«Петр не боялся никого и никогда». Интервью с первым тренером чемпиона UFC

Илья Андреев
Шеф отдела единоборств
20 июля 2020, 16:00

Статья опубликована в газете под заголовком: ««Ян не боялся никого и никогда»»

№ 8241, от 21.07.2020

Петр Ян и его тренер Николай Суржиков. Петр Ян и его тренер Николай Суржиков. Петр Ян с братом Алексеем и тренером Николаем Суржиковым. Петр Ян с братом Алексеем. Тренер Петра Яна Николай Суржиков (в центре). Петр Ян и его тренер Николай Суржиков.
Петр Ян в детстве вместе с семьей переехал в Дудинку, город за полярным кругом. Там Петр начал заниматься боксом — под руководством Николая Суржикова, последовав примеру старшего брата Алексея. В интервью «СЭ» тренер рассказал, каким будущий чемпион UFC был в те времена.

Дудинка

— Вы сказали, что вам нужно разгрузить судно. Чем занимаетесь?

— Только мы не разгружаем судно, а отправляем его на Север. Это судно с товарами. У нас речная навигация открыта с июня по октябрь, в это время на Север завозятся товары.

— Вы сейчас в Красноярске?

— Да. Переехал сюда около семи лет назад. Здесь были планы по работе, здесь мои друзья, знакомые, я тут учился. Вот и решил вернуться.

— Продолжаете тренировать?

— Тренирую в свободное от работы время. Есть ребята, с которыми мы вместе тренируемся, где-то что-то подсказываю. Ставил ударную технику самбисту Дмитрию Андрюшко. Он сейчас в сборной, показывает неплохие результаты, этоподающий надежды спортсмен-тяжеловес.

— Но тренируете не на регулярной основе?

— Да. Я всегда тренировал для души, мне сам процесс нравится.

— Секцию бокса в Дудинке вы открыли?

— Нет, почему? Там была федерация бокса, оттуда вышли многие именитые боксеры, прославлявшие Россию. Просто вошел в это движение, начал тренировать свою группу.

— Там же город сам по себе небольшой, 20 тысяч человек всего. Обычно в таких спорта нет.

— Когда я приехал, в городе бокс, наоборот, был жестко развит. Было много мастеров спорта, чемпионов Красноярского края, России. Хорошо была поставлена классическая борьба. Вообще, секций было много. Город спортивный.

— Вы там родились?

— Я родился в Усть-Абакане, Хакасия.

— Когда переехали в Дудинку?

— В 1993 году.

— Сколько вам тогда было лет, получается?

— 25.

Петр Ян.
Петр Ян и его тренер Николай Суржиков.

— По работе переехали?

— Да, по работе. Я тогда работал в «Норильском Никеле» музыкальным руководителем. У нас был спортивно-оздоровительный комплекс, а в нем — спортивные секции, там развивалась и культурная деятельность.

— Получается, вы еще и музыкант.

— Да, это еще одно направление, которое мне нравится. Играю на разных инструментах. Вообще, изначально была задача организовывать разные мероприятия в Норильском промрайоне. Было много хороших вокалистов. Это вообще город талантов. Я песни писал. Есть такие, которые занимали высокие места на местных конкурсах. У нас был хороший начальник, он развивал спорт и культурную деятельность.

— Что из себя представляет город Дудинка?

— Хороший, красивый город. Стоит на реке Енисей. В 100 км от Дудинки находится Норильск, там сосредоточено предприятие «Норильский Никель», одно из самых крупных в стране. Город красивый, особенно зимой. Зимой тут постоянно ночь, летом — день. Народ очень отзывчивый. Думаю, в Дудинке понравится всем. Градообразующее предприятие — Дудинский морской порт. Он занимается переработкой груза в Норильский промрайон.

— В Дудинке в основном живут вахтовики?

— Нет, тут есть постоянно проживающее население. Но на вахту тоже приезжают. В Дудинке свой коллектив, своя администрация, свои органы управления, школа, медицина. Все развивается довольно на хорошем уровне, люди серьезно относятся ко всему, с ответственностью. Это, я так понял, еще с советских времен осталось.

— Самая низкая температура, с которой вы там сталкивались?

— Минус 54 градуса.

— И какие впечатления?

— У меня работа была в помещении, так что я не особо замечал морозы. У людей, которые трудятся на свежем воздухе, ощущения другие.

Петр Ян.
Петр Ян с братом Алексеем и тренером Николаем Суржиковым.

Зал бокса

— Какой была секция бокса в Дудинке в начале 2000-х годов?

— Там всегда был хороший коллектив, костяк боксеров состоял из кандидатов в мастера спорта и мастеров спорта. Они постоянно проводили соревнования, воспитывали, тренировали молодежь, которой было много. Да и соревнования были серьезные. Там очень круто все было сделано.

— Зал был все время битком?

— Да. Зал небольшой, а занималось много народа. Сергей Владимирович Голубев тогда руководил спорткомплексом, при его руководстве был порядок. Он помогал, давал молодым тренерам возможность развиваться. Дал и мне дорогу в будущее. Тренироваться можно было с утра до вечера, секции были бесплатными, медицинское сопровождение на всех соревнованиях. К этому делу относились серьезно.

— В общем, не какой-то зал в подвале, а нормальное помещение?

— У нас как было: был большой баскетбольный зал и зал бокса, не такой большой, но постоянно был забит и оснащен снарядами. Многие снаряды были изготовлены самостоятельно, но потом уже начали закупать. Понятно, что сейчас уже все по-другому, но там была своя аура, все боксировали, дружно шли к своей цели.

— Плакаты каких известных боксеров висели на стенах?

— Дергачев у нас один из основателей, еще сейчас в Дудинке проводится турнир имени Виктора Крауса — легендарного боксера, неоднократного чемпиона Красноярского края, победителя турниров вооруженных сил. Он скоропостижно ушел от нас, теперь у нас проводится турнир его имени.

— То есть все свои, никаких Майков Тайсонов и Артуро Гатти?

— Раньше точно не было. Все свои фотографии, плакаты. В советском стиле.

— Ринга не было?

— Маленький был, стоял с краю. Небольшой, но на этом ринге было хорошо тренироваться, навыки набирались лучше. Ведь дистанция между боксерами маленькая, нужно было проявлять технику, уметь скручивать, уходить.

Петр Ян.
Петр Ян с братом Алексеем.

Алексей Ян

— Сейчас зал еще жив, работает?

— Зал бокса перевели в большое помещение, полностью отдали второй этаж. Там сейчас очень хороший зал, есть новые снаряды, тренажеры для физической работы, штанги, душевые кабины. Внизу — тренажерный зал. Условия хорошие.

— Стало ходить меньше людей?

— Там сейчас всем руководит Игорь Валерьевич Насонов, мы с ним вместе тренировали. Тренировал там и Алексей Ян, старший брат Петра. Он тренировался у меня как раз. Я редко встречал таких парней, как он. Все турниры выигрывал, все телевизоры и магнитофоны себе забирал за лучшие бои. Петр, мне кажется, всегда гордился братом, вот и пошел за ним.

— Расскажите про Алексея. У них с Петром разница в четыре года?

— Да. Алексей ко мне пришел в 15-16 лет примерно. За год-полтора занятий он стал очень хорошим боксером, выигрывал все турниры, выезжал за пределы Красноярского края и тоже неплохо выступал. Леху у нас знают все.

— Он же крупнее Петра?

— Да, весовая категория у него другая.

— Какая?

— 67-71 кг и выше.

— Почему не смог продвинуться дальше уровня Красноярского края?

— Потому что он был занят зарабатыванием денег. Он зарабатывал деньги, работал, помогал семье, Петру, отслужил в армии. У него желание еще осталось, может, он придет и покажет, что умеет. Да и как тренер он интересный, у него постоянно какие-то ноу-хау. Приезжая в Красноярск, он вставал в пару с серьезными бойцами и побеждал. У него сильный характер, сильный удар, он отлично чувствует противника. До сих пор тренируется, поддерживает себя в форме.

— Насколько я понимаю, вы с ним общаетесь крепко.

— Он меня называет «батя» (улыбается).

— Выносливость у него такая же высокая, как и у Петра? Петр всех поражает этим качеством.

— Петр развил выносливость, тут все не просто так. Он постоянно тренируется ,не пьет, не курит, идет к своей цели. Самая главная особенность Петра — уверенность в своих силах. Если он понимает, что может выиграть, то так и будет. Он слов на ветер не бросает.

— Есть еще два брата Яна. Они оба младше Петра?

— Один — старше, другой — младше. Старшего Виктор зовут, младшего — Александр. Они в бокс не пошли, но, судя по генам, у них тоже хорошие качества могут быть. Редко встретишь таких парней, как Петр и Алексей.

Петр Ян.
Тренер Петра Яна Николай Суржиков (в центре).

Петр

— Каким был Петр, когда только пришел в секцию?

— 12 лет, ребенок, но глаза у него были уже как у взрослого. На тренировках он понимал, что такое шутки, как шутить. Он жил на улице, так что у него было совсем другое понятие жизни. Если он приходил, то для того, чтобы тренироваться, а не потому, что родители заставили. Он посмотрел на Алексея, увидел, что ему понравился этот вид спорта, и пошел за ним. Потренировался неделю и уже выступал. До этого он ходил на многие секции и везде показывал хорошие результаты. Генетика такая.

— С ним было сложно в плане воспитания? Вы сейчас сами сказали, что он на улице рос.

— Нет, наоборот. У него всегда была субординация, он всегда обращался ко мне «Николай Николаевич», не хамил никому из взрослых, не грубил. Никогда в жизни не пытался никого обидеть, наоборот. Все его стычки были, когда он заступался за слабых. Например, придет на тренировку новичок, данных нет — Петр его никогда обижать не будет. Если видел, что кто-то начинает с ним жестко боксировать, мог сделать замечание, сказать тому: «Пойдем, со мной побоксируем». А так, никого не боялся в жизни.

— Но не задиристый, судя по вашим словам.

— Нет. В основном, все вопросы, которые у него возникали на улице, были от несправедливости. Либо кто-то пытался действовать против него агрессивно, либо заступался. Он, хоть и невысокого роста, спуска никому не даст.

— Не приходилось спасать его из каких-либо ситуаций?

— Да он сам кого хочешь спасет (улыбается). У нас, когда соревнования проходили, Петр уже знал, с кем будет драться, знал, когда нужно пройти комиссию, когда бинты забинтовать, у него все это было. Бывает, дети бегают и забывают, что у них бой, нужно напоминать, а Петр готовился. Садился спокойно, бинтовался, разминался. Вот такой человек. Карточку боксера заполнял, все бои свои считал, все делал, как надо. Бинты поглажены, трусики и майка тоже. Думаю, и парфюм бы присутствовал, если бы был (улыбается). Если бы вы с ним пообщались, вам бы понравилось. У него нет звездной болезни, он со всеми парнями отлично общается, никогда не будет делать каких-то резких высказываний просто так. Я понимаю, сейчас идет трэшток, нужно иногда использовать его, но только в этом случае. А так, все, кто знает Петра, знают его как порядочного, хорошего парня.

— Вы сказали, что он никого никогда не боялся. Расскажите какой-нибудь пример, когда вы это поняли.

— Я вам могу сказать, что, когда против него выходили бойцы более высокого разряда, Петра не нужно было настраивать. Наоборот, ему надо было дать возможность решить самому, как он будет действовать, как будет побеждать. Такой человек. Мы с ним часто выводили бойцов, он мог помочь конкретным советом по технике или поведению. Поддерживал ребят, да и ребята за ним шли. Он был настоящим лидером.

— Когда Петр пришел, вы сразу поняли, что из него что-то получится?

— Естественно. Он пришел уже физически подготовленный, отлично двигался на ногах, выносливый. Главное — ему было интересно. Он занимался, постоянно тренировался, работал, внимательно слушал, не нарушал дисциплину.

— В чем выражалась физическая подготовка?

— Он же посещал различные секции. Он хорошо кувыркался, мышечный каркас у него был хороший, сила, координация движений. Я иногда даже советовал братьям: «Ребята, у вас, наверное, в танцах хорошо пойдет». Потому что координация у них отличная.

Еще при тренировке мы всегда использовали две стойки — и левую, и правую. Сейчас это помогает, хотя раньше многие эксперты бокса говорили мне, что это не нужно, но я считал иначе. Я в свое время изучал стиль Тайсона, он же тоже из двух стоек бил — смотрел, как он уходит и уклоняется. Я понимал, что при тренировке в двух стойках будет развиваться и левое, и правое полушарие. Понятно, что путь к цели занимает больше времени, но человек развивается разносторонне и в конечном результате его шансы будут выше.

И еще — город у нас небольшой, соревнований по боксу в год не так много, поэтому мы постоянно участвовали в других турнирах — по кикбоксингу. У Петра отлично работали ноги, он тхэквондо занимался. Да и от природы он гибкий. Алексей, его брат, тоже. Тренеры других команд подходили и просили: «Скажи Янам, чтобы они хотя бы раунд-два дали поработать».

— Читал, что в 14 лет Петр грузил баржи на Енисей, таскал мешки по 60 кг.

— Да, это было. Все через это прошли. И я тоже, когда приехал. Время-то тяжелое было, нулевые, разруха.

— Как Петр переехал в Омск?

— Он выиграл турнир памяти Баскова в Красноярске, это серьезный турнир. Петр тогда заканчивал 9-й класс, надо было определяться, решать, чем заниматься дальше. Была масса предложений от родственников. Мы общались с его мамой, с папой. Я им сказал, что Петр как минимум чемпион России и нужно, чтобы он шел дальше, тренировался. У Петра хорошая мама, он ее очень любит. Она посодействовала, приняла решение, что ему нужно продолжать спортивную деятельность. Так он уехал в Омск. Там его встретил будущий тренер (Юрий Демченко. — Прим. «СЭ»), там он продолжил спортивный путь.

— Вы тогда постоянно были с ним на связи?

— Ну, общались, конечно. Вообще, я стараюсь его особо не тревожить, у человека ведь свои дела. А так, созванивались, он приезжал в Красноярск. Петр — человек, который всегда помнит и с уважением относится к людям, которые ему помогли, да и вообще к взрослым. Он порядочный парень.

Петр Ян.
Петр Ян и его тренер Николай Суржиков.

— Расстроились, когда он решил перейти в ММА?

— Нет, он ведь тогда уже выиграл несколько турниров и стал мастером спорта по боксу, это было главным для меня. Это серьезный разряд, не каждый сможет его выполнить. Он выигрывал у серьезных оппонентов, но были соревнования, где его засуживали. Такой уж вид спорта, бывает несправедливость. Он перешел туда, где смог зарабатывать деньги, это его выбор. Думаю, он сделал этот выбор не зря.

— Ваш любимый бой Петра в ММА?

— У меня все любимые, но мне с Альдо очень понравился и первые его бои. Да все его бои я пережил, пропустил через сердце, поэтому не могу выделить какой-то конкретный.

— А в боксе?

— Он во всех боях впечатлял. У него часто была награда за лучший бой или лучшую технику. В Дудинке весь город собирался, когда они c Алексеем выступали, кричали: «Яны, вперед!». Они были легендарными парнями в то время.

— Что вы ему написали после того, как он стал чемпионом UFC?

— Я его поздравил в WhatsApp. Он должен приехать к нам в гости, приедет — переговорим.

— Приедет с поясом?

— Может, и с поясом, но для меня разницы нет. Он же родной для меня человек. В трудную минуту мы все равно будем рядом. Мне главное, чтобы у него все было хорошо, а у меня в жизни все нормально.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
7
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир