19 января, 09:10

«Ходить к косметологу? Для меня это зашкварно». Немков: футбол под капельницей, армия, барберы

Читать «СЭ» в
Ни слова про ММА.

С чемпионом Bellator Вадимом Немковым мы встретились в Москве, когда он приехал поддержать старшего брата Виктора на очередном турнире. В нашем этом интервью не было вопросов про бои. Это был разговор о жизни, быте и роскоши.

— Читал ваши комментарии в инстаграме и ютубе. Все отмечают вашу скромность. Это все-таки скромность или стеснение?

— Наверное, скромность. Если я начинаю что-то такое говорить, мне потом от матушки прилетает. Если, например, какие-то фразы дерзкие вставляю. Из последнего? Когда был бой с Райаном Бейдером, я сказал, что я лучший полутяж. И первым человеком, кто мне предъявил, была моя матушка. Хотя я потом с ней поговорил: «Ну, ма, что мне говорить?» Потом еще прилетело по шапке.

— В комментариях у вас было следующее: «Односельчане с Казахстана уважают династию Немковых». Какая у вас связь с Казахстаном?

— Я родился в Казахстане. Это Кустанайская область. Я родился в небольшом поселке. И в 98-м мы переехали из Казахстана в Белгород. Там [в Казахстане] у меня осталось очень много родственников и друзей.

— Почему именно Белгород?

— Из нашей деревни начали уезжать родственники, друзья. Младшая сестра мамы уехала в Белоруссию. Она говорила: «Поехали с нами. Приезжайте к нам жить. Тут хорошо». В принципе поменяли шило на мыло. Та же деревня. Только Белоруссия. Батя поехал, посмотрел: ему не понравилось. Не было смысла менять что-то, если там то же самое. А другие друзья семьи уехали как раз в Белгородскую область — в Томаровку. Батя приехал туда, и ему очень понравилось. Рядом с Белгородом — 20 км, и работа была.

— Кто отец по профессии?

— Водитель обычный. В колхозе где-то работал.

— А мама?

— Мама тоже рабочая. Тоже из простой семьи.

— Что-нибудь за шесть лет в Казахстане запомнилось?

— Я запомнил, что у нас там периодически выключали свет. Было нереальное хозяйство, огромное. И то, что там холодно.

— Хозяйство — имеется в виду коровы?

— Коровы, поросята у нас там были. Поросят около 100 штук. Когда уезжали, это все распродали.

— Родители заставляли работать?

— Ну в шесть лет особо никто не трогал. Когда приехали в Белгород, там по привычке завели хозяйство. Там уже приходил со школы, и у меня задача была в сарае где-то поработать. А потом шел на тренировку.

— Любите вообще работать?

— В кайф когда. Люблю работать, когда мне это надо. На огороде особо нет.

— Отлистал ваш инстаграм. Первые посты — с футбола. После футбола решили завести инстаграм? Или как?

— Именно в то время инстаграм начал набирать популярность. До этого сидели во «ВКонтакте». Завел инстаграм, сходил на футбол, сфоткались и выложил. Пригласили на матч «Спартака» и «Зенита». Такая атмосфера была! Понравилось там! Но я не очень понимаю российский футбол. Игроки высокого уровня, но смотреть неинтересно мне. Нет паса, индивидуальной игры. Десять раз пас отдадут, восемь раз не отдадут товарищу по команде. Когда смотришь Лигу чемпионов, то там другой уровень игры, другой пас, давление. Игроки бегут, стараются, борются. А у нас я такого не вижу. Да, бывают редкие игры, когда выйдут и принципиально зарубаются.

— За кого в России болеете?

— Ни за кого. Знаю, что есть «Спартак», «Зенит», «Локомотив», «Динамо», ЦСКА. Если какой-то матч типа ЦСКА — «Зенит», то могу посмотреть.

— А в Европе?

— Там тоже такого нет. Не могу сказать, что я фанат «Реала», «Барселоны». Но мне нравится, как играют Роналду, Мбаппе, Месси. Когда играют команды, где есть такие игроки, это вызывает повышенный интерес.

— У вас есть рецепт просмотра футбола?

— Футбол обычно идет вечером. А мы постоянно тренируемся, грузимся. У меня просмотр футбола — это, скорее всего, под капельницей. Ставлю восстановительные капельницы для сердца, чтобы потом на тренировке чувствовать себя нормально.

— Могли стать футбольным фанатом?

— Нет, вообще не затягивало это. Я всю жизнь в спорте. Я считаю, что это левые движения.

— Мне рассказывали, что в Московской области есть зоны, где специально выращивают животных под охоту. Это так?

— Да, это везде есть, где леса. Такого нет, что в загоне вырастили, ты пришел туда, стрельнул и все. Есть леса, которые берут в аренду, берут тысячу гектаров. И они занимаются разведением зверя. Они его кормят, следят, ухаживают, охраняют от браконьеров. Если не охранять лес, то лес можно выбить за год, наверное. Зайдешь туда, там будет пустыня Гоби. И поэтому у браконьеров появились тепловизоры, ночные прицелы, машины, на которых можно заехать. Охранять — это тоже очень тяжело.

— Охота стала хобби. Животных специально выводят, выращивают. Заплатил и пошел выстреливать. А с моральной точки зрения это правильно?

— Дети у меня спрашивали, откуда берется мясо. Я им говорю, что на охоту иду за мясом. А не для того, чтобы убить зверя. Они же не понимают, что для того, чтобы добыть мясо, нужно убить зверя. Они привыкли видеть в магазине, как мясо продается. Был такой момент. Ну, когда вырастут, поймут.

— Сами ходите в такие места?

— Если честно, да.

— Посмотрел ваше интервью Schmo. Почему не отдали его полностью на откуп Молдавскому?

— Я понял, о чем журналист спрашивает. У меня проблема в том, что словарный запас слабый. Да и понимал, что Валик не то переводит. Дело в том, что я был в шоке от этого чувака. Он ходил спокойный-спокойный, а потом подошел к нам. Мы с ним спокойно разговариваем. Девчонка говорит: «Начинаем?» — «Пишем. Вадим, готовы?» И он: «What is???» Как попер! Мы с Вальком: «Вот пацан! Он, конечно, отыгрывает». А так в жизни он другой чувак. И тут парень как бы включился. Мы очень удивились. Шок был, когда чувак кардинально поменялся в обратную сторону.

— Видел в инстаграм ваши фотки с Таймс-сквер. Вспомнил сцену из первого «Человека-паука», где вылетает Гоблин. У вас такого флешбэка не было?

— Нет. Когда идешь по Нью-Йорку, вспоминаешь фильм «Кинг-Конг». Он же бегал, прыгал по этим зданиям. Зимой я там не был. Но летом видны все эти вывески, театры в центре.

— Любимый фильм по итогам 2021 года?

— Я посмотрел хороший сериал в этом году — «Видеть». Он про то, как в наше время напала инфекция. А в далеком будущем у людей пропало зрение, и люди научились жить без него. Они только слышали. Но все равно начали рождаться люди, которые видели. Их приравнивали к ведьмам, были гонения. Получается, это будущее, но там люди опять [бьются] на мечах. Потому что не видишь, куда стрелять.

— К вставным зубам как относитесь?

— Винирам? Ну, если есть деньги, то нормально. Я слышал, что сильно стачивают зубы и потом ставят виниры. Красиво все. Если у тебя есть уверенность в будущем, что у тебя всегда будут деньги, это одно, никаких проблем. А так мало ли что в жизни может произойти. Не дай бог, у тебя не будет денег, а у тебя будут отпадать виниры. Получается, из нормальных зубов сделал себе обрубки.

— Бойцам ММА разрешено делать виниры?

— Конечно. Капу надел, и все.

— А что насчет татуировок?

— У меня нет такого: «Это плохо». Кому-то это нравится, кому-то не нравится. У меня просто нет такого изображения, которое бы я набил и оно не надоело бы мне через год-два. Я в армии служил в спецназе ГРУ, и там тоже под дембель все начали татуировки бить. Мне понравилась татуировка у одного пацана на груди — планета, летучая мышь. Ему ее классно набил один парень со старшего призыва. Он ушел, а я через полгода только уволился. Этот армеец красиво делал. Может быть, я психанул и сделал бы. Но я бы стопудово сделал, если бы поехал где-то воевать. А так год отслужил, четверть года в нарядах отстоял, и прийти потом забитым мышками летучими и с надписями «спецназ»? Вот этот момент меня еще отдалил [от татуировок].

— Победа не повод набить?

— Пояс, что ли, набить? Нет. Не понимаю людей, у которых набит лев, но выглядит как собака, тут набит иероглиф, тут набита какая-то женщина, тут набит цветочек. И думаешь: «Ты бьешь, что видишь?» Мне этот момент не нравится.

— К барберу часто ходите?

— Раз в две недели стараюсь.

— У вас есть такое, что через неделю бой и вы планируете поход к барберу?

— Да, такое есть. Я выезжаю в Америку за 10 дней до боя, за день до выезда иду стричься. Потому что медиа, фотосессии.

— После боев у вас часто сечки. Это нужно, наверное, к косметологу ходить?

— Нет, до этого пока не дошел. Слава богу.

— Почему слава богу?

— Для меня это зашкварно. Раньше для меня и в барбершоп было зашкварно ходить. Ходил стричься в парикмахерскую до этого. А по поводу косметолога, то это все само затягивается. У меня шрамов под глазами очень много. В последнем бою я и соперник столкнулись головами. В перерывах мне туда вазелин запихнули и так останавливали кровь. И после боя все прошло. Зашли в подтрибунное помещение, подошел врач и зашил рану. Я в номере спиртовой салфеткой все протер. Надо было выпить что-нибудь противовоспалительное. Утром встаю: у меня глаз начал закрываться, дико начал болеть шов. Прикинь: там пот, вазелин, кровь. И у нас до Белгорода четыре пересадки было. На первом перелете я засыпаю, глаза открываю, правый открывается, левый ни фига. Пока я домой ехал, у меня лицо пульсировало, отекло. В Москве купил лекарство, выпил, и глаз чуть приоткрылся. Пришлось антибиотики пить. А так, наверное, надо было вскрыть рану, почистить. Но там все рассосалось.

— Я порылся в ваших роликах во «ВКонтакте». И там много шуток на тему армии. Есть у вас такое: «Не служил — не мужик»? Я не служил в армии, например.

— Видать, у тебя были свои причины, другие планы, которые не пересеклись с армией. Или ты просто не захотел. У меня нет ни на что такого критичного взгляда. Есть такие люди, которым нужно сходить в армию, которые сидят на родительской шее. Вот таким надо. Если человек не служил — не служил. Служил — молодец. Служил в спецназе, ВДВ, морской пехоте — вообще красавчик.

Анар Ибрагимов

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости