open?

- По-моему, характерен этот чемпионат тем, что игроки, которые получили преимущество при жеребьевке, показали свою силу. Обычно в первых кругах таких турниров куда больше потерь в их рядах. Из игроков первой десятки рано выбыли лишь чех Петр Корда и чилиец Марсело Риос.

-Чем вы объясняете, что получилось именно так?

- На предыдущих турнирах "Большого шлема" молодые как бы огорошили ведущих. Те не были готовы к их нашествию. А к US Open лидеры подошли во всеоружии.

-Кого бы вы выделили?

- Жаль, что не могу отметить Женю Кафельникова. Хорош в течение всего чемпионата был Сампрас. Но трудно ему стало выдерживать напор тех, кто помоложе. Понравился мне Иванишевич. Он перестал уповать только на могучую свою подачу, научился гасить в себе эмоции при неудачах. Мне кажется, он стал лучше двигаться, уверенней действует на задней линии. В общем, его прогресс для меня очевиден. Агасси как был, так и остался вольным художником. Если его муза посетила, он неудержим. Но за вспышками у него следуют провалы.

-Что скажете о молодых?

- Неплохих много. Но наш Сафин - вне конкуренции. Он на голову выше всех из своего поколения. Среди других будущие Макинрои и Сампрасы не проглядываются.

-Не кажется ли вам странным, что "порвалась связь времен" в американском теннисе и за спиной теперешних звезд пустота?

- Но так ведь и раньше бывало. Перед появлением Сампраса говорили: вот уйдут Макинрой и Джимми Коннорс, и некому их заменить. Однако нашлась замена. Ну а не будет - наши вырвутся вперед. Что же до Америки, то здесь, во-первых, несколько снизился у молодежи интерес к теннису. Возможно, это временное явление. А во-вторых, американцы настроены менять систему подготовки молодых игроков. В Европе для них сейчас гораздо больше турниров.

-Так ведь и среди европейцев нет таких, как Сафин.

- Верно. Столь очевидно яркого таланта не видно.

-Вы давно знаете Сафина?

- С самого рождения. Что это незаурядное дарование, стало ясно, еще когда он был ребенком. Вероятно, наследственность сказалась - его мать Рауза Исланова была хорошей теннисисткой. Но такого внезапного и быстрого скачка никто не ожидал. Тут, как мне кажется, при его прекрасных природных данных физической мощи, высоком росте в сочетании с тонкими мышцами, быстроте - проявился твердый мужской характер.

-Сказалось ли на его судьбе то, что он переехал в Испанию?

- По-моему, да. Он уехал в то время, когда наша спартаковская школа находилась на перепутье. Никто не знал, сохранится ли она или ее закроют. Некому было платить за аренду. Да и сейчас еще этот вопрос не снят с повестки дня.

-Закономерно ли, что российский теннис выдвинул такого парня, или это - случайность?

- Талантливые ребята у нас есть и кроме Сафина. Но раскроются ли они, трудно сказать. Мало у кого из родителей есть необходимые для того, чтобы они росли, деньги. Их, денег, нужно много. А как найти спонсора? Материальные проблемы и психологию тренеров изменили. Надо заработать на жизнь. Значит, иметь много часов, много учеников. Раньше об оплате тренеров, о благополучии одаренных спортсменов заботилось государство. Правда, и в других странах государство в стороне, а талантов тоже нет. У нас-то они есть. Но пора оценить то хорошее, что было в нашей прежней системе. В Испании удалось сделать так, что занятия теннисом стали доступны простому человеку. В Америке хотят к этому прийти.

-Другими словами, что-то позаимствовать у прошлой российской системы. А России удастся это позаимствовать?

- Пока мы это разбазарили.

На такой невеселой ноте завершился наш разговор. Прощаясь с Татьяной Наумко, я выразил надежду, что ко времени нашей новой встречи на US Open система подготовки теннисистов в России сделает решительный шаг вперед.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...